Большой прыжок “сорок первого”

16 июня 2004 в 00:00, просмотров: 244

Сначала 41-й президент Соединенных Штатов был похож на сверкающую пылинку в раскаленном небе Техаса, синем, как кастрюля, и подпудренном белыми облаками. Приблизившись на 5000 футов к земле, пылинка вдруг превратилась в черно-золотой парашют-тандем.

Под аплодисменты многотысячной толпы 41-й плюхнулся на землю, подмяв под себя сержанта. Ему помогли встать, и он сдернул с лица шлем. На лице 41-го играла улыбка мальчишки-шалуна, хотя в этот день — 18 июня — ему исполнилось 80 лет!

— Это день радости и удивления для семейства Буш и, конечно, для всех нас, старичков, — сказал 41-й.

На парашютистском комбинезоне 41-го красовался значок. Он свидетельствовал о том, что его носитель совершил пять прыжков. Внутри значка блестела бронзовая звезда. Она означала, что один из этих пяти прыжков был сделан в боевых условиях. Это произошло в годы Второй мировой войны. Тогда 41-му было не 80, а 20 лет, и был он еще не президентом, а пилотом морской авиации, самолет которого японцы сбили над Тихим океаном.

Пять лет назад, отмечая свое 75-летие, 41-й сигал соло. Но в этот раз в связи с непостоянным, как женская любовь, ветром и слишком низко нависшими над землей облаками 41-му было приказано прыгать тандемом. Помимо четверки парашютистов, включая сержанта, вместе с 41-м прыгали два инструктора армейских “Золотых рыцарей”, в шлемы которых были вставлены видеокамеры, запечатлевшие историческое сигание 41-го.

Среди присутствовавших — рожденных ползать, которые не могут летать, то есть прыгать, были многие “осколки империи”: бывший премьер-министр Англии Мейджор, бывший премьер Канады Малруни, бывший премьер Израиля Перес, бывший президент Мексики Карлос Салинас де Гортари и другие “бывшие” эпохи 41-го. Но самым главным “осколком” был, разумеется, Михаил Горбачев. Горбачев, поприсутствовав на похоронах 40-го, прибыл из Вашингтона в Хьюстон. Из Хьюстона на спецпоезде он совершил бросок в Коллидж-Стэйшн. На голове отца перестройки и гласности красовалась белая шапка-козырек с автографом 41-го.

Как рассказывал сам Горбачев, 41-й целых два года уламывал его прыгнуть вместе с ним. Но так и не уломал. Горби оказался прочнее и Берлинской стены, и Советского Союза. “Почему?” — спросили его. “Я испугался”, — откровенно признался Горби. Вот это гласность!

41-й избрал ускорение. Ему тоже задали вопрос “почему?”, и он тоже ответил откровенно:

— Меня часто спрашивают, цитируя жену мою, Барбару, что заставляет меня прыгать с полностью исправного самолета? Во-первых, я люблю скорость, люблю наслаждаться ею. А во-вторых, это дает пример пожилым людям и здесь, и за границей. То, что тебе стукнуло 80 лет, еще совсем не означает, что ты нокаутирован, что ты уже вне игры.




Партнеры