В Цирке на Цветном раздали калоши

19 июня 2004 в 00:00, просмотров: 252

— Это что, выставка обуви?

— Нет, наверное, старый реквизит выбросили.

Вот такой диалог можно было услышать в четверг вечером в разношерстной толпе у входа в Цирк на Цветном бульваре. Понять зевак легко: чем еще объяснить, что ступеньки главного увеселительного заведения были завалены громадными, будто сшитыми для Гулливера, калошами.

На самом деле это была не выставка обуви. Так зазывали народ на 8-ю церемонию вручения “хулиганской премии” “Серебряная калоша” — за самые сомнительные достижения в области шоу-бизнеса.


Сама церемония началась с... митинга. Цирк окружила толпа молодежи с плакатами: “Дадим каждому Абрамовичу по “Челси”, “Заводы — рабочим, фабрики — Крутому”, “Пустите Волочкову сходить по Большому”, “Не стой под Шурой”, “Лучше ночь с Мадонной, чем каждое утро с Киркоровым”, “Красная площадь — лобное место нашей эстрады”, “Бедная Настя — наше богатство” и т.д. Так добры молодцы решили выразить свое отношение к достижениям нашего шоу-бизнеса. Народ ликовал.

А тем временем возле входа в цирк образовался огромный трафик. В “пробке” можно было разглядеть: Кирилла Андреева с женой, Бориса Грачева, Алику Смехову, Пашу Артемьева из группы “Корни” и многих других. “Нас не пускают, мы стоим тут как идиоты”, — негодовала супруга “Иванушки”, жалуясь кому-то по мобильнику.

Но большинство гостей все же были настроены по-доброму. Вот Роман Трахтенберг — медно–рыжая бестия, вот Ксения Собчак кокетничает под прицелом фотокамер, абсолютно уверенная в своей неотразимости. Среди всяких там “Блестящих”, “Корней” и прочих можно заметить и вполне серьезных людей: Владимира Молчанова, Юрия Грымова, Павла Буре, бизнесмена Алимжана Тохтахунова.

Бесконечные вспышки фотокамер, принудительный музыкальный фон начинают утомлять. Бутерброды истреблены, публика заполняет цирк. Уже минут десять не может усесться на свое место Игорь Верник — все любуются его ослепительной улыбкой. Справа Жириновский — дуется как мышь на крупу… “Калоша” — премия контрастов.

Наконец началось. Шоумен Андрей Фомин — бессменный ведущий церемонии — спускается с небес на землю под тему любви из “Лебединого озера”, эдакий Принц среди белоснежных птичек. Далее, естественно, следуют скабрезности про автора бессмертного балета, заодно ведущий одновременно признается в любви к театру. Из дальнейшего текста становится понятно, что восьмая премия за самые сомнительный достижения в области шоу-бизнеса, похоже, так же бессмертна, как и балет Чайковского. Ибо публики, которая не отличает Вольфганга Амадея Моцарта от Филиппа Бедросовича Киркорова, становится все больше…

А вот и нежно-голубое облако — Боря Моисеев (ну какая изнанка без него) с песенкой о шоу-бизнесе на чистейшем английском языке. Под нее падшие ангелы выносят... иконы: над Игорем Крутым, Шульгиным, Максом Фадеевым и Юрием Айзеншписом сияют нимбы.

Ведущая Татьяна Лазарева — настоящая бесовка! До чего остра на язык: Верника запросто в лужу усадила (номинация “Если вам намного за тридцать”). Так и эдак вертелся он, как уж на сковороде, пытался ухватиться за юмор, как утопающий за соломинку. Не вышло. Вот Верка Сердючка бы не растерялась.

В номинации “Не PR — так золотуха” “Калошу” хотели вручить Михаилу Евдокимову, но отдуваться за губернатора пришлось “вручающей” — Алике Смеховой, которую прилюдно распилили пополам огромной цирковой пилой. “Перестаньте издеваться над лучшей половиной человечества, вернее, уже над двумя половинками”, — волновалась за распиленную Смехову ведущая Лазарева. В номинации “Челси с яйцами” победил, конечно же, Роман Абрамович. Отдуваться, опять же, пришлось “вручающему”, им оказался Жириновский: “Нельзя говорить “яйца”, нужно говорить “яички”, — поправил Владимир Вольфович Лазареву. “Еще на себе показывать нельзя”, — парировала она. Андрей Малахов держался молодцом: пытался пропихнуть в победительницы номинации “За чистоту в искусстве” черную жемчужину Елену Хангу. Но ему быстренько разъяснили, что “выбирает народ, ну а результаты выборов известны заранее”. “Калошу” дали Андрею Градову. Затем Малахова подвергли трансформации, запихнув его в коробку со стиральным порошком.

А шоу продолжалось — на арену на потешных цирковых велосипедиках выехали малютки, загримированные под Кобзона, Пугачеву, Ротару и Гурченко — “самые раскрученные педали” шоу-бизнеса. Корифеи советской эстрады дождались “благодарности”. Компания, покрасовавшись, исчезла.

По-настоящему любопытной и яркой оказалась номинация “Плагиат года”. “Калоша” убедительно доказала, что в музыкальном шоу-бизе воруют все подряд: Витас — у Лучано Паваротти, Стоцкая — у Дженнифер Лопес, группа “Диамант” — у группы “Веселые ребята”, Верка Сердючка — у Марыли Радович, “Корни” — у Валентины Легкоступовой. Победителем оказались продюсерский центр Игоря Матвиенко и Витас. Вот такая творческая групповуха.

Хрупкую Дану Борисову вместе с ее хорошенькими туфельками и ярко–бирюзовым платьицем сожрал озверевший в клетке “Бармалей” Трахтенберг в рыжих ботинках. Кстати, Даночку вызвали для вручения “Калоши” в номинации “Пипл хавает”. “Придется опять прикидываться глупенькой”, — попыталась прокомментировать вызванный у публики смех Борисова. “Не говори, тебе так это удается”, — “по-дружески” поддержала ее Лазарева. Даночка потом долго еще пыталась изображать улыбку, но было очевидно, что она расстроена. А премию забрал все тот же Трахтенберг.

Финалом церемонии стала песенка Татьяны Лазаревой и других. Сама же “Калоша” очень напоминала старый драный нянькин башмак, который жил под комодом, а по ночам безобразничал, пугал кукол и прочий народец.




Партнеры