Горячий латышский парень

11 июня 2004 в 00:00, просмотров: 208

Досье “МК”. Родился в Лиепае 15 октября 1979 года, рост 173 см, вес 68 кг, играл за лиепайский “Металлург”, рижское “Сконто”, с декабря 2003 г. — футболист “Динамо” (Киев). В чемпионате Латвии 114 матчей, 48 мячей, за сборную Латвии 28 матчей, 10 голов.

Впервые за свою историю футбольная сборная Латвии примет участие в чемпионате Европы. Тем не менее многие специалисты считают, что одним из главных открытий турнира вполне может стать форвард прибалтов Марис Верпаковскис.

— Я знаю, что тебе делал предложение московский “Спартак”. Почему ты выбрал киевское “Динамо”?

— Было не совсем так. В общем, лиепайский “Металлург” не хотел отпускать меня в “Сконто” и пытался отдать кому угодно, только не рижанам. Тем более что у “Металлурга” была какая-то договоренность со “Спартаком”, в рамках которой обе команды могли обмениваться футболистами. На тот момент мне очень хотелось играть в “Спартаке”. Не нравилось единственное — то, что я вызвал интерес красно-белых не своей игрой, а совершенно иными факторами. Другое дело, если бы меня увидели и пригласили к себе специалисты из “Спартака”, потому что посчитали, что я хороший игрок. А по другим причинам играть в этой команде мне, признаться, не хотелось.

Также я был на просмотре в Англии. Сначала в “Портсмуте”, а потом — в “Вулверхэмптоне”, но и там до серьезного предложения дело не дошло. На тот момент у меня был контракт со “Сконто”, и они хотели получить за меня хорошую трансферную сумму. В итоге клубы так и не смогли договориться между собой. В конце концов я оказался в киевском “Динамо”, где играю уже четыре месяца.

— Уже освоился в Киеве?

— Период адаптации прошел довольно быстро и легко. Естественно, поначалу все казалось чужим, но коллектив у нас очень дружный и сплоченный. В команде у меня со всеми прекрасные отношения, но больше всего общаюсь с Олегом Гусевым и Белькевичем. Наш тренер Алексей Михайличенко мне понравился сразу: отличный специалист — мне понятны его требования, все цели он ставит очень четко. Нагрузки, правда, очень жесткие... А к самому городу нетрудно было привыкнуть: здесь очень красиво.

— Украинская кухня очень жирная — приобщился уже к ней?

— Мне борщ нравится. И вовсе он не жирный. Сало я не ем. А все остальное мне пришлось очень даже по вкусу.

— Семью уже перевез в Украину?

— У меня пока нет собственной семьи. Я здесь со своей девушкой, с которой мы уже вместе 5 лет. Сейчас она, правда, уехала обратно домой, в Ригу, потому что ей необходимо сдать сессию. А родители остались в Латвии.

— Ты сам-то учишься?

— На данный момент я в академическом отпуске. Уж очень трудно совмещать футбол и учебу. А вообще я обучаюсь на финансиста.

— Почему на финансиста?

— В математике разбираюсь. С цифрами возиться люблю. С детства предмет хорошо давался.

— Марис, как же ты попал в футбол?

— Это было неизбежно. У меня в семье всегда царила футбольная атмосфера. Все дело в том, что мой отец Илмар Верпаковскис был футболистом — играл во второй всесоюзной лиге, в команде “Звейниекс”. Так что у меня, видно, не могло быть иного будущего. Еще совсем малышом папа брал меня на свои игры — как домашние, так и выездные. Потом я пошел в спортивную школу, и началась моя профессиональная карьера. Самый интересный для меня период прошел с 14 до 17 лет — тогда я тренировался у собственного отца.

— И каково это?

— Признаюсь, что трудновато. Потому что самые большие требования были именно ко мне и претензии, соответственно, тоже. Так что доставалось больше всех. Хотя, возможно, именно это отношение и дало мне плоды, которые я пожинаю сейчас. Тем более такой период очень важен для начинающего футболиста — закладываются азы техники, профессиональные навыки.

Позже получилось еще интереснее: мы с отцом стали играть в одной команде первой лиги латвийского чемпионата. Папа был играющим тренером и исполнял роль центрального полузащитника, а я играл нападающего. Пробегали в одной команде мы около полутора лет.

— Почему ты выбрал для себя именно амплуа форварда?

— Даже не знаю... Как-то с детства начал играть на этой позиции. Позже, когда стал футболистом лиепайского “Металлурга”, меня ставили вперед. Потом я перешел в “Сконто” — команду-лидер латвийского чемпионата. Многие тогда меня не поняли, расценивали это как предательство: ведь я ушел в команду, которая является основным соперником “Металлурга” во внутреннем чемпионате. Но главное, что мои родные понимали, что я сделал это только для того, чтобы совершенствоваться и прогрессировать в футболе. И я не ошибся. “Сконто” на самом деле мне многое дала: оттуда я попал в сборную Латвии.

— За российским чемпионатом наблюдаешь?

— Да. Я очень тщательно отслеживаю результаты вашего чемпионата. Особенное внимание уделяю двум командам — “Крыльям Советов” и ярославскому “Шиннику”. В последней играют Рубин и Карлсон — футболисты сборной Латвии, а также Лагевка — поляк, который раньше играл в “Сконто”. А за “Крыльями” слежу, потому что встречался с президентом этой команды Ткаченко, и он произвел на меня очень хорошее впечатление, понравилось, как он ведет дела в этом клубе. Надо думать, что у самарцев — большое будущее с таким руководством.

— А зачем встречались с ним?

— Собирался в “Крылья”. К сожалению, мой переход не состоялся. Говоря “к сожалению”, имею в виду ситуацию на тот момент. Сейчас я в “Динамо” и рад, что играю за эту команду, — все здесь меня устраивает. Так что просто со стороны наблюдаю за чемпионатом России, и хотелось бы отметить, что там много прекрасных игроков. Очень нравится, как играет Андрей Каряка, — я думаю, что он будет одним из лидеров в российской команде на Евро-2004. Еще импонирует Сычев.

— Первый раз сборная Латвии будет участвовать в ЧЕ — и в этом твоя заслуга, чувствуешь себя героем?

— Это не только моя заслуга. Мы играли все вместе и добыли путевку в Португалию тоже все вместе. Мы уже долго играем вместе и чувствуем друг друга: команда очень сбалансированная.

— Звездная болезнь не настигла от таких головокружительных успехов?

— Это лучше спросить у окружающих. Хотя лично мне кажется, что она меня не задела. Да что говорить: даже среди моих друзей нет тех, кто попал под ее влияние. Я просто не общаюсь с людьми, которые “со звездочкой”.

— А фамилия Верпаковскис — это латышский вариант от Верпаковский?

— Нет. Это наша родовая фамилия. Все мои предки были Верпаковскисами. Хотя особенно свое генеалогическое дерево я не знаю.

— Ты отлично говоришь по-русски — где выучился?

— Хотя и преподавали в школе всю жизнь на латышском, у нас были уроки русского языка. И к тому же у меня мама — русская. Она со мной дома говорила на этом языке. Естественно, если бы не она, то я не говорил бы на таком уровне.

— Как проводишь свободное от тренировок время?

— Мы с девчонкой отправляемся куда-нибудь поужинать. Иногда ходим в кино. Ей частенько хочется походить со мной по магазинам, но для меня это такая пытка! После посещения первого же магазина устаю больше, чем когда играю в футбол. Лучше уж по полю побегать, чем устраивать этот шопинг...




    Партнеры