Два брата технократа

11 июня 2004 в 00:00, просмотров: 319

Рок-н-ролл уничтожил совэстраду, “Ласковый Май” сожрал с потрохами рок-движение, первые российские синти-группы доказали, что попса может звучать загадочно и интересно. Если вы интересовались музыкой в начале 90-х, то звук “Технологии” и “Arrival” наверняка не миновал ваши уши. Умники говорили, что они все дерут у “депешей”, Рябцев с Пустоваловым ухмылялись и продолжали делать то, что считали нужным. Последние десять лет изрядно потрепали популярность и “Технологии”, и “Arrival”, но не тронули самих музыкантов. Артисты по-прежнему моложавы и решительны, а их кожаные куртки и сейчас выглядят весьма стильно. Синти-поп плавно микшируется с бодрым битом зэдэшной “РЕЙВолюции-2004” в Лужниках и наверняка придаст фестивалю отменный привкус.


Они выносили на сцену молотки, старые телевизоры и прочий мусор. В конце сета все это ритуально разбивалось, иногда доставалось дорогим инструментам. Публика смотрела на все это как завороженная. Скоро сладкое ощущение электронного гипноза вновь повторится. “Arrival” возвращается и готовится выступить в Лужниках на “ЗД”.

“ARRIVAL”. ДИНОЗАВРЫ В БЛОКАДЕ

В то время как “Технология” очень быстро вошла в ранг поп-звезд, “Arrival” был экспериментальным коллективом. Диму Пустовалова и Олега Радского слабо интересовали потребности публики, и поэтому на компромиссы они шли с большим трудом. Если в исполнении других коллективов холод синти-попа оборачивался лишь комфортным прохладным звучком, то музыка “Arrival” могла просто заморозить. И еще они никогда и никуда не торопились, даже в ущерб карьере. Их первые серьезные успехи в хит-парадах случились уже тогда, когда “Технология” залегла на глубокое дно. Потому у многих до сих пор есть ощущение, что “Arrival” — коллектив значительно более молодой, чем их коллеги — динозавры отечественного техно-попа.

“У нас был период, когда мы отдыхали друг от друга, это продолжалось года три-четыре, — поведал “ЗД” Дима Пустовалов. — За время отдыха накопилось много мыслей о жизни и музыке. Сейчас мы записали новую песню — “Город на Песке” — и собираемся в таком же духе продолжать”.

Впрочем, отдых в данном случае — понятие образное. Музыканты просто решили сменить сферу деятельности и пошли разными путями. Пустовалов сконструировал поп-игрушку под названием группа “Демо” и пустил в пляс полстраны. Радский тем временем нашел мирную, не связанную с музыкой работу, а для собственного удовольствия играл жесткую электронику в коллективе “Night Trip”. И вот теперь Дима решил отдохнуть уже от попсы, а Олег — от независимости. Момент для объединения они нашли весьма удачный, хотя весь оптимизм по поводу нового расцвета электронной музыки, по мнению участников “Arrival”, мягко говоря, надуман.

“Наверное, есть небольшой подъем интереса, но все, что достойно внимания, к сожалению, не российского производства, — замечает г-н Пустовалов. — И вообще, ситуация с нетанцевальной электронной музыкой чем-то напоминает то, что творилось лет 15 назад, когда у нас стали очень популярны “Depeche Mode”. Но тогда хотя бы было “М-Радио”. А сейчас для электроники вообще нет радиостанций. Ладно бы речь шла о каком-то страшном андеграунде, а здесь в блокаде оказывается вполне массовая музыка для обычных нормальных людей”.

Однако несмотря на то, что радиоиндустрия в очередной раз повернулась к “Arrival” отнюдь не лицом, перекраивать свои взгляды на жизнь артисты не собираются. Говорят, что самое здравое — это идти своим курсом, не размениваясь на ремиксовые пустышки, которые откроют дорогу в эфир. Впрочем, некоторые перемены в жизни музыкантов все-таки грядут.

“Олег берет отпуск, и мы постараемся записать новые композиции, — говорит Дмитрий. — Все-таки такой большой фестиваль (“ЗД” в Лужниках), не хотелось бы выглядеть динозаврами. Но “Пространство и Время”, а также другие проверенные временем хиты тоже обязательно будут”.



ВОССТАВШИЕ ИЗ ТЕХНО-РАЯ

Вот что значит “никогда не говори никогда”. Чуть меньше года назад Роман Рябцев вещал в интервью “ЗД” что-то про реку, в которую не войти дважды, и рекомендовал все слухи о возрождении “Технологии” расценивать как пустой треп. Теперь он снова на сцене, выразительно поет “Время собирать так метко брошенные камни” и очень рад тому, что “Технология” из предмета ностальгии перерождается в актуальную музединицу. Степень актуальности коллектива станет ясна уже на фестивале “ЗД”, где Рябцев со товарищи выступят со специальным сетом. Пока же Роман вспоминает подробности воскрешения коллектива.


— Получилось все как-то само собой. Месяца через два после того, как я сказал “ЗД”, что “никогда больше”, одна компания стала переиздавать наш старый материал. По ходу дела мне предложили записать новые песни, и я вдруг подумал: а почему бы нет? Тут еще Интернет помог. Дело в том, что я регулярно общаюсь с народом на разных тематических сайтах и всегда ощущал потребность и в нас, и в такой музыке. Я позвонил Вове Нечитайло, и все началось.

— О Нечитайло, в отличие от тебя, кстати, и вовсе не было слышно...

— Вова периодически ездил на концерты со старыми песнями, но это было немножко не то. А музыки после 1996 года и альбома “Это Война” (его, кстати, делали уже без меня Величковский и Нечитайло) под маркой “Технология” не записывалось.

— И как выглядел ваш первый концерт после такого долгого перерыва?

— Было очень стремно. Публика-то молодежная, которая нас и не помнит, наверное. Но в итоге был шикарный прием, народ просто на ушах стоял, и это нас очень воодушевило. Потом мы играли перед “Camouflage” в Горбушке, ну и понеслось. Я доволен. Если сравнивать все с моей сольной деятельностью, то отдуваться за грехи всем коллективом, конечно, проще и комфортнее.

— Раньше, наверное, было интереснее работать поп-звездой? Страна дремучая, все как в первый раз, артистов прямо на руках носили...

— Раньше было гораздо труднее. И технически, и человечески. Сейчас у меня есть своя студия, и могу копаться с песней сколько мне хочется. С концертами сейчас тоже лучше. Слава “Технологии” (на рубеже 80-х—90-х гг.) выпала на самые кризисные годы — тогда в городах попросту жрать было нечего. Мы с собой даже походную кухню в алюминиевом ящике возили, гоняли техников на рынок, и все в таком духе. Теперь такого экстрима нет. Даже гостиницы стали приличными.

— Судя по новым песням “Технологии”, стиль группы изрядно изменился. Неужели синти-поп надоел?

— В свое время БГ сказал: “Стиль — дело восемнадцатое, мы музыку играем”. Я с ним согласен. Есть, конечно, общее направление — синти-поп. Но рамки этого стиля постоянно раздвигаются. Если лет пятнадцать назад все знали, какие для синти-попа нужны барабаны и какие звуки, то сейчас таких правил нет. У нас четыре новые песни, и все они совершенно разные и по звуку, и по стилю.

— Вам, безусловно, не помешал бы ностальгический хит в духе “Странных Танцев”...

— Я до сих пор не могу угадывать хиты. Когда мы записали “Странные Танцы” (это был наш первый студийный опыт), то Михаил Звездинский, работавший на этой же студии, сказал: “Ну да, ничего песенка, чуть выше среднего”. Но потом время все расставило по местам. Шлягеры писать бесполезно — нужно просто записывать песни так, как самому нравится, а со временем станет ясно, что получилось: хит или нет.

— На сцене вы по-прежнему — парни в черном?

— Да.

— А как же краски жизни?..

— Как бы мы ни красились, но Пенкина с Киркоровым нам не переблестеть. А впустую лучше и не стараться.







Партнеры