Вечное движение

10 июня 2004 в 00:00, просмотров: 676

Его имя занесено в Книгу рекордов Гиннесса за творческое долголетие и за рекордное число поставленных произведений: их 300. У Игоря Моисеева — особые отношения со временем и с искусством. В январе этого года ему пошел 99-й год, восемьдесят из них отданы танцу. Сегодня в Большом театре легендарный князь Игорь народного танца — Игорь Александрович Моисеев — отмечает эту фантастическую дату.


Все началось в 1924 году, когда молодой выпускник балетной школы Игорь Моисеев был принят в Большой театр, в кордебалет, на самую низкую ставку. Это стало огромной удачей для юноши, до поступления в школу не имевшего ни малейшего представления о классическом танце. В день первой зарплаты Моисеев купит... чайник, и мама станет хвастаться соседям: “Вот чайник, который куплен на деньги Игоря”.

Итак, Большой. Для Моисеева — это нелегкое испытание на прочность. Вместе с другими молодыми артистами он пишет письмо в защиту хореографа-новатора Касьяна Голейзовского. И... бунтовщиков увольняют из театра. Правда, после вмешательства наркома просвещения Луначарского Моисеев и его союзники в Большой возвращаются. Но танцевать Моисееву не дают года два. Наконец он заменяет неожиданно заболевшего партнера прима-балерины Екатерины Гельцер. Затем ставит свой первый балет “Футболист”. Правда, отношение руководства Большого к непокорному артисту остается подозрительным. Но однажды танцы Моисеева, поставленные в опере “Кармен”, увидел председатель ЦИК Енукидзе и сказал: “Этому парню создайте условия — он способный”. После чего молодому хореографу предлагают поставить балет “Саламбо”, затем он создает спектакль “Три толстяка”. Но в итоге с Большим приходится расстаться.

Много позже Игорь Александрович признается: “Сегодня, с высоты прожитых лет, о Большом театре я мог бы сказать словами Пьера Корнеля на смерть кардинала Ришелье: “Он слишком много сделал мне хорошего, чтобы я мог сказать о нем плохо, и слишком много сделал плохого, чтобы я мог сказать о нем хорошо”. Кстати, в 1958 году Моисеев первым поставит на сцене Большого балет Хачатуряна “Спартак”.

А незадолго до создания ансамбля народного танца, возникшего в 1937 году, Моисеев неожиданно начинает ставить праздничные физкультурные парады. Как-то к нему обратились спортсмены из Малаховского физкультурного техникума, ежегодно посылавшие заявки на участие в парадах, но получавшие отказ. Моисеев взялся за малаховцев и создал для них композицию, уложившись не в пятнадцать минут, предоставленных провинциальному техникуму, а в семь. Но это были семь минут такой силы, динамики и энергии, что композиция произвела настоящий фурор. На следующий год к Моисееву выстраивается очередь спорторганизаций с просьбой подготовить выступление для парада. Игорь Александрович останавливает выбор на спортсменах из Белоруссии. Он создает для них номер “Граница на замке”. И вновь колоссальный успех. Вскоре Моисееву сообщают, что Сталин заинтересовался: “Кто их готовил?..” Когда называют фамилию Моисеева, Сталин отдает распоряжение, чтобы Моисеев подготовил и физкультурников из института своего имени. Мог ли Моисеев спорить со Сталиным? Он поставит номер “Если завтра война”.

Благодаря Сталину Моисееву удалось получить помещение для ансамбля, в которое моисеевцы въехали незадолго до войны, — Концертный зал им. Чайковского. Здесь работают они и по сей день.

Моисеева восемнадцать раз вызывают к себе партийные чиновники и, стуча кулаком по столу, требуют вступления в КПСС. Их аргумент всегда один и тот же: “Беспартийный не имеет права руководить коллективом”. Моисеев всякий раз невозмутимо отвечает: “А создавать ансамбль я имел право?..” Наконец кто-то из высших чинов поинтересовался: “А почему вы не хотите вступить в партию?” “Потому что я верю в Бога, — ответил Моисеев, — и не хочу, чтобы вы меня за это прорабатывали на своих собраниях”. И тогда от Игоря Моисеева отстали.

На вопрос, были ли в ансамбле артисты, к которым он питал особую привязанность, отвечает: жена — Ирина Алексеевна. Ей было шестнадцать лет, когда она пришла в ансамбль, и Игорь Александрович сразу ее полюбил. Но не показывал вида. Она вышла замуж за сына маршала Конева, а через некоторое время они разошлись. И тогда Игорь Александрович предложил ей стать его женой. Ирине было тридцать девять лет. Он — на девятнадцать лет старше. С тех пор они вместе.

Его называют императором, царем, диктатором. Вот только никто из царей не трудился до седьмого пота, как Игорь Александрович, отрабатывая тот или иной танцевальный элемент со своими артистами. Он с ними деспотически строг, его ансамбль — это настоящая диктатура. Но при этом утверждает, что прежде всего относится жестко к себе, поэтому требует того же от других.





Партнеры