“Мама” панк-рока

22 июня 2004 в 00:00, просмотров: 546

Событий в жизни Нины Хаген с лихвой хватило бы на десяток биографий: дочь популярной в ГДР актрисы и актера, пережившего в детстве ужасы концлагеря, подсевшего на “колеса” и не вылезавшего из психбольницы, падчерица высланного из ГДР популярного барда Вольфа Бирмана; при этом — эксперименты с ЛСД и даже спиритические контакты с потусторонним миром. Среди ее многочисленных любовников был бас-гитарист Фли из американской группы Red Hot Chilli Peppers и голландский рок-музыкант Германн Бруд...

В середине 80-х Нина Хаген оказалась в центре шумного скандала после того, как в “детское время” в одном из ток-шоу на австрийском канале ORF в подробностях раскрыла секреты женской мастурбации. В 1985 году 30-летняя Нина бракосочеталась на Ибице с 15-летним панком по кличке Ирокез. Нынешний супруг Нины — музыкальный продюсер Лукас Александер из Копенгагена — на 25 лет моложе своей супруги. Кроме того, она написала две автобиографические книжки, а в прошлом году снялась в немецко-российской сказке “Василиса”, где сыграла Бабу Ягу и записала новый альбом с Лейпцигским биг-бэндом. Певица одновременно верит в Иисуса и Кришну, не ест мяса и очень не любит, когда ее называют “фрау Хаген”, а предпочитает, чтобы ее называли просто “Нина”.

Мы все одна большая семья

— В одной из старых песен вы пели: “Ich bin die Mutter des Punks” (“Я мама панка”). Вы сами себя так назвали?

— Да нет же! Это сделала моя публика. Этого титула меня удостоили друзья, в том числе моя подруга Ариана из Лондона. Тогда она была 15-летней девчонкой и пела в группе “The Slits”, одной из первых британских панк-команд. В нашей тусовке я была гораздо старше других. Тогда мне было, страшно подумать, аж 23! А им всем 16—17. Они все называли меня “мамашей”, а позже произвели в “мамы панка”. Кстати, недавно я организовала фирму, которая называется “Mother of Punk International”. Мы продаем компакт-диски, стильную одежду и зонтики.

— Кстати, об одежде. Ваши наряды имеют репутацию весьма оригинальных и экстравагантных.

— Спасибо. Я просто надеваю то, что мне нравится. Я человек искусства и стараюсь носить такие одежды, которые бы отражали мой внутренний мир. К примеру, мои сценические наряды раскрывают мою танцующую душу.

— Однако “мама панка” не ограничивается лишь панк-роком. Вы переиграли практически во всех музыкальных направлениях: диско, индийские песнопения, теперь вот биг-бэнд. Вы продолжаете себя ощущать девушкой–панком?

— Панк — это не только к музыка. Панк — это грязные ногти, нечищеные зубы и душевное состояние, в котором пребывает человек перед тем, как чистить зубы. Шутка! На самом деле панк — это молодежная революция против погрязшего в коммерции общества. Панк обладает как внешними проявлениями, в виде ирокезских причесок и булавок в ушах, так и является частью внутреннего мира. Это жизненная философия. Ее основной постулат: человек должен быть человеком и человечным, пусть каждый живет так, как ему нравится, и будет таким, как он хочет. Слава богу, нет такого понятия, как панкизм.

— Вы упомянули протест против “погрязшего в коммерции общества”. Но ведь вы участвуете в телешоу, которые являются коммерцией чистой воды!

— Да, я “мама панка”, но я не ограничиваюсь панком. К примеру, шоу Starduell (один из немецких вариантов “Фабрики звезд”. — Прим. авт.) можно назвать телевизионными пробами, а его участники — люди, стремящиеся стать профессиональными певцами. Моя функция в этом шоу не ограничивается заседаниями в жюри. Моя задача также поддержать этих людей за кулисами и помочь им в технике вокала, преодоления себя и выхода на новый уровень. Это очень милые и талантливые ребята. Я рада, что могу им помочь: современная Германия нуждается в разносторонних шоуменах мирового класса.

— Прежде молодежная культура являлась культурой протеста. Сегодняшняя молодежь кажется весьма пассивной, если не сказать аморфной, не так ли?

— Я думаю, что молодежная культура выглядит пассивной, потому что активный элемент остается в тени. На радио крутятся одни и те же песни, одни и те же исполнители. У неизвестных групп, играющих хорошую музыку, просто нет возможности проявить себя. В Нью-Йорке я уже на протяжении трех лет веду собственное ток-шоу, куда приглашаю малоизвестных или вообще неизвестных артистов. Подобные встречи я сейчас организую и в Берлине. Надеюсь, что скоро такая передача появится и на немецком ТВ. Поначалу люди относились ко мне весьма настороженно ввиду моего некогда бунтарского имиджа. Однако я не была понята. Я не собиралась что-либо разрушать или ниспровергать, а всегда стремилась объединить всех. Бунт — это хорошо, но бунт против чего? Человечество — это одна большая семья. Если мне удастся пробить мое шоу на немецком телевидении, оно станет первым в Германии проектом, в котором будут представляться публике молодые таланты.

— Уже более четверти века вы являетесь суперзвездой. Однако ваши песни регулярно не выбиваются на вершину хит-парадов, а для поддержания популярности вы не подкармливаете публику скандалами, как это делает Дитер Болен. Как вам удается в такой ситуации держаться на плаву?

— Забавно, что вы это заметили. Мне не нужны скандалы. Я нахожу подобную популярность дешевой и глупой. И если я не отмечаюсь в хит-парадах, то это тоже ничего не значит. Я очень много выступаю. После турне по Германии, в июне, я отправлюсь в свое второе в этом году турне по США. Очень многие люди нуждаются в том, что я пытаюсь донести до публики. Я также нуждаюсь в контакте с ней. А если в один прекрасный день я попаду в хит-парад, то не расстроюсь...

Кроме того, я на общественных началах работаю в одном хосписе, а в прошлом году стала спонсором детдома в Кабуле, а в Индии приняла участие в строительстве больницы для бедных. Мне не нужны скандалы, у меня на них просто нет времени.



Дух Ленина витает над Москвой

— В прошлом году вы впервые выступили в Москве. Ваши впечатления от концерта, от поездки?

— Российская публика была очень мила и приветлива. Однако в первом ряду сидел человек в черных очках, и когда я начала петь одну индийскую песню, он выкрикнул: “Мы в России, а не в Индии!” Его поведение я нашла слегка агрессивным. Мне кажется, что атмосфера в Москве была бы куда здоровее, если бы тело Ленина предали земле. Я считаю неправильным, что человеку отказано в возможности быть захороненным. Если России так необходим Мавзолей, то в него лучше положить восковую фигуру. А лучше на этом месте открыть дискотеку, построить детскую площадку или же разбить палисадник...

— Вы считаете, что нынешние проблемы России каким-то образом связаны с тем, что тело Ленина до сих пор не захоронено?

— Да. Имеются, конечно, и другие факторы, но Ленин должен быть прощен. Диктаторы тоже люди, они так же появляются на свет, так же умирают и должны быть похоронены по-человечески. Выставлять мертвое тело напоказ абсолютно недопустимо. Ведь его душа просто не в состоянии покинуть Москву, его дух постоянно кружится над городом...

— Вы еще собираетесь с концертами в Россию?

— В этом году я планировала выступления в Москве и Санкт-Петербурге. Однако российские власти затребовали тексты песен, с которыми я собираюсь выступать. Такое требование я нашла слегка странным. Мои песни широко известны, и ни в одной другой стране от меня подобного не требуют. Поэтому я решила эти концерты отменить. Я живу в свободном мире и не приемлю подобных наездов.

— А как вы расслабляетесь? Какое у вас хобби?

— В настоящее время мое хобби — наблюдать за кошками. Как они укладываются спать, как вертятся на полу... Мне также нравится копаться в земле, наблюдать за тем, как моя подруга Криста сажает цветы и рассаду.







Партнеры