Отпущение грехов козлам отпущения

18 июня 2004 в 00:00, просмотров: 471

Отпустить грехи всякому нарушившему Правила дорожного движения может не только батюшка: федеральное законодательство обязало и судебную власть при совершении экзекуции выяснять прежде всего, что именно заставило нарушителя преступать закон и мог ли он “преступление” не совершать?

Однако при рассмотрении дел о нарушении ПДД ни судьи, ни сами сидящие за рулем почти никогда не ищут ответ на столь тривиальный вопрос и, как следствие, не находят веских причин, позволяющих виновника не карать.

Ибо почти никто и никогда не вспоминает о том, что при определенных обстоятельствах Правила можно... безнаказанно попирать.

Если необходимость, то только — крайняя

Творцы законов с Моховой, сочиняя Кодекс РФ об административных правонарушениях, справедливо рассудили: ведь может же случиться так, что когда-нибудь и кому-нибудь придется нарушить Правила дорожного движения не по причине чрезмерного нахальства, а исключительно в целях предотвращения чего-нибудь куда более досадного… И, выяснив, что может, подвели итог: в таком случае наказывать нарушителя никак нельзя! Ему, сердешному, может быть, даже стоит на родине поставить бронзовый бюст…

Свое умозаключение депутаты воплотили в статье 2.7 КоАП РФ, назвали ее “Крайняя необходимость” и растолковали примерно так: не являются правонарушением неправомерные действия, направленные на устранение опасности, угрожающей личности и правам граждан, если эта опасность не могла быть устранена иным способом и если причиненный вред является менее значительным, чем вред предотвращенный.

В переводе на язык избирателей сие означило: если нарушать нельзя, но очень нужно (ибо будет еще хуже!), то можно. И наказанию не подлежит тот, кому преступить закон было дешевле, чем его соблюсти.

Статья кодекса, впрочем, оказалась далеко не универсальной, ибо даже обладающему наглостью третьей степени нарушителю Правил дорожного движения не позволяет оправдать крайней необходимостью буквально все.

Вряд ли с ее помощью можно объяснить непройденный техосмотр, непристегнутый ремень или управление транспортным средством в состоянии полного нестояния (пьянку за рулем вообще никак нельзя считать необходимостью. Тем более — крайней…).

Однако в целом ряде случаев, по мнению правоведов, можно и даже нужно (при наличии, разумеется, чрезвычайных обстоятельств, ставших причиной нарушения вами ПДД) при рассмотрении дела пользоваться спасительной правовой нормой, дающей законное право избежать ответственности на абсолютно законном основании.



Инструкция по применению

Понятно, что оправдывать крайней необходимостью целесообразно лишь те правонарушения, которые влекут как одну из мер взыскания лишение права управления.

Стало быть, если вы превысили максимально допустимую скорость на величину более 60 километров в час и попали, таким образом, под угрозу пару месяцев походить пешком, в протоколе о совершении вами правонарушения (если это, конечно, будет соответствовать действительности!) целесообразно собственноручно написать: “Нарушил в условиях крайней необходимости”.

В дальнейшем, при рассмотрении дела в суде, нелишне будет толкнуть (лучше в письменном виде) пламенную и проникновенную речь. Например: “Ваша честь! Любой на моем месте поступил бы точно так же, ибо когда неожиданно родственники сообщили мне по телефону, что у бабушки случился третий инфаркт, но она еще нашла в себе силы потребовать к своему смертному одру любимого внука, промедление собственной смерти подобно…”

Вариаций на тему “Мне в Париж! По делу! Срочно!” на самом деле множество.

Как прораб на стройке только вы, например, могли знать, как перекрыть газовый вентиль, чтобы дом не взлетел на воздух. А потому неслись к месту ЧП сломя голову.

Как врач-реаниматолог только вы, например, могли оказать помощь умирающему от сердечного приступа человеку, лежащему на противоположной стороне улицы. А потому не поехали к месту разворота в пяти километрах от места трагедии, а пересекли две сплошные прямо здесь.

Статья 2.7 КоАП РФ применима и в случаях, когда вы отказались от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, проехали на запрещающий сигнал светофора на железнодорожном переезде, оставили место ДТП или, увидев, как вам в спину несется без тормозов груженый “МАЗ”, вывернули руль влево и остановились на встречной полосе…

Важно лишь при действительном (а не мнимом) наличии крайней необходимости иметь и предъявить суду неопровержимые доказательства существования таких чрезвычайных обстоятельств, последствия (материальные или моральные) от которых могли быть гораздо серьезнее, чем совершенное вами правонарушение.

Такими доказательствами могут быть (в зависимости от ситуации) не только справка из морга, подтверждающая, что вы не успели к любимой бабушке, или вырезка из газеты, сообщающая, что дом от утечки газа все-таки разнесло. Доказательствами наличия чрезвычайных обстоятельств могут быть даже показания свидетелей.



Руслан и Людмила: развод по необходимости

Увы, по некоторым данным, примерно десятая часть всех водителей, лишенных права управления, нарушала ПДД в условиях крайней необходимости. Однако, не имея ни малейшего представления о том, что это такое и с чем его принимают внутрь, большинство из них даже не заикнулись в суде о том, что нарушили ПДД не по злому умыслу, а исключительно во избежание куда более тяжких последствий.

Сравнительно недавно Хамовнический районный суд столицы рассматривал дело о нарушении Правил дорожного движения, в котором (пожалуй, впервые в судебной практике!) судья сама вспомнила, что не каждый нарушитель имеет умысел игнорировать закон. А иногда попирает его исключительно по крайней нужде!

…В тот злополучный декабрьский вечер Людмила К. следовала по левому крайнему ряду Хамовнической улицы, как вдруг двигавшийся справа и параллельно с ней водитель “ЗИЛа 130” надумал занять левый ряд. Если бы Людмила не вывернула руль влево и не выехала на встречную, видит бог, — несчастную подмял бы под себя зиловский джигит — Руслан М.

Аварии, увы, избежать все равно не удалось: выскочив на встречную полосу, Людмила задела двигавшиеся навстречу ни в чем не повинные “Жигули”. Свидетели случившегося подтвердили прибывшему на место аварии инспектору ДПС, что из двух зол Людмила выбрала меньшее. И совершенно не важно, что аварии избежать не удалось, — Людмила предприняла достаточные меры для предотвращения более серьезного ДТП, но уже по не зависящим от ее воли обстоятельствам не сумела предотвратить мелкое.

Однако сотрудники ДПС, привыкшие без разбора косить всех одной косой, отказались принимать во внимание все обстоятельства происшествия и подошли к делу как обычно, по-казарменному: “выехала дамочка на встречку — стало быть, и виновата”. И передали дело в суд — пусть лишает…

Исследовав материалы дела, федеральный судья Ефимова пришла к единственно верному выводу: выезд на полосу встречного движения, совершенный в нарушение ПДД Людмилой К., как раз и был ярчайшим примером крайней необходимости.

И постановлением Хамовнического суда гражданка К. была освобождена от административной ответственности за выезд на полосу дороги, предназначенной для встречного движения, по причине отсутствия в ее действиях вины.



Вместо постскриптума

Крайнюю необходимость как средство оправдания законодатель придумал для того, чтобы защитить личность и права человека.

Но вовсе не для того, чтобы предоставить возможность каждому по три раза на день хоронить бабушку и по пять — предотвращать утечку газа, превращая законодательную норму в плутовской прием избежания ответственности.

А потому, прежде чем трубить о крайней необходимости, подумайте: а что вы предотвратили нарушением ПДД?

Ну не третью же мировую войну…






Партнеры