Утомленные сексом

16 июня 2004 в 00:00, просмотров: 1291

Эра “Кинотавра” закончилась. Именно так, абсолютно без преувеличения, можно сказать. Нет, конечно, бренд купят — уже почти договорились, но это будет совсем другой “Кинотавр”. И Рудинштейн при всей его энергичности не забьется в угол и обязательно что-то еще придумает. Вот только “Кинотавра” — настоящего, 15-летней выдержки, уже не будет. Может быть, поэтому весь последний “Кинотавр” в воздухе витала грусть-тоска, а не секс-секс-секс?

Не случилось ни одного громкого романа, которыми так славился фестиваль у самого Черного моря. И детский счет, который так любил вести Марк Григорьевич, — счет младенцев, рожденных после “Кинотавра”, — тоже закрыт.

“Вот и все”, — это вся его прощальная речь. Так он решил — после церемонии закрытия устроить церемонию прощания. Музыка из “Мюнхгаузена”. Пустая звездная дорожка. Лестница в небо. Вот и все. Фейерверк отменяется. Марк Рудинштейн и Олег Янковский ушли красиво. Результаты последнего 15-го “Кинотавра” никого особенно не удивили, и даже ночью на пляже накануне как-то вяло обсуждались шансы и слухи, которые, конечно, просочились.

“Золотая роза” по праву досталась “Водителю для Веры” Павла Чухрая. Ему же достался приз за лучший сценарий. Гран-при отдали Валерию Тодоровскому за картину “Мой сводный брат Франкенштейн”. Приз за лучшую мужскую роль получил Александр Абдулов (“О любви” Сергея Соловьева). Лучшая женская роль — Полина Агуреева (“Долгое прощание”). Лучшим дебютом назвали съездившую до “Кинотавра” в Канн “Шизу” Гульшад Омаровой. Приз президентского совета за лучший актерский ансабль достался картине “Мой сводный брат Франкенштейн”. А специальное упоминание жюри с формулировкой “Но пораженья от победы ты сам не должен отличать” заслужила картина Андрея Прошкина “Игры мотыльков”.

Эклюсклюзивно приглашенная звезда “Кинотавра” Сьюзен Сарандон почти два дня вместе с дочерью развлекались-отдыхали на берегу Черного моря, и только напоследок ей назначили пресс-конференцию. Да, вот что значит обаяние интеллекта — ни один папарацци не выпрыгнул из-за угла, когда Сарандон ходила завтракать или полежать на пляже. Да, прилипают и скандалят те, кто сам на это нарывается. Она даже бровью не повела, когда в первый же вечер в прибрежный ресторанчик, где они с дочерью Евой ужинали, ворвалась наша кинозвезда с криками: “Это кто здесь сидит?! У меня здесь банкет!”

“Я люблю тебя” — так Сьюзен с дочерью Евой благодарили официантов и хозяйку ресторана “Дионис” Маргариту, в котором американские гости ели-пили все эти дни. Маргарита, растаяв, дала Сарандон свой десятилетний, но “Бэнтли” (!) — съездить на сталинскую дачу. Главным сочинским удивлением для Сьюзен стала кровать Сталина. “Как он мог на ней умещаться? — воскликнула она. — Даже мне здесь будет тесновато!” Она не знала, какого роста был наш вождь, и привычек политической элиты той поры спать на узких коечках-диванчиках. Ее подвели к “чучелу” — фигуре вождя, и она с удовольствием с ним сфотографировалась.

Еще Сьюзен просила отвезти ее куда-нибудь, где маленькие домики на маленьких улочках. Ей так рассказывали, что на Черном море в России — как в Италии. Ну, с этим желанием у нее ничего не вышло.

Зато кормят ее здесь так, как она хочет, — морепродукты, белая рыба, овощи. И, конечно, ест она совсем немного — следит за собой. И результаты, как говорится, налицо — в 57 лет “как огурчик”.

И с чувством юмора у нее все в порядке. Увидев фотографа из “МК” Гену Авраменко с татуировкой на лысом затылке — листком марихуаны, тут же вытащила откуда-то маленькую мыльницу и сфотографировала Геннадия сзади.

Своему мужу Тиму Роббинсу Сарандон привезет в подарок бутылочку перцовочки, которая так ей понравилась. “Тим будет в восторге, — сказала Сьюзен. — Жаль, не могу взять с собой тех вкусных соленых огурцов, какими я здесь ее закусывала”.

А когда во второй тихий вечер в ресторан, где иностранные звезды ужинали, вошла Татьяна Михалкова и Сьюзен сказали, кто она, то Сарандон тут же пригласила ее за стол и объявила: “Да, мне нравится фильм Никиты Михалкова “Раба любви”. Татьяна Михалкова начала рассказывать про свой бизнес, и Сьюзен заинтересовалась, где можно в Москве купить одежду молодых дизайнеров. Михалкова тут же назвала все “пароли и явки”. Сьюзен обрадовалась и сказала, что у нее будет день в Москве и она обязательно все найдет.

Дочка Сьюзен Ева наслаждается морем. Оно ей так понравилось, что она в первый же раз, когда пришла на берег, залезла в воду, которая, между прочим, всего-то 20 градусов. А выйдя на берег, тут же, счастливая, кинулась звонить друзьям в Америку: “Я сейчас купалась в океане! Здесь столько медуз, и они не кусаются! Я с ними играла — они такие смешные”. Причем вначале она боялась из-за медуз заходить в воду, и переводчику пришлось долго ей объяснять, что наши медузы не кусаются, что их можно брать в руки, что они как кисель. И Ева решила даже не ходить на мамину пресс-конференцию, а в компании телохранителя отправилась на море — одни заокеанские гости здесь, естественно, не ходят. И на пляже бодигарты, разумеется, не раздеваются и сидят рядом с обнаженными знаменитостями черными воронами.




Партнеры