Компот – напиток пионера

9 июня 2004 в 00:00, просмотров: 340

В лагере “Лесные поляны”, что в Подольском районе, первая смена началась за день до нашего приезда. Мы поспели вовремя — к самому обеду. Детишек ровным строем вели в столовую, из которой неслись аппетитные запахи. На первое — рассольник, на второе — гречка с гуляшом и помидором, на третье — сами знаете что: компот из сухофруктов.

— Объедятина, — засовывая приличную порцию мяса за пухлые щечки, уверяет Стас Покровский из Москвы. — Мне здесь очень нравится, потому что вкусно кормят и разрешают играть на компьютере.

За соседним столом сидят три худенькие девочки и мальчик.

— Я сюда попала, потому что мне папа алименты не платит, — даже не дождавшись моего вопроса, говорит “прозрачная” девчушка лет девяти. — Меня зовут Юля Попова, я приехала из поселка Кирпичный Завод.

— У меня тоже родители развелись, — подхватывает Аня Родионова из Видного. — Я в лагере второй раз, здесь весело, и кормят классно.

Интересуюсь у директора, как проходит актуальная в наше время борьба с курением.

— На территории курить строго запрещено, — сурово чеканит он, — но если ловим, то штрафуем, наказываем. Например, можем укоротить время пребывания на дискотеке.

В лагере “Химик” Воскресенского района царила страшная суматоха — персонал готовился к утреннему заезду. Вожатых в срочном порядке накачивали необходимой информацией, обеспокоенный персонал бегал из корпуса в корпус, заканчивая последние приготовления. Нашим гидом согласился стать идейный вдохновитель лагеря — замдиректора по социальным вопросам одного из крупных местных предприятий Александр Родионов.

В лагере круглогодичного действия с территорией в 18 га отдыхают дети со всего Подмосковья. Путевки ранжируются по двум типам: с санаторным лечением (физиотерапия, ингаляции и т.д.) и просто оздоровительные. Первая стоит 8400 рублей на 21 день, вторая — 7050. Но за полную стоимость отдыхают лишь процентов 10, остальные покупают путевки через профсоюзы и органы соцзащиты. Например, работники самих заплатили в этом году за летний отдых своих чад всего 525 рублей в смену. Первым делом Родионов ведет нас в столовую. По пути рассказывает, сколько предприятие вбухало средств на ремонтные работы. Вместе с прошлым годом получается около 15 млн. рублей. На эти деньги заменили 50% теплосетей, которые с 1955 года порядком поизносились, в 6 корпусах из 12 поставили пластиковые окна, вместо 10-местных палат сделали 4-местные, полностью заменили сантехнику, отремонтировали клуб. В общем, много чего, всего и не перечислишь.

— Мы делали ремонт с перспективой на будущее, — объясняет Родионов. — Скажите, кто сейчас отпустит ребенка жить в десятиместную палату? Но мы не только максимально модернизировали корпуса, разделив большие палаты на маленькие, но и сделали в каждой по санузлу.

— На заре приватизации нас вынудили 60% “активов” лагеря отдать в федеральную собственность, — продолжает Александр Иванович. — Минкомимущества отошли корпуса, а нам коммуникации и часть территории. Но мы все равно продолжали вкладывать деньги — надо же детям где-то отдыхать. Уже с 1 апреля мы должны были платить аренду одному из федеральных государственных унитарных предприятий за то, что пользуемся “их” площадями. Абсурд какой-то!

От 14 лагерей в Воскресенском районе осталось лишь два. Видимо, кому-то хочется, чтобы стало и того меньше. Буквально в 50 м от “Химика” мы обнаружили еще одну федеральную собственность. От бывшего лагеря “Елочка” осталось одно название. В окружении шикарного елового леса мы увидели асфальтовые дорожки, усыпанные битым стеклом, полуразрушенные кирпичные корпуса, напичканные горами строительного мусора. Самый ужасный вид у столовой — ее кирпичные стены покрыты смесью гари и мха. В ближайшие годы в этом чудесном месте на берегу Москвы-реки вряд ли будет раздаваться детский смех.




Партнеры