Дерзкие и красивые

10 июня 2004 в 00:00, просмотров: 188

Самые знаменитые грунтовые корты в мире “Ролан Гаррос” — представьте, для поддержания их в соответствующей форме каждый год насыпается 65 тонн этого самого красного грунта! — названы так в честь легендарного французского летчика, а-ля наш Валерий Чкалов. Сам Ролан Гаррос любил теннис, но так и не успел научиться в него играть. Он был сбит в воздушном бою — не дожив до тридцати...

АНАСТАСИЯ МЫСКИНА:
“ВО ВРЕМЯ УИМБЛДОНА Я ТОЖЕ БУДУ БОЛЕТЬ ЗА НАШИХ ФУТБОЛИСТОВ!”

— Моя дочка и до этого была великой! — по-отцовски гордо признается Андрей Мыскин, папа Насти. Он с нетерпением ждал ее возвращения из Парижа и все никак поверить не мог, что она стала первой в истории россиянкой — победительницей турнира Большого шлема — “Ролан Гаррос”.

— А почему вы вместе с Настей во Францию не полетели?

— Я уже давно не езжу с ней на турниры. Она взрослый человек, сама справляется. Хотел на финал полететь, но виза кончилась: сделать новую не успел. Зато мой брат сразу бросил все дела — и в Париж. Он и за себя, и за меня ее поддержал... А после ее возвращения мы еще толком и не виделись. Она так устала, так вымоталась, бедненькая, — сразу поехала отсыпаться. Пусть отдохнет как следует, потом уж встретимся — по-человечески...

Едва Настя оклемалась — жизнь вокруг нее мгновенно закипела. Родители, друзья, чиновники, опять же журналисты — со всеми надо было встретиться буквально за пару дней. Потом она улетела в Лондон, готовиться к главному турниру Большого шлема — Уимблдону.

— Признавайся, когда у тебя назначен торжественный прием у Путина — он ведь непременно должен тебя в резиденцию к себе пригласить по доброй традиции?

— Так мы уже с ним в парижском аэропорту пересеклись.

— Что, случайно встретились около самолета?

— Ты когда-нибудь слышала про случайные встречи с президентом? Конечно, все было заранее запланировано.

— Так ВВП специально на финал приезжал за тебя болеть?

— К сожалению, он был в другом месте, но это не помешало ему меня поздравить — пусть даже в аэропорту. Все это было очень недолго. Каких-то минут пять-десять. Но все равно приятно.

— Сколько еще пробудешь в Москве?

— Уже все. На Уимблдон улетаю.

— Тоже настроена выиграть? Или все-таки слишком устала после “Ролан Гарроса” и готова простить себе возможную неудачу?

— Я всегда настроена выигрывать. И думать не хочу ни о каких неудачах.

— У тебя такой взгляд просветленный был в финальном матче! Ты просто летала по корту, болельщики, в том числе наши ребята-футболисты, кричали: “Настя, красавица, супер!” В общем, были в полном восторге...

— Странно, а друзья говорили, у меня в глазах вообще ничего не было. Я и правда почти ничего не видела и не чувствовала. Даже после всего. Сидела с Кубком в оцепенении каком-то. Эмоции атрофировались. Время пройдет, прежде чем осознаю, что произошло.

— Жаль, что финал получился таким коротким.

— Это не моя вина.

— С Леной общались после матча? Накануне она так бодро шутила, что в любом случае отмечать великий день вы будете вместе. Но после поражения, похоже, была просто в трауре...

— Еще бы! Потому мы почти не общались. Ну так, посидели в ресторане — когда отмечали с друзьями. У нее было не то настроение: она была слишком расстроена, подавлена. На ее месте я чувствовала бы то же самое.

— Помню, и ты, и она признавались когда-то, что каждый раз после очередного “спарринга” по нескольку дней друг с другом не разговаривали: проигравшая слишком болезненно переживала поражение. Сейчас — то же самое?

— Я победила — мне трудно судить...

— Понимаю, что для тебя сейчас главное — Уимблдон. И все-таки параллельно будешь за наших в Португалии болеть?

— А как же! Если они за меня болели...


Париж, Париж... Осталось только нашим девушкам выиграть там предстоящий финал Кубка Федерации-2004 — и впору будет открывать в столице Франции музей славы российского тенниса.

Русский финал “Ролан Гарроса” даже футбольных фанатов заставил на миг забыть о предстоящем Euro-2004 — и поболеть за теннисисток. Спортбары в тот вечер были переполнены. Официанты не успевали разносить заказы, бармены — наливать. Крошечные парижские кафешки забились до отказа, но на сей раз русских там обслуживали “вне очереди”... Не то что после финала Кубка Дэвиса, когда при звуках нашей речи лица официантов неприлично вытягивались, и пиво прокисало от одних их взглядов. Но против чар Лены Дементьевой галантным парижанам было не устоять. Хотя именно она сокрушила их последнюю и главную надежду — Амели Моресмо! Они хотели ненавидеть ее и не могли: “belle, belle!” — влюбленно писали журналисты и не уставали восхищаться ее прекрасным французским языком...

А ведь Лена по сути отыгралась за прошлогоднее поражение в финале Кубка федерации: тогда Моресмо ее попросту разгромила — 6:0, 6:0. Кстати, перед “Ролан Гарросом” француженка находилась в не менее блестящей форме. Не зря же большинство специалистов прочили грандиозную победу именно ей.

Никто не думал, что сюжет турнира изменится так непредсказуемо. Пока публика анализировала, кто же победит — француженка или американка, — “Ролан Гаррос” оккупировали русские. Дементьева — будущая соперница Амели — обыграла Дэвенпорт, и вот тогда парижская публика всерьез заволновалась и замерла в тревожном ожидании.

В местных газетах появлялись заголовки вроде “Амели Моресмо лицом к лицу со своей судьбой” или выносились ее философские цитаты: “Возможно, мой главный враг — я сама”. В общем, на Амели слишком давили ответственность и всеобщее поклонение: “Ты должна выиграть, ты должна!..” Горькое предчувствие не покидало ее — Моресмо едва не плакала под дождем, который так некстати вмешался в их спор с россиянкой. “Нежная и жестокая Дементьева! — писала потом “Экип”. — Под ангельской внешностью скрывается...” На самом деле плохого ничего не скрывалось. Как ни странно — потом следовал поток сплошных комплиментов в адрес воспитанницы ЦСКА. (Совет всем нашим теннисисткам: учите французский!)

Несладкие сенсации: “мужской “Ролан Гаррос” в основном запомнился горькими поражениями и эпатажными выходками...

О Марате

Похоже, Марата Сафина окружают не те люди. Так называемые друзья, которые просто пользуются его безотказностью, мягким характером и не дают нормально тренироваться. Безумно больно смотреть на то, что эти “друзья” делают с ним. Хочется тряхануть кого-нибудь из них за плечи и просто спросить: “Что же вы делаете, засранцы?! Оставьте его в покое! Дайте ему играть — пейте с кем-нибудь другим!..”

Посмотрите сейчас на лицо Марата: его же не узнать. Он не перестал быть высоким красавцем, но изнутри — стареет, ломается. Похоже, все его достало — теннис в том числе. Он говорит: “Я устал, я хочу отдохнуть!” В первую очередь — морально. А ведь всего полгода назад горел и был великолепен как никогда. На одном дыхании добрался до финала “Австралиан оупен”. Прошла пара месяцев — снова сник. Все эти выкрутасы с легким стриптизом на грунтовом корте “Ролан Гаррос” — безбашенное хулиганство, когда на все плевать. Патовая ситуация и противная — но должен же быть какой-то выход!

Об Агасси

Вот так разрушаются мифы. Когда кумиров побеждают новички, причем в первом круге турнира Большого шлема. Так, малоизвестный француз Жером Энель нахально обыграл Андре Агасси. И даже язык зрителям показал, ошалев от счастья. Просто сюр какой-то, особенно если учесть, что сам Агасси после матча зрителям кланяется — из уважения к публике. А объясняются такие победы часто тем, что таким, как этот Жером, нечего терять. Помните, другой новичок-француз Поль-Анри Матье обыграл Сафина на Кубке Кремля? Но где он сейчас, этот Матье? После поражения от Южного в финале Кубка Дэвиса только его и видели. Одно дело — выигрывать, когда никто от тебя этого не ждет, и совсем другое — когда ждут все... Символично: не успев опомниться от неудачи в Париже, Агасси проиграл нашему молодому и талантливому Игорю Андрееву.



    Партнеры