Вместе веселее

7 июня 2004 в 00:00, просмотров: 398

Что может объединять Россию, Украину, Белоруссию и Казахстан кроме географического положения? Единое экономическое пространство. Правда, когда оно будет создано — никто толком сказать не может. Последний саммит в Крыму был уже двенадцатым за год.

Выходит, не хотят страны объединяться или не могут договориться, на каких условиях это делать? Об этом рассказал “МК” замминистра экономического развития и торговли РФ Дмитрий Сухопаров.

— Каждая страна с точки зрения своих национальных интересов настаивает на своем и не приемлет другие предложения. И это понятно. Так что всякий раз приходится искать компромисс, чтобы выполнить пожелания одного и не ущемить при этом другого. Любое принятое решение должно быть взаимовыгодным. А это, поверьте мне, большая работа.

В том числе и поэтому страны решили привлечь специалистов извне. Сообщество выделяет средства, на которые будут заключены контракты с независимыми экспертами — учеными и консалтинговыми компаниями. Но ни в коем случае не с чиновниками.

— ЕЭП будет калькой Евросоюза?

— В какой-то мере да. Формирование ЕЭП будет проходить поэтапно, как в Европе. Сначала создадим общий рынок, свободный для передвижения товаров, снимем все границы в рамках Таможенного союза. И только потом объединим услуги, рабочую силу и капиталы. Последний этап — валюта. По ней, как известно, даже в Евросоюзе еще не все договорились, та же Англия не сдает свой фунт.

— Почему Россия так заинтересована в создании единого пространства? Зачем это нам?

— Нельзя говорить только о России, это нужно всем. Поймите, ЕЭП — это не политическая интеграция, а экономическая. То есть человек любой национальности нигде не будет ущемлен в своих правах. При этом политически страны остаются независимыми (свой президент, свой парламент и т.д.). Но экономики не могут существовать изолированно.

Безусловно, на первом этапе где-то кто-то может потерять. Но это неизбежно. И в Европе было так же, когда некоторым странам устанавливали ограничения на производство определенного продукта. Но одновременно с ограничениями эти же страны получили свободный доступ на единый рынок.

— А какие выгоды для конкретного человека, не нефтяного магната?

— Любое расширение возможностей всегда выгодно. Если рынок увеличится, для россиян это новые рабочие места и дополнительные прибыли бюджета.

— Могут ли к соглашению присоединиться другие страны? Или “кто не успел — тот опоздал”?

— В принципе могут. Но те, кто вступил изначально, сейчас формируют нормативную базу и продвигают свои интересы. А те, кто созреет позже, просто присоединятся к тому, что есть, и ничего “под себя” уже не изменят. Там, как мы думаем, будут Киргизия и Таджикистан, к этому идут и другие страны. Но одного желания мало...




Партнеры