Пора бояться

16 июня 2004 в 00:00, просмотров: 1275

“Меня зомбируют!”, “у меня считывают мысли!”, “меня пытают в собственной квартире с помощью неизвестного оружия”... Люди постарше помнят — такими страшилками пестрели газеты конца 80-х — начала 90-х годов. Тогда кончалась тоталитарная эпоха и была объявлена “гласность”. Со временем шум вокруг психотроники поутих. Но история склонна повторяться. Полуфантастические заявления москвичей вновь валом пошли в различные инстанции.


Ну вот, прорвало наконец — “знающие” политологи говорят, мол, укрепление вертикали власти должно было рано или поздно вызвать подобную реакцию. Люди, вспомнившие эпоху репрессий и слежек, потянулись дружным строем в столичный Комитет экологии жилища, выступающий против использования психотронного оружия. За весь прошлый год только сюда за помощью обратилось 150 человек, в этом году — уже больше полусотни. Жаловались граждане в основном на вибрации в квартирах, кратковременную потерю памяти, лучевые ожоги (кстати, есть подтверждающие их наличие мединские заключения) и пр.

Тех, кто рискнул обратиться в милицию и к психиатрам, признали (по данным Комитета экологии жилища) неврастениками и шизофрениками. А между тем некоторые московские ученые убеждены, что эксперименты с психотронным оружием действительно возобновились. Ведь не бывает же, как говорится, дыма без огня. За комментариями “МК” обратился к человеку, который много лет возглавлял отдел “секретного” института, занимавшегося разработкой психотронного оружия.

Справка “МК”: Николай Заличев — доктор технических наук, профессор, проректор Российской академии медико-социальной реабилитации. Автор 15 изобретений и более ста печатных работ в области телеметрии и статистической радиотехники, компенсации помех и теории надежности, обеспечения безопасности судовождения и т.д.



— Николай Николаевич, и все-таки велась ли в нашей стране разработка психотронного оружия?

— Некие эксперименты стали проводить сразу же после создания высокочастотного генератора (кстати, российские ученые сделали его первыми в мире) в 1963 году. В конце 60-х уже появились описания клинических наблюдений. Правительство тратило на это бешеные деньги. Исследования проводили два академических института, все сотрудники которых имели первую форму секретности. Тогда власти в первую очередь предполагали применять оружие не на американцах, а на своем народе. Но самими учеными, как это часто бывает, решались не военные задачи, а чисто научные.

— И что же за оружие вы тогда сотворили?

— Вы должны иметь представление о том, что это такое вообще. Всего лишь конкретная “машина”, железка, которая излучает радиоволны, имеющие определенный частотный спектр. В результате человек, сидящий за пультом, получает возможность управлять поведением тех, на кого направлено излучение. Например, вызвать агрессию, панический страх, уныние и т.д. “Железку” мы создали, но она была по большому счету лишь макетом того, что хотели получить, ведь многое решалось “методом тыка”. Единственное, что было точно понятно, — под воздействием нашего агрегата происходили изменения в центральной нервной системе, электромагнитное излучение (ЭМИ) влияло на кровообращение, сердечную деятельность.

— Люди, на которых испытывали оружие, знали об этом?

— Разумеется. Ведь в роли “подопытных кроликов” выступили сами ученые.

— Что чувствует человек под воздействием пси-оружия?

— Он ничего не помнит. Это похоже на гипноз (которому, кстати, тоже далеко не все подвержены). Человек мгновенно не меняется. Существует некий порог, который он должен перейти, и этот порог похож на засыпание. Те, у кого воля сильная, могут несколько минут сопротивляться воздействию. Для более слабых достаточно нескольких секунд.

— Кстати, а что стало потом с учеными, на которых проводились эксперименты? Вы пытались проследить их дальнейшую судьбу?

— Насколько мне известно, ни с кем ничего плохого не произошло. Никто не покончил жизнь самоубийством, не заболел раком или еще какой-нибудь смертельной болезнью. Скорее наоборот, многие достигли успехов в науке, написали книги.

— Как думаете, люди, обратившиеся за помощью в этом году, действительно подвергались воздействию?

— Трудно однозначно сказать. Массового использования пси-оружия в России, как мне кажется, все же нет. Я принимал участие в разработке оружия до 1991 года, и в то время наши исследования просто не позволяли его массово применять. Не было известно, какие именно волны какое именно состояние вызывают, никто ничего не знал о последствиях и т.д. Это как ружье, которое может выстрелить в кого угодно. Ну а после развала СССР была по сути разрушена научно-исследовательская база, разбежались ученые, принимавшие участие в эксперименте.

— Но ведь базу вполне могли воссоздать. И, возможно, даже криминальные структуры...

— Экспериментаторов, наверное, действительно становится все больше. И не исключена вероятность, что и частных. Но скорее всего они сами не знают, что творят. Убежден, что результаты своих опытов объяснить они не могут. Такие параметры, как частоты и фазы излучения, подходящие для “боевого” применения, пока и не известны. Но самое главное — чтобы сделать действительно эффективное оружие, нужно понять, что такое объект, на который оно будут воздействовать, то есть что такое жизнь вообще. А это задачка не из простых.







Партнеры