На пути к Путину

9 июня 2004 в 00:00, просмотров: 629

Как выясняется, реклама — двигатель не всей торговли, а только цивилизованной. Двигатель стихийной торговли — бедность. Из трех десятков человек, опрошенных нами на обочинах подмосковных дорог, только одна дама, торгующая яйцами на трассе близ Люберец, ответила: “Если бы не нравилось, я бы тут не стояла”. По ее словам, свой товар она привозит сюда аж из Наро-Фоминска.

На Горьковском шоссе семейная пара торгует пластмассой — бочки, ведра и прочие тазы. Знакомиться наотрез отказываются, но рассказывают, что своим бизнесом занимаются вполне легально: зарегистрированы как ИЧП, исправно платят налоги.

— А раньше чем занимались? — обращаемся к мужу, крепкому мужику средних лет.

— Тем же, чем и сейчас. Я — военнослужащий.

Зарплата в 7 тысяч его не устраивает, поэтому прямо средь бела дня подрабатывает на обочине, помогает жене.

“Толчок” за поворотом на поселок Красный Электрик существует, говорят, уже не первое десятилетие. Торговцев периодически гоняют дорожники и милиционеры, но на следующий после “зачистки” день рынок как ни в чем не бывало возрождается вновь.

— В прошлом году нас навозом поливали, — усмехаются пенсионеры, стоящие с рассадой цветов и помидоров. — Менты договорились на птицеферме, те залили цистерну жидкого помета и нас окатили. Что тут творилось!

В этом году, говорят бабули, кур на той ферме почти не осталось, так что новой атаки можно не опасаться. Если только дихлофосом попробуют... А “дань” братки собирают регулярно — по 50 рублей с каждого и каждое воскресенье.

— Подходит детина, говорит: давай деньги на тюрьму, — делится незабываемыми впечатлениями немолодая женщина. — Я так поняла, они товарищам на передачи собирают. А какие у меня деньги: в интернате работаю, а здесь дочке на училище копейку добываю.

— Вы лучше напишите, какая это адская работа, — шумит мужчина в армейском бушлате. — С февраля с этой рассадой возимся. Вы наши с бабами руки сфотографируйте!

Ближе к Орехово-Зуеву ассортимент стабилизируется на полотенцах, игрушках, пряниках и почему-то самоварах. По 5 тысяч продают тульские самовары тысяча восемьсот какого-то года: с медалями, ятями — все как полагается. Правда, немыслимое количество этих раритетов навевает мысль о подделках. Тем временем в одной из деревень внимание привлекают бабульки, сидящие у обочины в... противогазах.

— А чего вы хотели? Посмотрите, какое движение, — удивляются в ответ продавщицы. — Денек понюхаешь — к вечеру шальная делаешься... А болеть нельзя: трасса для нас — “дорога жизни”.

Обе собеседницы — пенсионеры из “социалки”. Одна работала воспитателем в детсаду, другая — медсестрой. Пенсии — 1200 и 1100 соответственно. “Если бы родное правительство платило нам нормальную пенсию...” А так хозяин привозит товар на реализацию: мешок кукурузных палочек — 20 рублей, бабушки продают по 30.

— Вы лучше напишите, что от нас до Орехова, нашего райцентра, доехать нельзя, — жалуется бывшая медсестра. — Рейсовый автобус давно отменили, а экспрессы из Москвы не останавливаются, хотя начальство приказало им останавливаться. В больницу попасть невозможно — 15 км как-никак.

На обратном пути, уже на Егорьевском шоссе, те же самые разговоры повторяются.

— Вы там к Путину поближе, — вздыхает женщина, отработавшая 30 лет в операционной, а теперь торгующая у своей калитки луком, укропом и цветами. — Скажите ему: если льготы отнимет, совсем нас, пенсионеров, задушит.

Говорим. Услышит ли?..




    Партнеры