Получили в Фару

14 июня 2004 в 00:00, просмотров: 210

Фару — городишко в общем-то небольшой — содрогался субботним вечером от нахлынувшей разноязыкой и разноцветной толпы. Но если испанские сеньоры и сеньориты голосили и клаксонили вовсю от радости, то российские парни и девчата все больше, охая да кляня судьбу, матерились. Не по адресу наших футболистов или тренеров, нет — так, в пустоту. Вспоминали про Онопко, с которым порядка в защите было все-таки побольше. Говорили, что, быть может, имело смысл взять его в Португалию — благо травма у него не самая вроде бы серьезная.

Итак, опять начали с поражения. Как на прошлом “Евро” с участием России: тогда, в 96-м, проиграли итальянцам, сейчас — испанцам...

Но и главный тренер нашей сборной Георгий Ярцев, надо думать, произнес в ходе первой для своей команды игры в Португалии немало “ласковых” слов. Причем голосовых связок явно не жалел — то-то он так хрипел после матча.


АНЕКДОТ ДНЯ

Наилучшим образом проявил себя в первом матче Евро-2004 нападающий сборной России Дмитрий Булыкин. Он настолько поразил испанских селекционеров своим напором, боевитостью и бычьими габаритами, что ему уже поступило предложение переехать в Испанию. И попробовать свои силы в корриде.

Ярцев: “Мы испугались именитого соперника”

— Прошу прощения — сел голос, — Георгий Александрович в эти минуты был похож на человека, потерявшего кого-то очень близкого, но стремящегося загнать горе в глубь души. — Безусловно, ни результатом, ни игрой я не доволен. Особенно тем, что не сумели разобраться в обороне. Не хочу никого выделять.

— А к самоотдаче есть претензии?

— Сказать, что кто-то не хотел играть, было бы несправедливо... Могу заметить, что я никогда не перекладывал ответственность за неудачи на игроков. Прежде всего поражение — в том числе и это — моя вина, тренерская. Но есть футболисты, которые рвались на поле, но сыграли бледно. Скорее всего испугались именитого соперника. И желтые карточки во втором тайме, конечно, мешали. Защитники пласировались, активно оборону не вели, опасаясь удаления.

— И тем не менее это случилось. Кто теперь заменит в матче с португальцами Шаронова?

— Сами понимаете — выбор у меня небольшой. Скорее всего, в центре защиты сыграет Бугаев.

— А сильно вообще изменится состав?

— Полагаю, больших изменений не будет. У нас ведь и так оборона, скажем, не очень сыгранная — отсюда и неразбериха в нашей штрафной. А если мы ее еще раз перетасуем...

— А что с атакой-то делать?

— Знаете, игра в атаке мне в целом понравилась. И Булыкин сыграл достойно. Вообще, скажу, что состав был оптимальный.

— Ну а как же Гусев, который в первом тайме столько раз терял мяч, что, кстати, и приводило к желтым карточкам?

— Ну бывает такое: видишь, что игрок в хорошей форме, а началась игра — и у него что-то не заладилось...

— После того как вы заменили Гусева, направо переместился Аленичев...

— Дима вообще универсальный игрок. Он и в первом тайме много ходил как направо, так и налево. И я думал, что связка Евсеев—Аленичев наведет справа шороху. Увы, Вадим очень редко ходил вперед.



Аленичев: “Была чистая рука!”

Да, после перерыва Дмитрий Аленичев оказался на правом фланге. И это, увы, не пошло ему на пользу — что после игры признал и сам победитель Лиги чемпионов-2004 и лучший, на мой взгляд, игрок нашей сборной в первом тайме.

— Дима, — спрашиваю, — у тебя было два неплохих шанса забить. Чего не хватило-то?

— Ну, во втором случае испанский вратарь Касильяс просто грамотно действовал. Закрыл ближний угол. А в первом — так просто выручил. Вовремя вышел из ворот, сократил угол обстрела. Я хотел мяч через него перебросить, но...

— Во втором тайме ты показывал судье, что надо назначить пенальти.

— Да, конечно. Там же была чистая рука! И у меня ощущение, что, если бы такой эпизод случился у наших ворот, арбитр показал бы на точку.

— А чего вообще не хватило нам, чтобы хотя бы сыграть вничью?

— На мой взгляд, свежести. И, может быть, молодежь наша немного перегорела.



Овчинников: “Я не Лев Иванович Яшин...”

Вот уж к кому-кому, а к вратарю российской сборной претензий не может быть, думаю, даже у самых строгих критиков. Сколько раз Сергей Овчинников выручал в игре с испанцами — и не счесть! Но когда Валерон бил с нескольких метров практически без сопротивления — не сдюжил и Босс.

— Сереж, — интересуюсь после игры, увидев, как голкипер морщится, — что со спиной?

— Болит. Все-таки я уже не молодой человек — было бы странно, если бы у меня после матча ничего не болело. Но, думаю, ничего страшного, все будет в порядке.

— Скажи, а можно было все-таки отразить удар Валерона?

— Теоретически — да. Если бы я остался на месте и не стал гадать. Но я все-таки не Лев Иванович Яшин...

— Да ладно скромничать — столько ты выручал!

— Это вратарская работа. Проиграли — значит, проиграли все. В том числе и я.

— А если честно, пределом мечтаний была ничья?

— Можно и так сказать. Положа руку на сердце — ну когда мы обыгрывали испанцев? Уж в 64-м на что была у нас великая команда, а даже она не смогла победить их! Другое дело — вничью вполне могли сыграть. Но, наверное, поздновато к нам пришло ощущение, что нам это по силам...







Партнеры