Мы всем создали

11 июня 2004 в 00:00, просмотров: 130

За рамками прошлой “Субботней встречи” в “МК” с Русланой, победительницей “Евровидения-2004” из Украины, осталось много деталей и занимательных подробностей, частью рассказанных ее мужем и продюсером Александром Ксенофонтовым, а частью возникших уже за прошедшую со дня публикации неделю, ибо движение вокруг Русланы и неотвратимо надвигающегося на Киев “Евровидения-2005” не спадает, а, наоборот, — приобретает черты нарастающего снежного кома.

Шекспир перевернулся бы в гробу

Сняв шляпу протокольного уважения перед победительницей и возрадовавшись за нее с разной степенью искренности, в Европе принялись расчленять и разбирать по косточкам собственно виновницу столь неожиданного для всех “прорыва Украины в Европу”.

В России язвительные комментарии касались в основном “шаманства облаченной в кожаные лоскутки от тушек убиенных животных предводительницы языческого племени”. В Германии тему препарировали немного с другой точки зрения.

“No sex! No points! No Grand-Prix!” (“Нет секса, нет баллов, нет победы!”) — так одна немецкая газета откомментировала не столько победу Русланы, сколько провал претендовавшего на значимый результат германского посланника Макса. Немцам, в отличие от нас, есть за что переживать, ибо им, в отличие — опять же — от нас, совершенно не должно быть стыдно за своего участника. Он не лажал, не дрожал, не хлопал беспомощно ресницами испуганных глаз. Он очень прочувствованно и грамотно изводил душу проникновенной блюзовой балладой. Но оказался лысоват и кривоват. Это очень существенный музыкальный недостаток. Поэтому под кричащим заголовком немецкая газета опубликовала игривый коллаж, облачив Макса в сексуально-кожаные доспехи Русланы. Надо полагать, другой причины в ее победе немцы не усмотрели.

“Европе надо определиться, — размышляет над газетой Александр Ксенофонтов, — чего она хочет: быть красивой, интеллигентной и импотентной или дикой, необузданной, но сексуальной”. Похоже, Европа все-таки определилась, раз проголосовала. Хотя, похоже, слегка стыдится собственной “греховности”.



* * *

“Шекспир перевернулся бы в гробу! — строчит уже английский таблоид. — Они там, в Украине, наверное, вспотели, вымучивая английский текст, но не смогли придумать ничего умнее, чем “I want you to want me”. В переводе на русский: “Я хочу, чтобы ты меня захотел”. Можно, конечно, понять снобизм ревнителей стиля и изысканности родного языка с берегов туманного Альбиона. Но вся хохма в том, что английский текст — это единственное, что осталось от самых натуральных англичан в песне-победительнице “Wild Dances” (“Дикие танцы”).

— Руслана была недовольна этим треком, — раскрывает секреты г-н Ксенофонтов, — и мы поехали доделывать песню в Англию, на студию к Питеру Гэбриэлу, подаранжировать, придать ей европейского шарма. Там сделали очень красивый европейский припев, но слишком интеллигентный, слишком бритпоповый — этакий “Кардиганс”. Красиво, но уже не “Дикие танцы”. Руслана в итоге отмела и аранжировку, и все их звуковые решения, оставила лишь два-три фрагмента. Мы за это заплатили кучу денег. Все остальное Руслана сделала сама с нашим аранжировщиком Мишей Некрасовым. Но единственное, что осталось нетронутым от англичан, это как раз текст, который они написали. Слово в слово. Никто в Украине над ним “не потел”. Теперь они ржут, но за продажу сингла, который у них уже в десятке, свои роялти исправно получают.



* * *

Благодарней всех оказалась Турция. Мощный пиар, который деятельный Саша спровоцировал своей жене и ученице накануне “Евровидения” в Стамбуле, неожиданно озарил турок. Они вспомнили собственный национальный эпос о рабыне Роксолане, которая 500 лет назад сперва попала в плен, а потом выбилась в любимые жены турецкого султана и стала покровительницей империи времен ее расцвета. Перед “Евровидением” каким-то образом высчитали, что Руслана из тех же краев, что и Роксолана. Метр в метр. Из Ивано-Франковской, стало быть, области. Турция забурлила: Руслана-Роксолана, султан, империя, знамение! К девице на улице подбегали дети, тети, подростки и руки расцеловывали. “Это были проявления настоящего фанатизма”, — признается певица. Результат — максимальные 12 баллов от благодарного турецкого народа как следствие умного украинского пиара.



* * *

Впрочем, “продвижением в Европу” Руслана занялась безо всякой привязки к “Евровидению”, еще в прошлом году, когда местное отделение транснациональной корпорации EMI, впечатленное тем, как “гуцульскийй” проект “Дикие танцы” поставил на уши весь пипл на Украине, заявило, что “хочет этим заниматься и продвигать на Запад”. Тогда Руслана пообещала сделать альбом “золотым” в Украине, то есть продать 50 тысяч легальных копий. Тогда все посмеялись. “Потому что продать даже 10 или 20 тысяч копий легально в Украине — это подвиг во имя жизни”, — утверждает г-н Ксенофонтов. В итоге Руслана продала 100 тысяч, что официально подтвердила международная федерация граминдустрии IFPI и прислала в Украину из Брюсселя своего посланца вручить девушке уже не “золото”, а “платину”. Все обгрызли ногти, а Руслана отправилась в тур по Европе.

— У нас была очень правильная стратегия, — поясняет Саша. — Мы не пытались ездить по крупным странам, как Германия, Франция, Великобритания, и охватить десятки миллионов людей за короткий срок. Исключением была лишь Испания, где нас позвали на очень крупное телешоу. Но когда ты приезжаешь в Исландию, а там живет 240 тысяч людей, что в три раза меньше, чем во Львове, то сразу становишься событием национального масштаба. Мы приехали на те же Балканы — Босния, Словения, Хорватия. В Финляндию, Португалию. Нас хорошо там узнали. В Монако выступали в клубе на 100 человек. За два дня нас посмотрело максимум человек 250 с персоналом. Но какие двести человек! Джим Мартиноти — продюсер церемонии World Music Awards, крупнейшие бизнесмены мира... Не просто публика. Это — публика, которая на вечеринке теряла бриллиантовые запонки, а поутру уборщицы сгребали их горстями и раздавали потом назад. Когда такие люди говорят, что вчера были на Руслане, об этом узнает не только все Монако, но и пол-Европы как минимум.

Вот, собственно, и ответ немецкой газете с ее заголовком про “no sex, no points”. Появившись в Стамбуле, Руслана была уже знакома Европе, и многие, та же Исландия, отстегнули ей свои 12 баллов как хорошей знакомой. Не зря в Киеве так настаивали на ее участии в “Евровидении”. Предлагали еще “ВИА Гре” и Ане Лорак. Но те отказались — не потянули по бабкам. Руслану в итоге чуть ли не пинками погнали в Стамбул. Зато “ВИА Гра” теперь — “лучшая поп-группа России”, согласно церемонии “Муз ТВ”. Всем сестрам (хохлушкам) — по серьгам.



Бандито-украино, облико аморале...

— Я ожидал, что “Евровидение” закончится, все это бешенство пройдет, и мы нормально займемся выпуском альбома на Европу, — сетует Александр Ксенофонтов. — А у нас все наоборот. День ото дня ком нарастает. Что-то невероятное. Фиг с ней, с истерикой в Украине. Она была и до “Евровидения”. Просто теперь еще к нам повернулась власть, всякие госорганы и так далее. Мы, по-моему, им больше проблем создали, чем радости. Хотя теперь в Украине случился из-за этого очень серьезный патриотический подъем.

Проблем и впрямь невпроворот. В Киеве нет достойной площадки. Зал “Украина” мал, оставшийся с советских времен Дворец спорта, хоть и рассчитан на 10 тысяч человек, но уже рассыпается по частям и вряд ли подлежит столь быстрой реконструкции. Обсуждались совсем невероятные варианты, вроде центрального киевского ЗАГСа — дворца бракосочетаний, или Национального выставочного комплекса (вроде нашего ВВЦ). Остановились на неспешно строящемся спорткомплексе, который срочно перепроектируют под спортивно-концертный зал и постараются успеть достроить к следующей весне.

Событий подобного размаха Киев не видел. А то, что видел, вышло комом. В 1998 году на конференции ЕБРР (Европейского банка реконструкции и развития) делегаты со всей Европы были шокированы условиями киевских гостиниц. Сейчас отелей стало больше, и их качество лучше, кое-что еще строится, но, по прогнозам, этого совсем недостаточно.

Финал же “Мисс Европы” в 1997 году вообще закончился в Киеве скандалом. Участницы прятались в посольствах своих стран, спасаясь от преследований киевских “братков”, требовавших от еврокрасавиц непременного ужина “в ночном клубе”, ибо, по их разумению, это входило “в обязательные условия” конкурса.

Тем не менее более позитивного паблисити, которым Украина пользуется уже месяц со дня победы Русланы на “Евровидении”, еще не было. Осталось им правильно распорядиться.



* * *

“Главное — это вера в себя”, — сказал Александр Ксенофонтов, когда мы рассуждали и об Украине, и о России с ее несбывшимися надеждами. В отличие от своей жены, с благородством победительницы защищающей нашу Юлю Савичеву от нападок прессы, мы были более саркастичны, коснувшись, например, балета из Франции, выписанного Первым каналом за огромные деньги. Страна, родившая Чайковского и балетную школу, не смогла найти пяти вменяемых танцоров!

— Это говорит об очень сильном неверии в себя, — предположил Александр, — неверии и болезненном желании во что бы то ни стало понравиться. Это — неправильно. Это порождает комплексы. Сначала надо поверить в себя, а остальное прирастет. Если ты приходишь и не веришь, что лучший, никто другой тоже не поверит. А если приходишь, уверенный, что ты лучший, но ничего толком и правильно не делаешь, то результат будет еще плачевнее...

Золотые Сашины слова прервала звонкая телефонная трель. Он долго что-то слушал, нажал на отбой и состроил кислую гримасу.

— Они оргкомитет по “Евровидению” создают.

— И что?

— Какой оргкомитет, такое и “Евровидение” будет...





Партнеры