Не все получили по “розе”

17 июня 2004 в 00:00, просмотров: 183

С этим стоит смириться: “Кинотавр” показывает не лучшее, а то, что у нас есть. Поэтому одни картины получают все, другие — ничего. Никто никогда не был до конца доволен решением жюри. И всегда говорили: мол, все уже распределено — как своим не дать? Но с другой стороны, где нам взять других кинематографистов? За 15 лет в одном киношном кругу, конечно, завязываются определенные отношения. А для русского человека дружба дороже истины. Как спел Розенбаум на закрытии: “Кинотавр” — чумной фестиваль, “Кинотавр” — наш ласковый бык”.


В этом году не повезло картине Валерия Огородникова “Красное небо”: ее показали в самом начале фестиваля, хотя она — одна из интереснейших. Причем так же считает и председатель жюри Марк Рудинштейн. И за замечательный дебют актриса Елена Калинина не получила ничего. В этом году Марк Григорьевич предложил обойтись без многочасового обсуждения: каждый член жюри, как когда-то в боксе, писал свое мнение на листочке и отдавал в счетную комиссию. Что тоже наложило отпечаток на расклад призов, потому что в жюри — творческие люди, которым обязательно надо все “размять” да проговорить.

Вот и фильм Сергея Урсуляка “Долгое прощание” по одноименной повести Юрия Трифонова совершенно неожиданно не получил приз Гильдии киноведов и кинокритиков, хотя по всем признакам должен был. А при всем при том его эмоциональное воздействие из разряда — “не отпускает”. Надеюсь, “Долгое прощание” скоро выйдет в прокат, и тогда о нем можно будет поговорить подробнее. А пока остается только поздравить жюри с достойным выбором: Полину Агурееву из “Прощания” назвали лучшей актрисой. Жаль, сама она за призом приехать не смогла: скоро станет мамой.

Но в итоге, как ни странно, мнения по поводу “Золотой розы” — главного приза “Кинотавра”, — как правило, совпадают. За исключением махровейших в своей предвзятости персонажей. А “роза”, как “МК” уже сообщил вчера, досталась “Водителю для Веры” Павла Чухрая. И то, что она — его, было ясно сразу после показа. Потому что именно такое кино должно получать главную награду отечественного фестиваля — большое, мастерски сделанное полотно со всеми компонентами фильма, который зритель полюбит сразу и надолго. Крепкая история, яркие актерские работы молодых — уже известного Игоря Петренко и дебютантки Алены Бабенко — и мэтров — Богдана Ступки и Андрея Панина; добросовестно воспроизведенный исторический фон — 1962 год, Крым, генеральская дача, флот.

Итак, слово — победителю, режиссеру с мировым именем Павлу Чухраю, получившему кроме “Золотой розы” еще два приза — за режиссуру и сценарий.

— Скоро ваша картина выходит в прокат?

— 29 июля. Вроде не в самое удачное время — лето, но продюсеры так решили, а они — люди опытные. Правда, я, честно говоря, больше уповаю на телевидение. При неплохом прокате “Вора” в мире у нас в кинотеатрах его почти никто не видел. (Напомним, что фильм “Вор” был номинирован на “Оскар”, после чего и режиссер, и актеры стали получать приглашения от Голливуда. — Авт.)

— Между “Вором” и “Водителем для Веры” — семь лет. Почему такая пауза — вы были много заняты в Америке?

— Сценарий “Водителя...” я писал всего полтора месяца, но деньги мы искали очень долго. И за это время успел написать сценарий для голливудского продюсера Питера Хоффмана. Мы с ним даже уже начали искать натуру для съемок. Но тут нашлись деньги для “Водителя...”, а он был мне очень дорог, и я, поскольку заранее предупредил Хоффмана, вернулся в Россию. Но все равно деньги быстро кончились, мы простаивали — сначала четыре месяца, потом — еще десять. И каждый раз никто не мог сказать, появятся деньги на продолжение или нет. Люди в группе менялись, я не мог их держать, не мог врать, когда сам не знал, пойдем ли мы дальше и когда. Это было очень тяжелое испытание, и я благодарен своим продюсерам Игорю Толстунову, Александру Роднянскому, Константину Эрнсту, который подключился в трудную минуту. У них — настоящие творческие амбиции, благодаря чему они верили в наш проект и довели его до конца. А я еще за время простоя снял документальный фильм “Дети из бездны” — о Холокосте — для международного проекта Стивена Спилберга. Он хорошо и в мире идет, и у нас. Первый канал его уже два раза показывал. И знаете, никто не знает, что в твоей жизни окажется главным... Может, как раз эта лента о Холокосте. Я сам никогда не думал снимать об этом, но когда Спилберг мне предложил, не смог отказаться. Я понял, что это мой долг перед погибшими.

— А что еще вам в Голливуде предлагали?

— Много чего, но я ведь не англоязычный человек. Да и здесь я делаю то, что хочу. От истории с Питером Хоффманом я даже с легкостью отказался. Потому что это все вторично. Они хотят, чтобы мы снимали так, как они себе Россию представляют, — получаются какие-то кубики из их стереотипов, а не реальная картина. И мне это делать хоть и денежно, но неинтересно. Хоффман как друг понял меня. А проект мы разрабатывали для Володи Машкова и Миллы Йовович — полукриминальная история о русских эмигрантах в Америке. Это была бы абсолютно проходная лента. А когда ты понимаешь, на что тратишь годы, то и нет в этом смысла. Несмотря на то что “Вор” в Америке год не сходил с экранов, я для них хоть и интересен, но все равно чужой. Мне три раза предлагали снять фильм про Гагарина. Я даже не выдержал и спросил: “Почему вам всем нужно про Гагарина?!” И тут мне сказали правду: “Ты знаешь, в Америке Россия — это два имени: Ленин и Гагарин”. И зачем мне это? Я живу в своей стране и худо-бедно делаю то, что умею и люблю. Да и времени осталось мало. Некогда заниматься ерундой.




Партнеры