“Кинотавр” и сьюзан против спида

15 июня 2004 в 00:00, просмотров: 228

Сегодня вечером все кончится. Для всех — и для тех, кого наградят, и для тех, кому ничего не достанется. Юбилейный, XV “Кинотавр” поставит точку. Украсить церемонию закрытия Рудинштейн пригласил голливудскую умницу Сьюзан Сарандон. Одна из столь любимых русскими женщинами “Иствикских ведьм” славится своим серьезным отношением к миру. Еще школьницей она боролась против войны во Вьетнаме, теперь все силы кладет на то, чтобы помочь голодающим и жертвам СПИДа.

Как ни странно, с нашей стороны в атаке на ВИЧ-инфекцию ее поддержал “бригадир” Сергей Безруков, с которым они, правда, не виделись, хотя оба об этом заявили именно здесь, на “Кинотавре”.

Сьюзан Сарандон прилетела в Сочи на “Кинотавр” в воскресенье вечером вместе со своей дочерью Евой. Едва спустившись с трапа самолета, она спросила:

— Есть здесь тренажерный зал?

Получив утвердительный ответ, звезда решительно заявила:

— И никаких фотографов! Меня никто не должен встречать.

Но корреспонденту “МК” удалось запечатлеть звезду — и даже на пляже!

Сьюзан Сарандон повезли в гостиницу обходными путями. Правда, в ту же, где и живет вся фестивальная публика, — в “Жемчужину”, но провели через черный ход. Не распаковав вещей, она после перелета Лос-Анджелес—Нью-Йорк—Москва—Сочи отправилась заниматься на тренажерах. Потом — легкий ужин в ресторанчике при гостинице под шум волн. Мама и дочь заказали рыбу — камбалу и форель с овощами. Сьюзан продегустировала несколько водок и заявила: “Как приятно! Тиму бы очень понравилось!” (Тим Роббинс — известный муж обладательницы “Оскара”, к сожалению, не приехал с ней.) И сразу спать. Звездное утро началось с рассола. Рассол ей тоже очень понравился, но Тима она уже не вспомнила. Только пожаловалась на бессонницу. После легкого завтрака звезда решила полежать на берегу моря, спрятавшись от солнца под зонтиком. В люди она изъявила желание выйти только сегодня днем. Звезда устала и не хочет показываться, будучи не в форме. Однако после пляжа Сьюзан с Евой поехали на дачу другой звезды — сталинскую.

А Сергей Безруков вообще прилетал на полдня. После спектакля в Новосибирске, просидев в аэропорту четыре часа, он наконец сел в самолет на Сочи. Он в фаворе, он нарасхват. На “Кинотавр” Безруков приезжал представить свой еще не законченный фильм “Город без солнца”. Ему предложили в нем сыграть положительного супергероя, который влюбляется в юную наркоманку и ломает свою благополучную жизнь, чтобы вытянуть ее из этого омута. Но Сергей, прочитав сценарий, решительно отказался, заявив, что хочет другую роль — богемного фотохудожника, брата этой девушки, тоже сидящего на игле, который в конце умирает от СПИДа. Продюсер Виталий Потемкин поделился с “МК” радостью, что к фильму уже приглядывается Берлинский фестиваль.

Безруков прилетел в Сочи больной, простуженный, но очень быстро собрался и вошел в роль, перейдя на интонации Саши Белого:

— На меня в театр после “Бригады” приходят смотреть теперь не только театралы, но и реальные пацаны. А теперь я сыграю наркомана, умирающего от СПИДа, и они пойдут на меня в кино. И может быть, хоть какой-то, пусть совсем маленький процент, соскочит с иглы, а кто-то поймет, что никогда не захочет попробовать.

В остальном жизнь на “Кинотавре” течет вяло. Прилетевшие поп-звезды вместо того, чтобы устраивать свои звездные скандалы и выдавать капризы, исправно ходят в кино: Александр Розенбаум в трогательном матросском костюмчике, Иосиф Кобзон в рубашках от Версаче, Аркадий Укупник в чем-то обычном, человеческом. Ночная жизнь тоже обходится без “фейерверков” — один, настоящий, был только после концерта ко Дню независимости России. На дискотеках зажигают Борис Грачевский и Александр Иншаков, который немного поправился и перестал радовать, как в прошлые годы, своим накачанным телом пляжную публику. Нынче он дальше ресторанов не ходит. Иосиф Кобзон увлекся игровыми автоматами. Олег Янковский чуть ли не каждый день посылает гонцов за копченой барабулькой на Центральный рынок.

Одни улетают, другие прилетают на замену — только-только появились Галина Волчек и Олег Басилашвили — на юбилей своего “Осеннего марафона”.

По поводу “Золотой розы” мнения разделились: одни считают, что надо отдать “Водителю для Веры” Павла Чухрая, другие говорят, что она уйдет Валерию Тодоровскому. Его фильм “Мой сводный брат Франкенштейн” тоже поделил публику — одним очень нравится, другим — наоборот.




    Партнеры