Вставай, страна погромная...

17 июня 2004 в 00:00, просмотров: 849

Евро-2004 в Португалии набирает обороты, а вместе с ним и фанатские выходки по поводу проигрышей национальных команд...

В Кройдоне, пригороде Лондона, в ночь с 13 на 14 июня полицейские сошлись в схватке с фанатской толпой из 150 хулиганов. 5 полицейских были ранены, а за решетку угодил 31 человек. В Бирмингеме буянили две сотни разочарованных поклонников, 12 из них арестовали. В Болтоне болельщики опрокинули и подожгли два полицейских автомобиля, в местечке Уэкфилд несколько сотен хулиганов, вооруженных бутылками, кирпичами и ракетницами, атаковали полицию. Эта волна фанатских столкновений стала ответной реакцией на победу французов на матче Франция—Англия.

Футбол — очень красивая и очень опасная игра. Накал ее страстей часто становится прелюдией к фанатским дракам и даже к смерти. По праву ли называют себя фанатами те, кто крушит все на своем пути? И стоит ли эта всего лишь игра хотя бы одной человеческой жизни?

Лето — это маленькая смерть

В историю российского фанатского движения черной краской вписан июнь 2002 года. Тогда апогеем погрома на Манежной площади в Москве стала смерть 17-летнего подростка.

9 июня Андрей Тружеников пришел на Манежную площадь, чтобы на большом экране посмотреть матч Россия—Япония. Он не был ярым фаном — обычным парнишкой, болеющим за “Спартак”. Андрей и идти-то не особо хотел — надо было готовиться к выпускным экзаменам в школе, — но друзья уговорили.

В разъяренной толпе фанатов Андрея ударили ножом в спину, попали в сердце.

Родители мальчика все это время избегали журналистов. Но для “МК” сделали исключение. Хотя мама Андрея по-прежнему не в силах говорить о том кошмаре, а бабушка плачет при одном упоминании имени внука.

— Смерть Андрея невозможно объяснить никакой логикой, — говорит отец парнишки Михаил Алексеевич. — Это цепь случайностей, и, изменись хоть одна, трагедии не произошло бы. 10 июня 2002 года мы приехали с дачи, но Андрея не было дома. Мы искали его сутки. Ночь с 10 на 11 июня стала самой страшной в моей жизни.

От чьих рук погиб Андрей — фаната или просто отморозка, — трудно сказать. Есть мнение, что этот погром был спланированной политической акцией. Но как ни крути, общественность списала смерть подростка на фанатское движение.

Всего в том погроме 54 человека получили телесные повреждения. 31 зачинщику полгода спустя были предъявлены обвинения, суд вынес 8 обвинительных приговоров. Но следствие так и не установило, кто же убил Андрея.



Хроника из жизни “хроников”

Совсем недавно завершилась первая часть чемпионата России по футболу, за которым тоже тянется уродливый фанатский шлейф. Вот только несколько примеров за три последних месяца.

2 апреля. На 430-м километре автодороги Москва—Астрахань в Тамбовской области болельщики “Спартака” отказались оплатить в кафе продукты, избили рабочего и продавца (последнего с черепно-мозговой травмой доставили в больницу), похитили 2200 руб.

4 апреля. На МКАД бутылками и кусками арматуры 35 болельщиков ЦСКА обстреляли автобус с фанатами “Спартака”, возвращавшимися из Волгограда. В драке пострадали 5 человек.

10 мая. “Неопознанная” группировка (без принятой у фанов атрибутики) на проспекте Мира в Москве избила болельщиков “Динамо”. 4 человек задержали, 4 пострадавших отправили в больницы. Возбуждено уголовное дело по статье “хулиганство”.

15 мая. На матче ЦСКА—“Спартак” задержали 93 пьяных болельщиков. 50 из них, находившихся в состоянии сильного алкогольного опьянения, отправили в медвытрезвители.



Водка с пивом — и все красиво

По результатам всероссийского опроса, футбольные фанаты у 40% опрошенных граждан вызывают только негативные чувства. Для них фанат — это “хулиган”, “дебошир”, “вандал” и “бандит”, который малограмотен, всегда пьян и склонен к агрессии...

— Давайте расставим все точки над “i”, — говорит Владимир Гришин, руководитель фан-клуба футбольной команды “Спартак” (Москва). — Не надо путать понятия “фанат” и “хулиган”. У них разные цели. Настоящий фанат — это человек с шарфом любимой команды на шее, с пивом и сосиской в руках. Кайф для него — болеть за свою команду, поддерживать ее на выездах. Фанат-хулиган даже на домашние матчи не ходит. А если и маячит на стадионе, то только чтобы почесать кулаки. Хулиганов не так много, но, безусловно, с ними надо считаться — мы ведь катимся в одной телеге. Если они захотят что-нибудь “замутить”, их не остановишь.

МВД относит к “хулиганствующим фанатам” около 5 тысяч болельщиков. Так милиция называет полчище мужчин и женщин от 13 до 40 лет, принадлежащих к различным группам и группировкам.

— Сейчас стало модно быть не только фанатом, но и хулиганом, — говорит Александр Шпрыгин (Каманча), неформальный лидер фан-клуба “Динамо” (Москва). — Ориентир — на английских хулиганов, которые переносят свои разборки со стадиона в город.

Что такое выезд для фаната? Это возможность поддержать свою команду в другом городе и некоторого рода отдых, момент свободы. А отдыхают, естественно, со спиртным. Поэтому на интернет-сайтах фан-клубов нередко можно встретить такие отчеты:

“Выезд состоялся 2 апреля в составе 25 “мясников” (так называют фанатов “Спартака”. — Авт.) и 1 “мешка” (фанат “Зенита”. — Авт.). Ехали на двух микроавтобусах. Купив в дорогу пива, и, конечно же, водки, мы взяли курс на Волгоград. Через некоторое время “водила” стал высказывать свое недовольство в наш адрес, так как мы останавливались почти каждые 20 минут, и это его раздражало. Потом “мешок” по имени Олег довел нашего водилу до крайности — посреди города на ходу стал открывать двери микроавтобуса. А вокруг-то “мусора”! У водилы терпение кончилось — он остановился на обочине и с матом выгнал Олега из машины...

По дороге обратно обсуждали игру и попивали пивко... Отхожу до сих пор... Кумарит по полной... Ладно, пополз я опять на кровать... Подремлю немного...”

Но, как говорят знающие люди, самая страшная прослойка фан-движения — это “карлики”, подростки от 11 до 18 лет. Они отличаются особой “безбашенностью” и практически неуправляемы. Тормозов у них нет — в драке легко могут забить человека насмерть.

— Эти подростки не умеют себя вести, но хотят выделиться и поднять свой статус среди таких же, как они, — говорит Игорь Коновалов, замначальника отдела Управления обеспечения общественного порядка ГУВД Москвы. — Чаще всего это ребята из неблагополучных семей с плохой успеваемостью в школе. Они, раскрыв рот, смотрят на старших.

Куда более сплоченный и координированный фанатизм демонстрируют футбольные группировки.

Группировки создаются по своим взглядам на методы поддержки любимой команды. Наиболее известные в Москве группировки — “Гладиаторы”, “Red-blue Warriors”, “Ультрас”... Чтобы в них попасть, надо пройти жесткий отбор, показать, что ты не трус. Лидеры проповедуют философию кулачных боев (правда, иногда драться идут с арматурой, замотанной в газеты): мол, была же на Руси такая традиция! Встречаются и случаи вымогательств, грабежей. Заплатит хозяин кафе “фан-генералу” — значит, проходящие мимо “бойцы” не разгромят его палатку. Зачастую члены группировки, прикрываясь идеями “очищения” России, собираются у общежитий, где живут иностранцы, чтобы и всласть подраться, и слегка поживиться.

— Наши футбольные хулиганы забывают только одну вещь, которая красной нитью проходит через книги братьев-англичан Бримсонов, пишущих о хулиганстве в футболе и столь популярных сейчас в России, — подчеркивает Владимир Гришин. — Там четко написано: если ты хулиган, то и разбирайся только с себе подобными.



Пойманный фанат — жалкое зрелище

— Думаешь, толпе сможешь сопротивляться? — улыбается мне Каманча. — Я тебя умоляю! Сама будешь, как все, орать кричалки, дудеть, висеть на поручнях в метро. С нами на выезды часто катаются 40-летние мужики — очень состоятельные, в обычной жизни порядочные семейные люди. Так вот: на футболе они поднапьются и творят такое — мама, не горюй...

— В толпе действительно очень трудно оставаться самим собой, — подтверждает его слова доктор медицинских наук, психиатр Михаил Виноградов. — В толпе есть лидеры, которые заводят остальных, а те, в свою очередь, стремятся превзойти друг друга в кураже. Каждый хочет сломать, разбить больше, чем окружающие. Если же он не солидарен с толпой, тогда агрессия толпы может быть направлена на него. Все погромы строятся на этом “массовидном” сознании.

— Уж сколько такого было на моем веку! — вздыхает Алексей Лаушкин, начальник Управления обеспечения общественного порядка ГУВД Москвы. — Бывают случаи, когда отдельные фанаты пытаются спровоцировать сотрудников милиции — запускают на секторе петарды, ломают сиденья, несколько хулиганов заводят толпу. Мы наблюдаем за ними, ведем диалог о прекращении правонарушений, запоминаем лица. Позже при выходе со стадиона задерживаем зачинщиков. Вы бы посмотрели в этот момент на них! Стоят, с ноги на ногу переминаются, глаз не поднимают — хуже нашкодивших котят.

С 1980 года в Великобритании ввели жесткую ответственность для тех, кто устраивает беспорядки во время матча. Для таких фанатов ограничивают посещение стадионов, выезд в другие города, за границу. А у нас самое серьезное наказание для беспредельщиков — штраф в несколько сотен рублей.

Три года назад ГУВД Москвы вышло с предложением организовать продажу билетов на матчи по паспортам. Рассчитывали, что каждый фанат будет понимать: и в толпе его найдут и накажут. Но в московской мэрии посчитали иначе. Сказали: продажа билетов по паспортам нарушает права человека.



Ох, рана...

— В советское время тоже дрались двор на двор на кулаках, — вспоминает Владимир Гришин. — Но если соперник не оказывал сопротивления, его прекращали бить. Я помню, в 1987 году в Киеве, когда играли “Спартак” и киевское “Динамо”, 1000 на 1000 человек подрались. Так разве кого-то отвезли в больницу? Да потом все вместе пиво пили! А что сейчас творится? В 1997 году на Щелковском шоссе сошлись около 1500 человек с арматурой в руках, и больше сотни попали в больницы. Сейчас разбивают головы пустыми бутылками, железными прутами, прыгают на позвоночник... Им ничего не стоит и убить.

А вот отношения футбольных болельщиков и милиции были напряженными и в советские времена. Но тогда один милиционер легко мог удалить со стадиона целый сектор болельщиков. А уж если кто-нибудь поднимал на него руку, статья ему была обеспечена. Сейчас же избить милиционера для фана-хулигана — милое дело. Но винить в этом только фанатов было бы неверно.

— Чего греха таить, у нас тоже попадаются горе-сотрудники, — признает Алексей Лаушкин. — То милиционеры пропускают на стадион “своих”, то закрывают глаза на петарды, то сами нарываются на конфликт. От таких мы избавляемся. За 5 месяцев из 3-го полка милиции (по обеспечению порядка на спортивно-массовых мероприятиях. — Авт.) уволено около 40 человек.

К сожалению, часто на подвыпивших фанатов милицейская форма действует как красная тряпка на быка. В прошлом году руководство клуба “Динамо” решилось на своеобразный эксперимент. Милиционеров, работающих в “фановских” секторах, заменили на сотрудников частных охранных мероприятий. Теперь от 85 до 200 чоповцев (в зависимости от значимости матча) надевают майки желтого цвета (так посоветовали психологи — он не возбуждает, но привлекает внимание) и оцепляют сектора.

— Так мы попытались создать психологический комфорт для болельщиков, — рассказывает Александр Аратов, полковник милиции, прикомандированный к стадиону “Динамо”. — И теперь у нас все кресла целы, редко жгут петарды, а на 4 прошлогодних матчах и вовсе не было ни одного задержанного. По окончании матча мы от имени администрации клуба и правоохранительных органов обязательно благодарим болельщиков за взаимопонимание и порядок.



Стюарды или милиционеры?

— На мой взгляд, ЧОП — это хорошо, — рассуждает Максим Сычев (как он себя отрекомендовал — президент группы болельщиков футбольного клуба “Динамо” (Москва). — Сотрудники охранных предприятий ведут себя более корректно и грамотно, поскольку в основном это москвичи. Это не Вася деревенский, который орет на стадионе: “А ну, сели все!” Знаете, как мы устали от такого “синдрома вахтера”?

Во многих странах полиция не занимается охраной порядка на стадионах. В той же Великобритании на трибунах работают так называемые стюарды — гражданские люди, специально обученные усмирению болельщиков. Полиция же занимается обеспечением безопасности только на территории, прилегающей к стадиону. И только если стюардов не хватает, хозяин клуба заказывает полицейских (между прочим, за очень хорошие гонорары). Там все четко понимают: футбольный матч — коммерческое мероприятие.

Сейчас в Португалии на Евро-2004, порядок на стадионах обеспечивают стюарды из расчета один на 400 зрителей, а на матчах с повышенной степенью риска — один на 300 болельщиков. Ответственность же за безопасность на стадионах возложена на их владельцев, которые привлекают полицию и жандармерию на коммерческой основе. Всю координацию действий по обеспечению безопасности во время Евро-2004 осуществляет специальная комиссия, которую возглавляет министр МВД Португалии.

— А у нас? — восклицает Игорь Коновалов. — Милиционеры вынуждены работать на матчах за мизерную зарплату. Футбольные клубы не платят им ни копейки, ссылаясь на то, что уже отдали государству свои налоги. А все потому, что у нас нет правовой базы, регламентирующей проведение массовых мероприятий.

Да еще стадионы не готовы принимать зрителей. Скажем, тот же “Динамо” был построен в 1928 году и последний раз реконструировался в 1979-м. На стадионе “Торпедо” три года назад во время проведения матча обрушилась лестница — образовался пролом в 1,5 метра. Случись погром или теракт, ответственного потом не найдешь.

— В западных странах существует сертификация стадионов, там четко прописано, кто за что отвечает, — рассказывает Михаил Иоффе, ректор Международной академии футбольной и спортивной индустрии. — Нам до Запада очень далеко. Правда, нашей академии вместе с МВД РФ, Российским футбольным союзом и Российской профессиональной лигой дано поручение до конца 2004 г. разработать концепцию по обеспечению безопасности во время проведения массовых мероприятий, включая и футбольные матчи. В ней будут прописаны нормативная база, требования к спортсооружениям, определены роли правоохранительных структур, муниципалитетов, правила поведения болельщиков на матче и многое другое. К тому же в общероссийский классификатор профессий будет внесена новая профессия — “распределители” на стадионах.

Но заработает ли эта концепция, даже будучи принятой, говорить пока рано. С 1996 года проект нормативного акта о порядке проведения в России спортивно-массовых, культурно-зрелищных, рекламных мероприятий “пробивает” ГУВД Москвы. И уже в шестой раз этот проект “тонет” в бюрократической трясине.

Ясно только одно: пока в России не поймут, что фанатизм — это серьезная проблема, требующая профессиональных подходов к ее решению, ходить на наши стадионы будет небезопасно для жизни.



КТО ОНИ ТАКИЕ?

ИЗ СПРАВКИ ГУ ПО ЦФО МВД РФ

В настоящее время на территории ЦФО функционируют следующие фан-движения, соответствующие футбольным (изредка хоккейным) клубам.


ОФИЦИАЛЬНЫЕ

1. “Спартак” — официальное фан-движение при футбольном клубе “Спартак”.

Средний возраст фанатов: 14—25 лет. Примерное количество участников: 2—2,5 тыс.

Основные противники: фанаты ЦСКА, “Динамо”, “Зенита” (СПб), “Алании” (Владикавказ).

Союзники: фанаты “Локомотива”, “Торпедо”.

2. Официальное фан-движение при футбольном клубе ЦСКА.

Средний возраст: 14—27 лет. Примерное количество участников: 1,5—2 тыс.

Основные противники: фанаты “Спартака”, “Локомотива”, “Торпедо”, “Алании” (Владикавказ).

Союзники: фанаты ЦСКА, “Динамо”, “Зенита” (СПб).

3. Официальное фан-движение при футбольном клубе “Динамо”.

Примерное количество участников: 1,5—2 тыс.

Основные противники: фанаты “Спартака”, “Локомотива”, “Торпедо”, “Алании” (Владикавказ).

Союзники: фанаты ЦСКА.


НЕОФИЦИАЛЬНЫЕ

1. Неофициальное движение болельщиков “Спартака”.

Средний возраст: от 25 лет и старше. Цели: своеобразный клуб по интересам, объединяющий “ветеранов”-болельщиков “Спартака”, поддержка команды на домашних и выездных матчах, в том числе и международных. Вид спортивного состязания (футбол, хоккей и др.) не имеет значения. Примерное количество участников: около 1 тыс.

2. Группировка “хулиганов”, относят себя к фанатам ЦСКА.

Средний возраст: 18—25 лет. Примерное количество: не установлено.

Цели: организация и участие в потасовках с фанатами других команд.

3. Движение “Ультрас”, поддерживает “Спартак” (несколько направлений, незначительно отличающихся друг от друга).

Средний возраст: 14—25 лет.

Цели: поддержка команды на домашних и выездных матчах, организация потасовок с фанатами других команд и участие в них. Вид спортивного состязания (футбол, хоккей и др.) не имеет значения. Примерное количество участников: около 1 тыс. человек.



ГДЕ ОНИ ЖИВУТ?

Москва и Московская область. Максимальная концентрация фанатов в ЦФО.

На территории Москвы помимо официальных фан-клубов есть так называемые фирмы и банды, в которые входят болельщики разных клубов (от 30 и более человек).

Лидеры “банд” (“генералы”, или “бригадиры”) — взрослые люди, часто обеспеченные и имеющие свой бизнес.

Вот некоторые из них:

— Nordland — банда из Северного округа, болеют за “Динамо”. Существуют несколько лет. Выезжают для поддержки команды в другие города, открыто противостоят болельщикам “Спартака”;

— Galant Steeds — банда из Северного округа, болеют за ЦСКА;

— Mobile Group — спартаковские хулиганы, противостоят болельщикам ЦСКА и “Динамо”. Банда образовалась почти год назад;

— “Банда Батарейкина” — поддерживает “Спартак”, лидер — Батарейка;

— City Boys — банда, поддерживающая “Спартак”;

— Service Line — достоверно о них мало что известно;

— Friends Firm — группа “бритоголовых” с севера столицы. Издают журнал “Пионерская зорька”, проводят хулиганские акции.

Помимо этого существует еще несколько других банд с другими названиями, находящихся на севере Москвы и Московской области (Ховрино, Алтуфьево, Бескудниково, гг. Лобня, Долгопрудный).

Вышеупомянутые “банды”, или “фирмы” отличаются крайней агрессивностью по отношению как к выходцам с Кавказа, так и к болельщикам других клубов.



* * *

Рязанская область. Организованных объединений несовершеннолетних болельщиков не имеется. При проведении футбольных матчей подростки собираются во временные разрозненные группы по 5—7 человек. На профилактическом учете и УУР КМ УВД находится 31 участник молодежных неформальных группировок, называющих себя футбольными фанатами и скинхедами.

Смоленская область. Выявлены группы болельщиков футбольной смоленской команды “Кристалл” (18 человек), а также две группы болельщиков московских команд “Спартак” (21 человек) и ЦСКА (18 человек).

Калуга. Существует три команды поклонников “Спартака”: “Шайка Флинта”, “Гладиаторы” и “Безумные мясники”.





Партнеры