Александр Мостовой: “Это мне воткнули нож в спину!”

17 июня 2004 в 00:00, просмотров: 166

Теперь всем известно, что дела в стане сборной России по футболу не так благополучны, как казалось раньше. Одного из самых ярких игроков — Александра Мостового, которого болельщики уважительно величают Царем, в главной команде страны больше никогда не будет. “Мне надо остыть, — сказал Царь, уезжая из Португалии, — позвони поздно вечером, тогда обо всем и поговорим”. В одиннадцать вечера по испанскому времени Мостовой уже был дома в Виго. И действительно, наш разговор выдался обстоятельным и откровенным...

— Саша, как ты?

— Нормально. Только не понимаю, почему раздули из мухи такого чудовищного слона. Что я такого сделал?

— Как раз многие возмущены решением Георгия Ярцева. Так что именно вменяется тебе в вину?

— Я сам не понимаю. Ни-че-го. После матча, как обычно, журналисты задавали вопросы. Разве я виноват, что из одиннадцати игроков остановились поговорить с журналистами только два-три человека? Я ответил на несколько вопросов.

Обычное дело: мне задают — я отвечаю, мне задают — я отвечаю. Все! Я что, оклеветал кого-то? Журналисты потом что-то написали, и вдруг... Ярцеву не понравилось, что я якобы сказал: мы как-то неправильно готовились или еще что-то...

— Ты сам видел эту газету?

— Да нет, даже не видел ее. Журналисты могли переставить акценты, но даже если я там что-то вдруг сказал, если кто-то что-то написал, елки-палки, на таком турнире нормальный тренер европейского уровня, а не человек, мыслящий советскими стереотипами, вызывает тебя, общается и говорит: “Слушай, может, мы чего-то не то, может, ты как-то неправильно... Давай, что ли, по-другому как-то”. Замяли тему — и все, правильно?

Закончится турнир — пожалуйста, устраивай разбор полетов. А что и кому доказали тем, что убрали меня? Что я, не проживу, что ли? Я просто искренне не понимаю, из-за чего раздули всю эту лабуду.

Если бы я хотел выдать что-то сенсационное — мог бы рассказать, как мы готовимся, как тренируемся, мог бы рассказать такие вещи, что у всех волосы бы встали дыбом, но я же не стал этого делать — зачем?

Тем более игра ответственная впереди. Просто обидно: ни с того ни с сего к тебе подходят и говорят: “Ты нам не нужен, все, уезжай!” Я спрашиваю: “Вы мне скажите, почему?” А мне в ответ: “Вот эта статья, ты там сказал, что мы, мол, плохие...” Если бы ко мне пришел кто-то из тренеров: “Знаешь, по-моему, ты плохо играл”, — я сказал бы: “Ну, ладно”. А кто хорошо играл? Ты Францию видела с англичанами? До 90-й минуты французы вообще не знали, что делать. Зидан забил со штрафного, а так-то его видно не было.

— А в чем истоки твоего конфликта с руководством сборной?

— Слушай, Оль, ну какой конфликт?! Я ударил кого-то или убил? Вы все издеваетесь, что ли? Что я сделал-то? Просто после игры дал интервью, как тебе вот сейчас даю. Мне все звонят сейчас, спрашивают чего-то, поддержать пытаются. А чего меня поддерживать? У меня чистая совесть. Мне смешно и дико слушать все это — из-за ничего, просто на пустом месте. Я что, схватил за горло кого или напился, наконец?..

— Кстати, такие слухи были...

— Поверь, если б я, к примеру, напился, что для меня в принципе недопустимо, и меня уволили, я бы сказал: “Да, действительно, я напился, я виноват”. Честно и открыто — почему нет, правильно?

— Со слов доктора команды Василькова, — “Люди, которые стреляют в спину, нам не нужны”, — ты настоящий предатель, и это при том, что ваши отношения всегда были самыми теплыми и дружескими в команде и вне ее.

— После таких его слов мне кажется, что нож в спину воткнули мне. Что ж, наверное, этот человек для меня тоже перестанет существовать, как и я для него.

— Ярцев сказал, что твой отъезд связан также с невыразительной игрой в матче с Испанией. Но в этом случае имеет смысл отправить домой добрую половину состава. Как прокомментируешь?

— Вот, правильно про добрую половину. А неяркая игра с Испанией из-за чего, по-твоему? Из-за того, что мы были недостаточно хорошо к ней готовы. Проблема-то тогда не только в самих футболистах.

— Не жалеешь сейчас, что дал интервью испанской прессе?

— Я, во-первых, не давал интервью, я давал короткие ответы на те вопросы, которые мне были заданы после матча с Испанией в микс-зоне, где должны все футболисты останавливаться и разговаривать. Но так как у нас в команде многие стараются избегать общения с прессой, с журналистами разговаривали я, Аленичев и еще Смертин. Мне задавали вопросы, я на них отвечал. Все. Я вообще никого не хотел ни задеть, ни уж тем более как-то обидеть.

— Что было сказано дословно?

— Я сказал: мы сыграли плохо, а что такого в этих словах? Проигрывать тоже надо уметь...

— Ты остаешься при своем мнении, что команду перегрузили “физикой” во время подготовки?

— Я вообще не хочу говорить на эту тему, об этом пускай тренеры думают. Я ответил то, что я чувствовал на поле, то, что чувствовали ребята...

— Говорят, Ярцев лично прослушивал пленку с записью интервью. Это правда?

— Этого я не знаю. Мне вообще это неинтересно. Да ведь, я повторюсь, никакого интервью не было. А если они на самом деле что-то прослушивали, выходит, специально искали, к чему можно прицепиться.

— Саша, как вы расстались с Георгием Александровичем?

— Ну как... Он зашел ко мне в номер, накричал...

— Накричал?

— Ну да, такая у него манера общаться.

— А что именно он сказал тебе?

— “Собирай вещи и уезжай — мы в тебе не нуждаемся”. Я ответил: “Нет проблем. Всего хорошего”.

— А ребята за тебя заступиться пробовали?

— Да кто будет заступаться? Все боятся.

— Даже Дима Аленичев, с которым вы жили в одном номере в Виламоуре?

— А что он скажет? Он спросил Ярцева, почему так. “Я не хочу разговаривать, мы так решили, и все”, — вот все, что ему ответили.

— Когда ты покинул расположение сборной?

— Команда уехала в Лиссабон во вторник утром. Я спокойно собрался и уехал в Испанию.

— Теперь двери в сборную при Ярцеве, надо полагать, закрыты?

— Какие двери в сборную?! Мне 35 лет, елки-палки! Кому их открывать? Вы что думаете, я до пятидесяти лет буду играть в сборной? Что, у нас нет молодых ребят, которые играют?

— Многие считают, что наша команда играет в ретро-футбол. Это так?

— Не знаю. Вопросы — к тренеру.

— Твои друзья — Виктор Онопко, Валерий Карпин — уже звонили?

— Очень многие позвонили вчера. И все — в недоумении. Никто ничего не понимает. Спрашивают: “За что, Саша?!” А я ничего не могу ответить... Сам очень хочу узнать ответ на этот вопрос.

— Чем будешь заниматься в ближайшие дни? Поедешь в Португалию зрителем или вернешься в Москву?

— Пока буду отдыхать здесь, в Испании. За последнее время мне так надоело все это... Вся чушь, которую метут, все друг друга выгораживают, все вокруг ищут виноватых. И главное — все боятся. Чего? Кого? Каждый — сам за себя. Мне это смешно и дико одновременно.

— Что-то изменилось в планах на продолжение карьеры?

— Пока нет. Сейчас я в отпуске и рассматриваю предложения.

— А “Сельта” вернула деньги, которые задолжала тебе?

— Нет еще.

— Саша, ты в душе не будешь злорадствовать в случае поражения сборной?

— Что же я — сумасшедший? Мне все равно, со мной или без. Я хочу просто, чтобы ребята выиграли.




Партнеры