Удар между льгот

10 июня 2004 в 00:00, просмотров: 131

Отмена льгот и переход на денежные компенсации. Читается, как правило, только первая часть предложения. Редко кто доходит до конца. И сразу предсказуемая реакция. Гнев, валидол и причитания: “Опять всех кинут”. Людей можно понять. Лучше синица в руках, чем журавль в бюрократическом небе. И тем не менее попробуем прочитать до конца и оценить, во что выльется переход с льгот на деньги.

В чем выигрыш государства от реформенной “рокировки”?

Оценить, во что обходятся стране натуральные льготы, очень трудно. Хотя количество льготников известно: точные сведения о них имеются в службах соцзащиты. Однако с точностью ответить, насколько часто нуждающиеся разъезжают на транспорте или ходят в аптеки, невозможно. Так что власти продолжают оперировать средними величинами, которые полностью зависят от порядочности транспортников, аптекарей и местных властей.

Давно повелось, что в тех регионах, где деньги водятся, транспортники специально завышают количество перевозимых граждан, чтобы вытрясти из казны побольше денег за свои услуги. Оттого количество пенсионеров, ежедневно курсирующих по городу, постоянно растет. Но только на бумаге.

Взять, к примеру, московское метро. Если верить отчетам счетоводов столичной подземки, в прошлом году по полному тарифу было осуществлено 1776,5 млн. пассажиропоездок. И примерно столько же — 1547,9 млн. — по льготному. Выходит, по хитрой статистике, Москва — город пенсионеров и инвалидов. Впрочем, вины транспортников в этом нет. Тот же московский метрополитен толком не знает, сколько льготников пересекло за день турникеты. Не платят, а значит, всех не пересчитаешь. Добавьте сюда хозяев “липовых” удостоверений и просто “зайцев”.

Поддержка льготников размазана по нескольким статьям бюджета. Бесплатные перевозки пенсионеров государством обозначены как “поддержка транспорта”, бесплатные лекарства именуются “поддержкой здравоохранения” и так далее. Всего на сумму около 40 млрд. рублей. Выплаты небольшие и не идут к людям напрямую.

После реформы все обещает быть проще. А значит, прозрачнее. Все категории льготников посчитаны. То есть даже если мы никогда не узнаем, кто и сколько получил лекарств или проездил на транспорте, все равно поймем, сколько денег потрачено и сколько не хватает. Это значит, легко прикинуть казенные расходы. Скажем, если конкретному инвалиду предоставляется право бесплатно перемещаться на городском транспорте, то деньги, которые он должен будет заплатить за билет, сразу закладываются в бюджет страны. То есть пойдут прямиком в руки нуждающемуся человеку. Чиновник на них позариться уже не сможет. А в конце концов выиграет обычный человек.



Что хорошего получат льготники?

На первый взгляд, немного. Уже наметилась группа пострадавших. В основном это жители городов-миллионников, где жизнь дороже. Понятно, что прибавка в 900 рублей в Москве, где один только проездной на все виды транспорта тянет на 700, все равно что мертвому припарка. Но сельскому жителю, который и троллейбуса-то в глаза не видел, это лишние деньги в хозяйстве. В тех же деревнях, где пенсионеры давно стали главными кормильцами в семье (зарплату не платят, все живут натуральным хозяйством), живые деньги только в радость. И все же “победителей” куда меньше, чем побежденных: по официальной статистике, на одного деревенского льготника приходится аж 5 городских.

Однако при существующей системе соцпомощи далеко не все льготники равноправны. К примеру, бесплатные лекарства полагаются только инвалидам. А ветеранам труда или просто пенсионерам приходится платить сполна. Аналогично и с проездом на городском транспорте. Если московские пенсионеры могут свободно входить в автобусы или в метро, то в Питере на весь город осталось несколько льготных маршрутов. А пригородные поезда отказывают пенсионерам в льготах в самый горячий дачный сезон — с середины мая по октябрь.

И даже эти скромные поблажки финансово не обеспечены. То есть льготники ездят, а государство за них не платит. Или платит мало. К тому же на рынок выходит все больше частных предпринимателей, а им на казенные обещания наплевать. Так что цель реформы ясна. Правильнее, чтобы человек сам выбирал, на чем ехать и какие лекарства покупать.

Самая массовая категория граждан, которых затронет реформа, — инвалиды. Их 10 млн. человек. За них будет платить государство. А вот таким многочисленным группам населения, как труженики тыла (9 млн.) и ветераны труда (9 млн.), сказано: ваши льготы сохранятся, но теперь станут не заботой федерального правительства, а головной болью местных властей. Легким движением руки финансовая совесть государства становится чистой перед льготниками. Зато регионы обрастают проблемами. И как им выкручиваться из ситуации? Ответа на этот вопрос пока правительство не придумало.

Москвичи пока, правда, вряд ли пострадают. Льготы для престарелых жителей столицы — забота местных властей, а у города бюджетных проблем нет. К тому же федеральное правительство подсказало пенсионерам из дотационных регионов отличный выход. Если местный начальник скупится и не хочет помогать согражданам, смело бегите во врачебно-экспертную комиссию за инвалидностью. Где бы вы ни жили — станете клиентом госвласти. Она сама взяла на себя эти обязательства — никто за язык не тянул. Значит, придется отвечать за свои слова.



С чем останется экономика?

Кремлевские политики уверены, что огромные госрасходы связывают страну по рукам и ногам. Ими выведена формула: чем меньше тратить, тем больше денег останется в экономике. Только тогда промышленность начнет развиваться, будут строиться новые заводы и фабрики, а это рабочие места и зарплаты.

Как это ни парадоксально звучит, Россия стала бедной в том числе и потому, что мы слишком много стали тратить на своих “нуждающихся”. И в самом деле, за 15 лет реформ мы потеряли львиную долю национального богатства, однако продолжали брать на себя все новые повышенные социальные обязательства. А тем временем в Китае при самом зарождении экономического чуда начала 90-х годов социальные расходы составляли не больше 13%. Зато ВВП набирал в весе по 10—13% в год. В то же время подобные расходы в России достигали 40%, и экономика лежала на боку.

Впрочем, переходя с льгот на деньги, государство в целом не будет экономить на социалке. Тем же регионам все равно придется оплачивать льготы. Однако федеральный бюджет — очевидно — начнет тратить меньше. И сможет не просто “проедать” все сверхдоходы, но и снизить налоги для бизнеса, который в свою очередь пустит их на собственное развитие. А у государства наконец-то появятся деньги на строительство дорог, инфраструктуру и подготовку кадров.

Не исключено, что переход с льгот на денежные надбавки к пособиям для кого-то станет шоковой терапией. Но, как показывает мировой опыт, такой вид лечения больной экономики весьма эффективен. К примеру, Польша — наш вечный сосед и одновременно заклятый конкурент — еще в конце 80-х решилась на настоящий экономический шок. Отпустили цены, полностью открыли границы и, казалось, кинули своих граждан на произвол рыночной стихии. Зато теперь эта страна стала европейским Китаем: куда ни приедешь, везде продукция польской сборки.

А если нам освободить госказну от “непосильных” обязательств? Особенно сейчас, когда цены на нефть запредельно высокие и можно позволить себе “эксперименты”. Ведь в случае неудачи власти (по крайней мере, в теории) всегда смогут отыграть назад и вернуться к “социализму”.

Кстати, смысл этой реформы — вовсе не в том, чтобы “кинуть” льготников и отобрать у них какие-то жалкие крохи. Просто госмужи пытаются разобраться с финансами, чтобы было понятно, кому и сколько задолжала страна, щедро раздавая обещания. В итоге, отбросив “льготную завесу”, начинаешь понимать, что платит своим гражданам государство до смешного мало. Но это уже совсем другая история, которая вынуждает правительство сделать следующий шаг. Прямо по Путину: удвоить ВВП и бороться с бедностью.

Ведь если экономика заработает и люди станут получать высокие зарплаты не только в нефтянке, проблема льгот сама по себе рассосется. И никакие “подачки” от государства нашим людям просто не понадобятся.



Откуда льготы на Руси?

В России нуждающимся помогали издавна. Еще в XV веке о неимущих и больных заботились монастыри, причем добровольно. А в XIX столетии эта миссия перешла к учрежденному в России Министерству государственного призрения. В годы советской власти забота о бедняках стала делом Наркомата социального обеспечения. Тогда-то и были введены многочисленные социальные льготы для номенклатуры — партийных и советских работников, отдельных профессиональных групп и т.д. “Под льготы” позднее попали категории социально незащищенных граждан. Ну а поскольку таковых всегда было много, льготы с годами стали нормой жизни.



Как у них?

На Западе существуют как социальные льготы, так и социальная помощь. Которая, как правило, оказывается не деньгами, а, так сказать, натуральным образом: человеку выдают талоны или чеки. Причем потратить их можно строго по назначению. К примеру, в США нуждающиеся получают “фуд-стемпы” (в переводе на русский — продуктовые карточки), которые можно отоварить только в супермаркетах. И только в определенный срок.



ИЗ ЛИЧНОГО ОПЫТА

Я живу в Подмосковье. У меня двое детей-инвалидов, а муж умер. Хотите, киньте в меня камень, но я рада, что бумажные льготы заменят реальной компенсацией. Посчитаем, что имею я от “заботы” государства за всю жизнь — старшему сыну уже исполнилось 16.

Жилья — никакого. На первоочередной очереди стоим 8260-ми. И с нынешними темпами его выделения получим лет через двадцать.

Проезд к месту лечения? А на кой он мне, если путевок детям все равно не дают? И тем не менее мы каждый год дисциплинированно пишем заявление, а нам вежливо отказывают: нет путевок, чтобы двоих детей послать, да еще с матерью.

Медицинская помощь? И ее нет. Восемь лет мы ждали, когда же нашего сына направят на бесплатное лечение. А он к тому времени взял и вырос — и нам сказали: поздно! Спасибо мужу, он добился этого лечения — своей жизнью. Это была его прощальная песня. Сделал сыну операцию и не проснулся после сердечного приступа. Сам был болен. Но не лечился — полиса на работе не выдали: сказали, что не заслужил пока.

Компенсационные выплаты, если мать не работает? Я даже комментировать не стану — их сумма составляет 35 рублей.

Льготный проезд на самолете? Так на самом деле его дают только на государственных авиалиниях, а у нас они все частные.

Лекарства? Так в аптеке всегда нет именно тех лекарств, которые нужны, — это знает любой льготник. Я работаю, мне ждать некогда — покупаю за свой счет.

Что еще остается от псевдольгот? Вознамерилась я однажды машину на льготных основаниях приобрести. Отвечают в комиссии: вашего заболевания нет в списке. А что есть? Контрактуры суставов есть. Так у моего сына артрогриппоз с контрактурами суставов. Официально ваш диагноз звучит как артрогриппоз — и точка!

А что такое выделение четырех дополнительных дней в месяц для родителей детей-инвалидов? Свят-свят-свят! Лучше я лишние выходные потружусь — лишь бы работу не потерять. И совсем уж издевательски звучат рекомендации обратиться в суд, если руководство не внимает вашим инвалидным проблемам.

Что еще осталось, кроме льгот по оплате коммунальных услуг? На метро я езжу бесплатно и экономлю целых 14 рублей в день. В месяц получается 300. Вот и вся та мутная арифметика, которую власти развели на всю страну. А так мне вроде предлагают целых 2 тысячи на двоих-то детей. Если опять не обманут...



СЧАСТЬЕ НЕ ДЛЯ ВСЕХ

— 9О% льготников никогда не пользовались бесплатными путевками в санаторий.

— 70% льготников не могут бесплатно ездить пригородным транспортом — там, где они живут, его просто нет.

— В большинстве регионов невозможно получить все необходимые лекарства.

— В 60% регионов граждане не могут воспользоваться “телефонной” льготой по причине отсутствия телефонов.

По данным Министерства здравоохранения и социального развития.



ЭКСПЕРТЫ “МК”

Игорь ИГОШИН, зампред бюджетного комитета Госдумы:

—Сам по себе шаг по замене натуральных льгот денежными выплатами — мера, бесспорно, необходимая и правильная. Но тут очень важно определить, чтобы нуждающиеся в этих льготах россияне получили действительно адекватную финансовую замену. Уже понятно, что пакет законопроектов, разработанный правительством, подвергнется в Думе основательной доработке.


Виктор ДУБРОВСКИЙ, депутат Госдумы:

—В законе говорится, что все доплаты будут компенсированы в том же порядке, что и базовая пенсия. То есть в нынешнем году — на 12%, прямо по уровню инфляции. Однако те же транспортники повышают свои тарифы гораздо больше, да и лекарства в аптеках дорожают быстрее. Выходит, граждане оказываются в минусе.

Правительство делает вид, что нашло выход. На заседании рабочей группы в Госдуме по пересмотру льгот было заявлено, что льготникам будет выдан месячный проездной стоимостью 40 рублей. То же самое — с аптеками. Вариант, конечно, интересный. Однако таких положений в законе нет. Это всего лишь обещание чиновника. Помнится, когда принимали закон об автогражданке, власти тоже обещали пересмотреть тарифы. И что?


Михаил ДЕЛЯГИН, руководитель Института модернизации:

—Эта реформа затеяна для того, чтобы сделать систему соцзащиты более эффективной. Но не для людей, а для бюджета. Ведь система распределения льгот практически не меняется, зато казна сокращает свои расходы. Сравните: обязательства бюджета перед льготниками составляют сейчас более 2 трлн. руб. в год, а реальные расходы достигают всего 500 млрд. После замены натуральных льгот денежными выплатами расходы федерального бюджета не превысят 171 млрд. руб., региональных — около 100 млрд. Таким образом, реальные расходы на социальную помощь льготникам сократятся чуть ли не вдвое.

И это не из-за нехватки денег: неиспользуемые остатки только федерального бюджета (включая так называемый стабилизационный фонд) подобрались к 400 млрд. руб. Однако либеральные фундаменталисты по-прежнему подчиняют все усилия одной-единственной цели: максимально урезать расходы бюджета, чтобы свести к минимуму его потребность в деньгах и ослабить налоговое давление на бизнес. Как будто в стране людей уже не осталось.






Партнеры