Москвичей делают в “очко”

21 июня 2004 в 00:00, просмотров: 182

В редакции “МК” раздался звонок.

— Здравствуйте. Вам секретный документ нужен?

Какому журналисту не нужен секретный документ?

— Естественно, приносите. А о чем он?

— О том, почему горячую воду в Москве отключают на три недели.

Тут мы поняли, что стоим на пороге раскрытия самой страшной тайны жилищно-коммунального хозяйства. Конечно, в том, что воду каждое лето отключают, никакого секрета нет. И даже, в принципе, понятно зачем. Но вот на вопрос, почему водная голодовка длится 21 день, а не 13 или же 27, — просто так не ответишь. И вдруг — такая удача светит.

На поверку эти “Х-файлы”, а точнее — “ЖКХ-файлы”, оказались простой тетрадкой. А именно — дневником учащегося профессионально-технического колледжа. Приводим его с грамматическими правками и сокращениями.

“31 мая. Завтра иду на практику в “Мосгортепло”. На участке, где мы будем трудиться, отключают горячую воду, будут проводиться ремонтно-профилактические работы.

1 июня. Вышел на практику. Познакомился с мастером. Зовут его Василий Петрович.

— Портвейн пить умеешь? — спросил у меня он. И, не дожидаясь ответа, сказал: — Научим.

А потом сказал, что это он пошутил. Что все слесари сейчас — практически непьющие. Не могут больше. А те, кто мог, уже давно не работают. Зарплата у слесаря при самом удачном раскладе 10 тысяч рублей, молодежь на смену старшим не идет.

2 июня. Рабочие во дворе копали котлован, чтобы трубы менять. А мы в бойлерной трудились. Работы много — надо поменять термометры, насосы, манометры, краны. Сегодня пытались отвернуть один такой кран. Он старый, бронзовый. Так пригорел, что с места его не сдвинешь. Мы и не сдвинули. Все равно новых не подвезут. Ведь один кран целых 50 рублей стоит. Таких сумм коммунальное хозяйство не выдерживает.

4 июня. Шел дождь. В таких условиях трубы никто менять не стал.

5 июня. Суббота. Вообще-то мы, слесари “Мосгортепла”, работаем и по субботам, но те, кто меняет трубы во дворе, этого не знают. Никого не было видно.

6 июня. Выходной.

8 июня. Дождь прошел, но в котловане лужа. Приходится ждать, пока просохнет. Набивали сальники в задвижках.

10 июня. Петрович сказал мне:

— Тебе пора узнать главную мечту слесаря.

Оказывается, есть такая страна Польша. Там производят волшебные бойлерные шариковые задвижки на трубы. С ними не надо долго возиться: повернул раз — и все. Ремонтировать и заменять их очень легко. Вот о польских задвижках и мечтает каждый московский слесарь. И мечтать будет всегда. Потому что стоит одна такая деталь, страшно сказать, 500 рублей. А их только на наш участок 360 штук нужно.

11 июня. Сказали, что к нам на участок приедет телевидение снимать репортаж. По этому случаю нам под расписку выдали новые комбинезоны (их так и выдают — раз в год). Ждали корреспондентов весь день, почти ничего не делали — боялись испачкаться. Телевидение так и не приехало.

12, 13, 14 июня — праздник.

17 июня. Нам завезли новые детали! Сразу прошел слух, что на соседнем участке планируют набег за нашими запчастями. Им-то их никто не привозил. Теперь дежурить на участке будем круглосуточно.

18 июня. Снова шел дождь. Но трубы меняют, несмотря на непогоду, прямо в лужах. Воду же надо включать через три дня!

19 июня. Работали весь день. Трубы поменяли. Проверили давление, сделали пробный пуск воды. Я такой красивый фонтан только в парке Победы видел. Заделываем свищи...”

...Не будем врать. Этот дневник мы написали сами. Но он на самом деле — строго документальный. Основан на беседах и наблюдениях за работой сотрудников ДЕЗов и “Мосгортепла”, проведенных корреспондентами “МК” в пятницу и минувшие выходные в Пресненском и Красносельском районах Центрального округа Москвы.

Однако конкретного ответа на вопрос — почему именно 21 день? — мы у “коммунальщиков на местах” так и не получили. Кроме одного: “Работаем строго по обстоятельствам”. Официальная версия “Мосгортепла”, которую нам удалось узнать от ответственных товарищей из этой организации, такова.

Старая советская технология прокладки теплотрасс была проста как веник. В бетонные лотки укладываются стальные трубы и укутываются стекловатой. Но стальные трубы подвержены коррозии, и вода их неуклонно разрушает. Поэтому каждый год надо полностью менять минимум 10% трубопроводов, а на всех остальных участках проводить профилактические работы.

Трубопроводов по Москве — 5000 км, так что работы здесь непочатый край. Существует, правда, долгосрочное решение проблемы — ставить не стальные трубы, а пластиковые, которые не требуют замены в течение 50 лет. Но пластиковые трубы значительно дороже стальных, их в Москве кладут от силы 250 км в год. При таких темпах модернизации отключать летом горячую воду по всему городу перестанут примерно через 20 лет.

И все же — почему 21 день???

В итоге великая тайна была разгадана просто. На официальном сайте “Мосгортепла” написано, что проводить ремонтные и профилактические работы в течение большего срока запрещено законом.




Партнеры