С мозгом наголо

15 июня 2004 в 00:00, просмотров: 389

Министр обороны Иванов одержал долгожданную победу над начальником Генштаба Квашниным. Если раньше Закон об обороне допускал некую двойственность в толковании их главенства, то теперь с этим покончено. Генштаб получает тот же статус, что и любое Главное управление МО, а его начальник, соответственно, теряет в весе, правах и амбициях.


В пятницу Государственная дума приняла поправки к Закону об обороне, который отныне не оставляет никакого места для сомнений в том, кто у нас командует армией. Главный — понятно, Верховный главнокомандующий. На втором месте — министр обороны. А Генштаб — это теперь что-то вроде Совета безопасности при Администрации Президента. Должен мыслить, рисовать карты, чертить стрелки и разрабатывать стратегии. Короче, один голый мозг, лишенный всяких инструментов для реализации своих затей.

Роль, несомненно, почетная, но не для нынешнего НГШ Анатолия Квашнина, предпочитающего мыслительной деятельности “оперативное руководство войсками”. Дальнейшая его судьба неизвестна. “В какой-нибудь Бельгии в подобной ситуации начальник Генштаба ушел бы в отставку, — заметил высокопоставленный источник “МК” в Минобороны, — но в нашем случае это совсем не обязательно”.

За сокращением роли Генштаба стоит долгая история борьбы, которую невозможно описать в короткой заметке. Необходимо лишь отметить, что ее причинами стали два обстоятельства: во-первых, личность самого Квашнина, доставшего в Минобороне всех и вся своими причудами, и во-вторых, реальное распухание Генштаба вширь и вглубь, которое явно вело к его неуправляемости.

Интересно, что сам Квашнин, по всей видимости, не понимал, что своим сверхактивным поведением неумолимо приближает свой же конец в нынешнем качестве. Но если ты не даешь жить другим, им это всегда рано или поздно надоедает. Сия истина, известная любому управленцу, до Анатолия Сергеевича почему-то не доходила, и это тоже кое-что говорит о его характере и способностях.

Как бы там ни было, с прежним Генштабом покончено. Через две недели Совет Федерации утвердит принятые поправки, затем они уйдут на утверждение президенту, но это уже формальности. Сокращение роли Генштаба можно считать вопросом решенным. Теперь встают другие вопросы: а) как создать “мыслящий” Генштаб на месте бесконечно инспектирующего, проверяющего и маневрирующего органа с ориентирами и инстинктами ротного командира; б) кто теперь будет вместо него инспектировать, проверять и маневрировать, то есть собственно управлять войсками?

На первый вопрос ответа нет. Высказываются идеи, что стратегиями и планами войн будущего должны заниматься не только офицеры, но и гражданские специалисты, военные историки, политологи, эксперты по части оружия и разоружения. В идеале это должны быть люди с очень свободными, незашоренными мозгами, выросшие, как ни странно, на компьютерных играх и голливудских боевиках — потому что войны будущего будут именно такими, как в этих играх и фильмах. Однако это всего лишь предположения. Неизвестно, где взять таких людей. Еще сложнее — внедрить их в заросшую мхом среду нынешних генштабистов, которые свято верят, что их задача не создавать новое, а “отстоять и сохранить то, что есть”.

Со вторым вопросом ясности ненамного больше. Управление войсками полностью перейдет главкомам видов и командующим родами ВС, но любое преобразование подобного рода всегда проходит через стадию хаоса. Кроме того, наверняка понадобится создавать некую структуру, способную координировать действия силовых структур различных ведомств. Прежде эту задачу пытался взять на себя Квашнин. Новый Генштаб уже вряд ли сможет претендовать на такую роль, но задача-то все равно останется. По-видимому, это будет следующая большая проблема, которую придется разрешать министру обороны Сергею Иванову.




    Партнеры