Вознести рядового Райана

8 июня 2004 в 00:00, просмотров: 168

Перед поездкой в Нормандию корреспондент “МК” откопал в библиотеке пожелтевший номер “Правды” лета 1944-го с заголовком: “Стремительный триумф огромной армады вторжения”. За 60 лет высадка союзников стала выглядеть по-другому. Вернее, “обросла” в нашей оценке противоречивыми чувствами. “Если бы не второй фронт, Испания и Франция были бы республиками СССР”, — шутит один мой знакомый...

Но вот то, что российский флаг был замечен лишь в одном месте — у мэрии города Кана (притом что флаги западных участников Второй мировой, включая Новую Зеландию, реяли повсюду), было другой крайностью. И очень обидной.


Довольно обидно для русских прозвучала и речь Жака Ширака, который лишь в конце мельком упомянул о заслугах Красной Армии. Поэтому нам оставалось лишь следить за “светской” стороной событий.

Картина, которую 60 лет спустя увидели главы 17 государств, съехавшиеся на юбилей открытия второго фронта в Арроманше, была просто-таки идиллической. “Какой спокойный пейзаж!” — помнится, так, обозревая сотни плавающих в воде трупов, говорил герой фильма “Спасти рядового Райана”. Ныне пейзаж действительно на редкость спокойный. Нормандское побережье стало элитной курортной зоной, куда выбираются отдохнуть парижане (на машине от Парижа — два часа езды). Даже в самом простеньком пансионе на завтрак — шведский стол из морепродуктов, ровные пляжи с белым песком готовы к открытию сезона, ветер шевелит изумрудную траву на поле для гольфа...

В дни торжеств нормандские городки казались вымершими из-за суровейших мер безопасности. Свобода передвижения — и то относительная — была лишь у ветеранов.

Пожалуй, наибольшей активностью среди мировых лидеров отличалась английская королева Елизавета II. Перед началом праздника она долго обходила увешанных наградами стариков. Не привыкшие бравировать своей славой, они явно были под впечатлением от славы чужой. Ее величество многие участники операции “Оверлорд” видели так близко впервые. Стесняясь, они нерешительно доставали “мыльницы” и фотографировали монаршую особу в кокетливом голубом наряде. Кстати, Елизавета перемещалась на огромном джипе — что, казалось бы, не совсем в королевском стиле.

Чуть позже на красной ковровой дорожке, ведущей в префектуру города Кан (не путать с Канном на южном побережье), Жак Ширак официально встречал гостей. Путин и президент Франции продемонстрировали безоблачность отношений. Перед тем как уйти в здание, ВВП даже в шутку отвесил Шираку легкий поклон. Как подметили все, средством передвижения Путин патриотично выбрал “ЗИЛ”.

У тех, кто смотрел трансляцию в Москве, наверняка возник вопрос: а как себя вел Шредер? Все-таки он представлял “поверженную Германию”. Но канцлеру представлять ее было не впервой. Он находился в крайне игривом настроении и, бурно жестикулируя, рассказывал Путину что-то смешное.

Потом к коллегам присоединился Джордж Буш. Его кортеж состоял из огромных “Шевроле”, микроавтобусов и длинного черного “Кадиллака” с американским штандартом на капоте. С подобной помпой мог прибыть только представитель страны, которую практически все тамошние подростки, согласно опросам, считают победителем во Второй мировой.

После совместного фотографирования главы государств добирались на празднование в Арроманш как простые смертные — на автобусе. Только Бушу его служба безопасности запретила такую вольность: герой погрузился в вертолет.

Наш президент прибыл на празднество в одиночестве: супруга задержалась в Берлине на молодежном форуме. Она присоединилась к мужу лишь вечером за ужином с четой Ширак. Ну а ВВП поначалу вообще соседствовал с двумя пустыми креслами — катавасия с бушевским вертолетом стала причиной опоздания его соседей. При появлении четы Буш наш глава в разговоре участвовать не стал, мрачно вглядываясь куда-то вдаль. Тем не менее, как Путин рассказал вечером журналистам, с американским президентом он все же пообщался. Джордж сделал благородный жест, припомнив наконец заслуги нашей страны. “Если бы не Россия, ничего этого не было бы”, — сказал он, обращаясь к Владимиру...

Заявление просто выдающееся, учитывая, что во Франции в последние дни мало кто вспоминал о том малоприятном факте, что союзники выступили в Европе не в 42-м году, как обещали, и не в 43-м, как договаривались, а лишь когда стало понятно, что СССР сможет справиться с фашизмом и в одиночку.

Одним из ключевых эпизодов действа было шествие участников высадки в Нормандии, стремившихся показать всему миру, что боевой выправки не утратили. Несмотря на возраст, они старались идти четко в ногу. (Их российские соратники, к слову сказать, на парадах по случаю Дня Победы на Красной площади уже не маршируют.) Очень хотелось спросить у западных старичков, как бы они отреагировали на замену льгот денежными компенсациями, если бы кому-то из их руководства пришла в голову столь блестящая мысль... Но ветераны были слишком заняты.

Позже вдали показались десантные корабли, фрегаты и авианосцы. “Разбушевавшееся море швыряло, как в коробке, мелкие десантные суда. Немало их было выброшено на рифы и опрокинуто… Изнуренные морской болезнью американские, канадские и английские пехотинцы с трудом выбирались на берег” — так описывал высадку во Франции немецкий генерал, а позднее военный историк Курт фон Типпельскирх в своей “Истории Второй мировой войны”.

Нынче все было иначе. Идеальная гладь моря, неспешный ход кораблей, их цветущего вида пассажиры… Но в Нормандии отмечали праздник, в котором исторические реалии, видимо, были не так уж и важны.


В Арроманше Владимир Путин пообщался с российскими участниками операции союзников. Как же эти люди тогда попали в Нормандию?

Олег ОЗЕРОВ. Родился в 1922-м в Рязанской области. В 1941-м попал в плен под Перемышлем. Сидел в фашистских лагерях, последний из которых находился под Бордо. Бежал, воевал в партизанском отряде в Бретани. В конце 1945-го вернулся домой. Окончил Минский политех, с 1985 года — зам. ректора Московского института транспорта.

Глеб ПЛАКСИН. Родился в Париже в 1925 году. Отец — офицер гусарского полка царской армии. Мать — медсестра, единственная женщина — кавалер ордена Святого Георгия трех степеней. Окончил лицей и Парижскую консерваторию по классу фортепьяно, владеет шестью европейскими языками. Вошел в Сопротивление, с 1943-го воевал в партизанском отряде в Нормандии. После высадки там англо-американского отряда поступил на службу в американскую армию. В 1955-м стал гражданином СССР. Снялся в 100 фильмах, самые известные: “Ошибка резидента”, “Судьба резидента”, “Возвращение резидента”, где играл шефа германской разведки. В 2001 году стал заслуженным артистом России.



Партнеры