Скандальные бисексуалы

9 июня 2004 в 00:00, просмотров: 751

Еще две козырные карты приближающегося “Максидрома-2004” — заезжие (хорошо — незаезженные) гости: трио “Hooverphonic” и трио же “Placebo”.

Первые, вероятно, могут считать себя главным национальным рок-достижением почти карликового государства Бельгии (впрочем, сами они свою музыку интерпретируют как “поп-мюзикл”).

В России популярность “Hooverphonic” явно узкая, название группы с трудом выговорит десяток столичных эстетов. Тем не менее “Радио Максимум”, как радио отчасти эстетское, привило относительно массовый вкус к песням “Mad About You”, “One” и “Jackie Cane”, регулярно звучавшим в эфире и даже попадавшим в “Хит-парад двух столиц”.

Выступление довольно камерного трио на рок-фестивале — определенно событие. Самый большой до “Максидрома” фестиваль в концертной практике “Hooverphonic” — это Belgium Werchter Festival (проходит под Брюсселем). В 2001 году они стали его хэдлайнерами, выступив перед 50-тысячной толпой. Что, вероятно, так оглоушило трио, что свое последнее турне они решили отыграть только в театральных залах, целенаправленно избегая стадионов (исключение вот, пожалуй, зал “Олимпийского”).

Кто-то называет “Hooverphonic” бельгийскими “Massive Attack”, а их театральные перфомансы сравнивают с камерными выступлениями певицы Bjork. Наполнение последних концертов группы — это скрипки, клавиши и голос вокалистки Гейке Арнарт. Критики подмечают во всем этом неповторимый шарм, хотя и оговариваются, что рассчитан он все же на вдумчивого и подготовленного зрителя-слушателя (как этот сладко-карамельный аранжир музыки “Hooverphonic” воздействует на рок-аудиторию “Максидрома”, честно говоря, большой вопрос, но тем интереснее глянуть на это).


Об имидже западных гостей “Максидрома” и вообще об их звездной сущности есть кое-какие соображения у Митрофановой, суперзвезды “максимумовского” радиоэфира и вообще девушки, знающей толк в приличной музыке.

— Пласибо Пласибовна Пласибова... Это я так шучу. Фишка в том, что они сразу откликнулись на это предложение. Не стали бубнить о каких-то там гонорарах... Есть идея большого, со своей историей, поп-рок-фестиваля, и они сразу прикололись. Они будут в Москве второй уже раз. Им и в первый понравился город. Москва, в принципе, лучший ведь город сейчас в мире. В плане тусыча. А Placebo — тусычи, они ориентированы каждый по-своему...

— Здрасте! Всем известно, что кроме музыки Placebo сделали себе славу еще и за счет вопиюще бисексуального имиджа!

— Работать и зарабатывать на этом имидже они вряд ли стремились, я думаю. Просто самому Брайану нравится обводить глаза тушью. Ну и что, это многим музыкантам нравится: начиная от Duran Duran и заканчивая Cure — все подводили себе глаза. А если нравится человеку — какая разница, мужского он полу или женского! А что ему нравятся и мужики, и бабы, и то и се, как говорится, — знаешь, когда-нибудь настанет время, когда многие наши артисты тоже будут официально заявлять про себя и хотя бы не бояться, что им за это позвонит мама и скажет: все, ты мне больше не сын! Если же о самой группе: Placebo — очень модные люди. В английской рок-тусовке, как, впрочем, и в электронной, — конкуренция же страшная (это не как у нас — четыре человека, “Мумий Тролль” да Земфира, и все. Ну и остальные там по вкусу, “сплины”...). Но ребята в этой конкуренции находятся все время на плаву и не теряют актуальности. Сейчас вот выпустили мега-успешный альбом “Sleeping With Ghosts”, отлично прописанный, с нормальными, человеческими текстами. Тот же “English Summer Rain”: ты на небе, я на земле... Ну чисто “Мне приснилось небо Лондона” — буквально параллельная песня. И звук Placebo от пластинки к пластинке все моднее: они не только жужжат на гитарах этих, но и добавляют, в соответствии с актуальностью момента, кучу электроники.

Что же до Hooverphonic: конечно, можно про них сказать с грузинским акцентом: кто такие, а? Но “Максимум”, конечно, приложило руку, и не одну, с тем, чтобы эту хорошую группу прославить на территории от Москвы до Байконура. Когда мы на радио только распечатывали их альбом, подумалось: а ведь, в принципе, Бельгия мало артистов нам дала. Скажем прямо: я лично не припомню ни одного. У них, у бельгийцев, есть сильные диджеи, сильные рэйвы, ну а так-то что: сидят себе, из кружек с писающим мальчиком пивусик попивают. И вдруг получился такой вот музфеномен — Hooverphonic. Один раз у меня был смешной случай: ехали мы с подругой, она — за рулем, естественно, поскольку я — девушка слегка выпивающая. И вот проскочили на красный, остановили нас гаишники, подруга говорит им: это Рита Митрофанова с радио. У них первая фраза: да мы это радио не слушаем, у нас, у милиционеров, свои радиостанции есть! И вдруг один как-то оживился и говорит: а вы вот можете мелодию угадать? И начинает напевать: тра-та-та ю-ю-ю-ю-ю... Мы: “Only you”, что ли? Да нет, говорит, девушка поет! И опять: ю-ю-ю-ю-ю! И у нас глаза на лоб вылезли: вот сказать ему, что это бельгийская группа, молодая, которую знает-то несколько человек всего!.. Но это был показатель того, как Hooverphonic продвинулся в массы.

Почему хорошо еще, что на “Максидроме” именно эти западные группы, а не мега-звезды? Ну, пригласить, допустим, сейчас Evanescence или Linkin Park — набьется миллиард людей, и они будут конкретными хэдлайнерами по своему мировому статусу. А все остальные, наши, не то чтобы потеряются, но как в моей любимой песне Саши Сплина поется: солнце светит мимо кассы, нервно курит балерина! А вот по такому подбору — хэдлайнер понятно кто!

— Земфира?

— Грубо говоря, да. Да и мягко говоря — тоже. Хотя каждый своего кумира, конечно, на “Максидром” идет смотреть.

НЕКОТОРЫЕ ФАКТЫ

ИЗ ИСТОРИИ “HOOVERPHONIC”.

• Название выбрали по названию бельгийской марки... пылесосов. Поскольку некий оголтелый фанат-подлиза ляпнул им как-то: “Своим звуком, ребята, вы прямо-таки засасываете в себя!” Кстати, не обошлось потом без судебных разборок с энтой самой пылесосной конторой.


• Вокалистки в группе менялись как перчатки (Гейке — уже четвертая по счету), уходили, не выдержав, по их словам, бешеного напряга шоу-биз-жизни. Вероятно, уравновешенный бельгийский характер никак не подходит для ежедневных поп-рок-загулов.


• “Hooverphonic” наваяли, между прочим, официальную песню чемпионата Европы по футболу-2000. Называлась она “Visions”.


• Кроме того, “Hooverphonic” сделали кучу музыки для рекламы (стильные ролики Moet & Chardon, Jaguar, Volkswagen) и кино (их карамельные песни засвечены в ужастиках (!) “Я знаю, что вы делали прошлым летом” и “Я все еще знаю, что вы делали прошлым летом”, плюс в сериалах “Спасатели Малибу” и “Никита”).


• Главный хит “Mad About You” — это ответ на вопрос лидера группы Алекса Кальера, обращенный к самому себе: “Какого хрена я всю жизнь влюбляюсь в безумных баб?”. Тяжелый случай, в общем...

Placebo.

Главную группу британского new-глэм-рока особо представлять-то незачем. Количество поклонников ее в России существенно, плюс имеются даже оголтелые последователи (функционировали у нас пару лет назад эдакие тоже как бы глэм-рокеры команда “Mad Dog”, солист которой любил пощеголять подкрашенными глазками и черными ногтями аки гламурный красавец Брайан Молко).

Placebo отыграли в Москве сольник в Зеленом театре парка Горького летом 2001 года. Явно не самый лучший концерт в их жизни, с весьма неважнецким звуком и нулевой сценографией. Атмосфера, впрочем, там была взаимопроникновенной. Зрители перлись от господина Молко, Молко совершал неприличные телодвижения в направлении симпатичных молодцев-секьюрити, охранявших сцену. Имидж, как говорится, крепи делами своими. Имидж Брайана и группы вообще — скандальные бисексуалы.

ВОТ ЧТО САМ БРАЙАН МОЛКО ГОВОРИТ:

О сексе: “Я очень похотлив. Я занимаю эту счастливую или несчастную бисексуальную позицию. У нее есть невероятная куча плюсов во время турне. Я не считаю похоть грехом — люди должны заниматься сексом как угодно и сколько угодно, тогда они были бы менее зажаты”.


О жизни рок-звезды: “Если ты рок-звезда — у тебя каждый день похмелье, и ты, глядя в зеркало, думаешь на ходу: как меня достали все эти люди! И когда ты каждый день чувствуешь одно и то же, после пятидесятого такого дежа вю почти все перестает иметь для тебя значение”.


О развитии группы: “Писать радующую музыку, переживать настоящее чувство и играть сильные и волнующие концерты — это наш наркотик сейчас”.


О своем имидже: “Мне нравится, что люди считают меня либо неописуемо великолепным, либо уродливым”.


Hooverphonic и Placebo — западные участники фестиваля “Максидром”, имеющего место 19 июня в спорткомплексе “Олимпийский”.



    Партнеры