Мэр Москвы выступил на Манеже

7 июня 2004 в 00:00, просмотров: 147

— Здесь центром города не пахнет — здесь пахнет трущобами! Жуть! — возмущался Юрий Лужков во время субботнего объезда города. Трущобами пахло на Берсеневской набережной. И этот дух не мог перебить даже аромат шоколада, доносившийся с “Красного Октября”.


Мэр заехал сюда не случайно. Он решил посмотреть, как идет строительство 200-метрового пешеходного моста от Берсеневской набережной к храму Христа Спасителя. Сейчас две его половинки монтируют вдоль берегов Москвы-реки, и со дня на день при помощи поворотных механизмов их соединят.

— В августе начнем монтировать подсветку, а 4 сентября, в День города, по мосту можно будет ходить, — отрапортовали строители.

— Мост — самая важная часть новой туристической программы “Золотое кольцо Москвы”, — сообщил зам мэра Иосиф Орджоникидзе. — Не будет моста — и “Золотого кольца” не будет.

Мэр внимательно всех выслушал и поинтересовался, сколько мост стоит.

— Монтаж — 396 миллионов рублей, — бодро ответил министр правительства Москвы г-н Росляк. — Архитектурно-художественное оформление — еще дороже.

— Сколько-сколько? Я что-то не понял... — произнес Лужков.

— Э-э-э... 396 миллионов. Это по заключению экспертизы.

— Ах, по заключению экспертизы... — начал “нагреваться” мэр. — Да я подключу сюда прокуратуру, и мы вас всех разгоним вместе с экспертизой! Это же просто абсурд, абсолютно неприемлемая стоимость! Нужно иметь чувство меры! Наварить решили?!

— Да какой тут навар? — оправдывались строители. — Одного металла на мост пошло 1200 тонн. И Церетели авансом заплатили...

Но Лужкова эти доводы не убедили. Он сказал, что не даст денег на оформление моста до тех пор, пока ему не предоставят менее затратный проект.

Затем градоначальник поехал в Манеж. Манеж, в отличие от моста, подействовал на мэра успокоительно. Хотя, казалось бы, четыре чудом уцелевшие стены да затянутые пленкой окна... К тому же мэрия отказалась от услуг инвесторов, которые в обмен на финансирование восстановления хотели арендовать Манеж на 20 лет. Но Лужков уже не метал громы и молнии, а рассуждал о планах по восстановлению здания. К концу года, заявил он, у Манежа появится крыша, окна застеклят, а в здание дадут тепло — чтобы реставраторы зимой не мерзли.

Каким же станет Манеж? Подземного гаража, как предполагалось ранее, под ним не будет. Автостоянку заменят выставочные залы, где разместят археологические находки, обнаруженные после пожара. В наземной части устроят основной выставочный зал и два антресольных уровня, где будут конференц-зал и кафе-ресторан. Перемещаться по этажам посетители смогут на эскалаторах.

Все это настолько понравилось Лужкову, что тут он не сказал ни об “избыточном финансировании”, ни о “чувстве меры”. Впрочем, кто знает — может, все еще впереди.




Партнеры