Кто заказывал такси на Венеру?

21 июня 2004 в 00:00, просмотров: 513

“Мы готовы повторить подвиг Гагарина, правда, сначала не выходя на орбиту! Мы хотим открыть космос для всех желающих!”

Такое, мягко говоря, претенциозное заявление сделал в преддверии старта первого частного космического корабля главный конструктор и идейный вдохновитель амбициозного проекта SpaceShipOne (“Космический корабль-1”) Барт Рутан. И не стоит судить его строго — ведь он, похоже, воплотил в жизнь мечту не одного поколения писателей-фантастов. Первое космо-такси отправится в полет сегодня, 21 июня.

Кто же он — Барт Рутан? Одержимый сумасшедший или удачливый бизнесмен с первоклассным чутьем? “МК” первым выяснил всю подноготную уникального проекта, а заодно покопался в биографии создателя первого космического такси.

Корабль, нарисованный карандашом

С детства Барт увлекался авиамоделированием. В отличие от брата, который собирал готовые модели самолетов-полуфабрикатов, Барт уже в шесть лет строил собственные миниатюрные “воздушные суда” из подручных материалов.

— Для меня главным было, чтобы построенный мною “самолет” мог летать, выдерживать нагрузки, — говорит он. — Авиация — это всегда полет, адреналин и свобода. В общем, мне было скучно клеить модели по чужим лекалам.

В 16 лет Барт твердо решил, чем будет заниматься в будущем, и через пару лет поступил в Политехнический университет штата Калифорния, который с отличием закончил по специальности “инженер-конструктор аэронавтики”. А в 1982 году он уже основал собственную фирму Scaled Composites и начал претворять свои авиапроекты в жизнь. Удивительный факт: Барт Рутан по-прежнему старается не пользоваться компьютером, а все чертежи рисует от руки!

— На мой взгляд, еще не создана компьютерная программа, способная разработать достойный дизайн самолета, — поясняет конструктор. — Всю творческую работу и я, и мои коллеги выполняем при помощи карандаша и ватманского листа, обычно вдали от офиса — для созидания нужны покой и тишина. Конечно, мы используем компьютеры, но только для сложных математических расчетов.

Помимо проекта SpaceShipOne у фирмы есть еще с десяток других, по словам Барта, не менее амбициозных, однако их будущее будет зависеть от успеха самого главного предприятия — первого коммерческого полета в космос.



25 человек на сундук с долларами

Барт был не единственным одержимым идеей большого скачка в космос — по всему миру существует уже 25 таких команд. А совсем недавно их пыл подкрепила солидная премия. Двое американских предпринимателей иранского происхождения, братья Анушех и Амир Ансари, с детства увлекавшихся космосом, пожертвовали $10 миллионов в так называемый “призовой фонд икс”, полагающийся первопроходцу в коммерческом использовании космоса. Однако для того, чтобы получить приз, необходимо выполнить ряд условий. Претендент на вознаграждение обязан до 1 января 2005 года построить собственный трехместный корабль, произвести его запуск в космос на высоту 100 километров (принято считать, что именно на таком расстоянии начинается космос в привычном для нас понимании) и, не выходя на орбиту, успешно спуститься на Землю. Через две недели запуск предстоит повторить, и только тогда миссию можно считать выполненной.

Выводить коммерческий корабль на орбиту пока не торопятся — это гораздо опаснее, чем суборбитальный полет, и на данном этапе частные компании пытаются выполнить задачу-минимум.

Проект американского авиаконструктора Барта Рутана и его фирма Scaled Composites опережают соперников, и при успешном запуске у них есть все шансы войти в анналы.



Прыжок из пустыни Моджаве

Постройку частного шаттла и связанные с ним расходы взял на себя один из акционеров “Майкрософта” Пол Аллен. Он вложил в проект несколько миллионов долларов, однако точная сумма затрат пока держится в секрете. Тем не менее сам инвестор называет ее “довольно скромной” — разумеется, в масштабах размаха корпорации Билла Гейтса. Деньги “Майкрософта” и энергия Барта Рутана позволили всего за три года пройти путь от “первого гвоздя” до первого старта.

Пробный пилотируемый полет на высоту 64 километра был совершен 13 мая 2004 года с пусковой площадки в пустыне Моджаве (Калифорния). За штурвалом сидел начинающий астронавт Майк Мелвилл, и, несмотря на то, что это был его первый “космический” полет, все прошло вполне успешно.

— Полет нашего корабля показывает всем, что при сравнительно небольших инвестициях мы можем значительно расширить возможности коммерческого использования космоса, — говорит он. — Мы в шаге от увлекательного путешествия в будущее.

Тем не менее последний “шаг” обещает быть наиболее ответственным мероприятием, хотя и вполне предсказуемым — на данный момент было проведено 14 различных испытаний корабля, в том числе и предварительный пилотируемый полет, и пока все проходило без помарок.



Старт “Белого Рыцаря”

Исторический запуск намечен на 6.30 утра (17.30 по Москве) 21 июня, и посмотреть на “шоу” уже съехались тысячи туристов. Раннее время запуска обусловлено сложными погодными условиями в Моджаве: днем здесь поднимается сильный ветер, и осуществить безопасный запуск можно только ранним утром.

Сначала ракета-носитель под названием “Белый Рыцарь” разгонит SpaceShipOne по взлетной полосе и поднимет на высоту 15 километров, после чего отделится.

Затем в течение 80 секунд двигатели космического корабля включатся на полную мощность, разгоняя его до скорости “мак-3”, в три раза превышающей скорость звука. За этот промежуток времени пилот (имя пока не сообщается, но известно, что он будет единственным человеком на борту) испытывает перегрузки, в 3—4 раза превышающие силу земного притяжения, что, по словам конструкторов, не так много.

— Эти перегрузки может выдержать любой здоровый человек, — поясняет Барт Рутан.

Тем временем корабль наберет заданную высоту в 100 километров от поверхности Земли, и в момент апогея, то есть когда он достигнет наивысшей точки и приготовится к снижению, пилот на три минуты испытает состояние невесомости.

По сути, основная работа астронавта заключается как раз в том, чтобы успешно вернуться. При входе в плотные слои атмосферы SpaceShipOne управляется вручную и в течение 15—20 минут спускается, а затем садится на Землю как обычный самолет, горизонтально приземляясь на мощные шасси.

Корабль — и внешне, и изнутри — больше напоминает реактивный лайнер, нежели ракету, а воздух в кабине подается кислородорегенерирующими установками. Безопасность тоже на высоте: по словам конструкторов, вероятность утечки давления из кабины настолько мала, что пилоты управляют им без привычных скафандров.

— Полет должен пройти успешно — на это указывают все сделанные нами расчеты и проведенные испытания, — говорит Барт Рутан. — Мы скрестим за ребят пальцы.







Партнеры