Простим?

18 июня 2004 в 00:00, просмотров: 194

...Минувшей ночью тут резко похолодало. Аж до 13° — со знаком “плюс”, естественно. И это, по-моему, очень даже символично: охладела к нам Португалия, черт побери. Да и что ей теперь какие-то жалкие неудачники — как ни противно осознавать, Россия первой потеряла шансы на выход в четвертьфинал Евро-2004.


Могло ли быть иначе? Да, наверное, теоретически могло. Если бы в первой игре с Испанией Дмитрий Аленичев сумел пробить Касильяса. Если бы судья в том матче назначил пенальти за игру испанца в своей штрафной рукой, а в этом — указал на “точку” после падения Быстрова. Если бы Георгий Ярцев находил более верные тактические решения. Если бы не история с Мостовым — хотя, кто знает, во вред она пошла или даже на пользу.

Сплошные “если бы”, как всегда...

Но что толку теперь размышлять, как могло бы быть? Какой смысл гордиться тучей российских болельщиков на португальских трибунах (хотя свободные места в наших секторах все-таки были) и огромными баннерами “Smolensc” или “Кубань с вами”? Когда стоит перед глазами другой плакат: “Россия! Победишь — мы не забудем, не сможешь — мы простим!” Точнее, вторая его часть.

Может быть, простим и это поражение. Как было не раз. Вспомните: в 90-м и 92-м, 94-м и 96-м, в 2002-м и вот в 2004-м — уже в шестой раз подряд на крупнейших межнациональных турнирах у нашей сборной не получается выйти из группы...

А вот прощать ли наших футболистов за нежелание общаться после игры с Португалией с журналистами? Болельщики-то ждали их комментариев, не правда ли?

И ведь ладно бы поступили по-мужски, как португальская звезда Луиш Фигу! Тот просто прошел мимо прессы с каменным лицом — но прошел же. А наши как-то трусливо бежали к командному автобусу, отодвигая барьеры. И только трое — Владимир Быстров, Вадим Евсеев и Сергей Овчинников — не испугались. И то Босс, не отошедший еще, видимо, от красной карточки, был крайне нелюбезен, принявшись убеждать спецкора “МК”, что мяча рукой не касался, хотя видеоповтор, увы, его слова опровергает...

“Хватали за все что можно”

— Володь, — спрашиваю зенитовца Быстрова, удачно, на мой взгляд, вышедшего на замену, — как сам считаешь, надо было назначать пенальти, когда ты упал в штрафной?

— Конечно, да. Думаю, все это видели.

— С трибуны было сложно разобраться, что там произошло. Тебя сбили?

— Да хватали за все что можно. Сразу с двух сторон.

— Почему, на твой взгляд, после удаления Овчинникова наша сборная заиграла лучше?

— Просто очень хотели победить и выйти в четвертьфинал. Понимали, что это наш последний шанс.

— Расстроился, когда узнал, что не попал в стартовый состав?

— Нет, особого разочарования не было. Это ведь дело тренера — решать, кому играть. А нам надо готовиться выйти в любой момент...

— Перед своим дебютом на чемпионате Европы сильно волновался?

— В тот момент, когда стоял у кромки поля, — да. А как только вошел в игру — волнение сразу куда-то ушло.

Вопрос Вадиму Евсееву:

— Когда забивали первый гол, именно ты был ближе всех к португальцу Манише. Как тебя занесло в центр обороны?

— Так получилось. Кто-то из португальцев приготовился бить по воротам, один из наших защитников пошел на него, я занял его место. Не атаковал Манише, потому что рядом был еще один португалец — опасался, что может последовать пас ему.

— Счет в целом по игре?

— Думаю, нет. Мы не хуже играли. Просто судьи помогли португальцу. И повезло им.



Ярцев доволен характером сборной

— Я знал, что будет тяжело, — сказал после матча главный тренер сборной России. — Но чтобы настолько... Португальцы ведь и так не лыком шиты, к тому же и проигрывать им было никак нельзя. А тут еще это удаление! Как тяжело целый тайм играть против них вдесятером! Но я доволен тем, что сборная проявила характер. Многие из них молодые люди — и это показывает, что у них есть будущее.

— Георгий Александрович, после игры с испанцами вы сказали, что команда испугалась именитого соперника. На сей раз произошло то же самое?

— Да, начало матча показало, что не все справились с волнением. Были ошибки. Не хотел бы конкретизировать, кто именно переволновался. Потому что все мы выигрываем, и все проигрываем. Но в поражении, конечно, прежде всего виноват я.

— Виноваты в чем именно?

— Отвечу так: я всегда защищаю игроков. Потому что сам их выбирал. И сам за них отвечаю.

— Случай с отчислением из сборной Мостового помешал сборной сыграть против португальцев?

— Думаю, наоборот — это сплотило команду. Дело в том, что Мостовой высказал сборной недоверие. И ребятам, полагаю, хотелось доказать обратное. Кстати, замечу, что напрасно ему создают ореол правдолюбца. Это не так. И коллектив отнесся к его отъезду совершенно спокойно.

— Быстрова не было смысла выпустить пораньше?

— Поймите, у нас сейчас 22 игрока основного состава. Каждый готов сыграть. И Быстров вышел в тот момент, когда потребовалось. Так же, как Малафеев или Акинфеев, готовы занять место в воротах в матче с греками.

— Кстати, как будете команду на него настраивать? Встреча-то ведь для нас ничего не решает...

— Если кто-то думает, что мы будем играть спустя рукава, — он сильно заблуждается. Мы хотим забить гол на этом чемпионате, набрать очки в конце концов... Самое главное — из России приехало много болельщиков. И ради них мы всю игру будем биться!

...Что ж, стремление такое похвально. Вот только одного желания биться, как показывает Евро-2004, зачастую недостаточно. Да посмотрите на тех же греков, лидеров нашей группы, во главе с немецким тренером Рехагелем! Тем более будет интересно сравнить нас с ними, тоже отнюдь не заведомыми фаворитами, в очном противоборстве.






    Партнеры