“Tополь M” для тети Tомы

23 июня 2004 в 00:00, просмотров: 1495

Вот уже целый год Мытищи живут в ожидании чуда. Предприниматель Тамара Мусина все это время обещает открыть в самом центре города, на привокзальной площади, огромный развлекательно-спортивно-торговый комплекс.

Красочные проекты с магазинами, стадионами и залами игровых автоматов, безусловно, завораживают местных жителей. Однако мало кто знает, что вся эта радость строится на месте... секретного оборонного завода.

Всероссийский научно-исследовательский институт полимерных волокон (ВНИИПВ) — единственное в стране предприятие-разработчик армидных и углеродных материалов. Разработки, вышедшие из стен этого научного монстра, — основа военного ракетостроения. Гроза всего мира и гордость российской оборонки — высокоточная ракета “Тополь-М” на 30% состоит из материалов, произведенных на заводе ВНИИПВ. И, естественно, само предприятие является федеральной, не областной собственностью.

Если завод прекратит свою работу, национальная безопасность нашей страны окажется под угрозой. Оборонная промышленность больше не выпустит ни одного “Тополя”, и это не говоря о том, что атомная и космическая отросли долгое время опирались на разработки института.

Выходит, автор известной советской песни “Зато мы делаем ракеты, перекрываем Енисей” немного ошибся — не делаем мы ракеты, поскольку именно ВНИИПВ, за секретами продукции которого гоняются спецслужбы всего мира, оказался в нашей стране не у дел. Именно этот некогда секретный завод день за днем разбирается, распродается, разрушается и по щучьему велению, по чьему-то хотению превращается в увеселительное заведение.

* * *

Тамара Курмангазиевна Мусина — беженка. Этот статус ей присвоило наше государство и соответственно наделило ее всеми полагающимися в таких случаях льготами. Еще государство дало Тамаре Курмангазиевне возможность заниматься предпринимательской деятельностью. Так что сейчас она — генеральный директор небольшого ООО. Правда, знакомые по-прежнему называют ее ласково — тетя Тома.

С государственным оборонным предприятием “Всероссийский научно-исследовательский институт полимерных волокон” тетю Тому связывает многолетняя история. Лет за 10 до развала Союза Мусина на языке Уголовного кодекса того времени была спекулянткой. Заказывала на заводе продукцию и продавала ее в различные области производства. Естественно, основных потребителей химволокна тетя Тома знала поименно.

Неудивительно, что после развала страны предприимчивая женщина оказалась для завода единственным шансом. Упираться Мусина не стала, быстренько наладила продажу волокна по рыночным ценам и попросила за это всего ничего — продать ей несколько лицензионных соглашений. Тогдашний директор завода Владимир Матвеев согласился, и тетя Тома получила право на изготовление одного из самых дорогих и редких материалов — армида — за сумму, сравнимую со стоимостью хорошего телевизора, — 150 миллионов неденоминированных рублей.

Собственно с этого момента у ВНИИПВ и начались по-настоящему серьезные проблемы. Созданная тетей Томой в 92-м году фирма “Лирсот” получила возможность покупать у завода огромные партии производимого товара по ценам, заниженным в 5—6 раз.

— Мы ничего не могли поделать, — вспоминает один из сотрудников завода, — выбор был невелик, останавливать производство или соглашаться на условия, выставленные “Лирсот”. Бывало, мы заключали с ними договор на продажу одного килограмма армида, допустим, за 5 тысяч, а с завода материал забирал человек, который уже купил его у “Лирсот” за 25 тысяч.

Таким образом, выступая в роли дойной коровы, государственное оборонное предприятие медленно, но верно шло к разорению, что и произошло в 99-м году, когда ВНИИПВ объявил себя банкротом.

— Они это специально сделали, чтобы меня разорить, — до сих пор жалуется Тамара Курмангазиевна, — я им и оборудование ремонтировала, и новые станки покупала, а они...

И действительно, специалисты связывают банкротство предприятия с попыткой уйти от ига тети Томы, поскольку срок действия лицензионных соглашений заканчивался в 2003 году, банкротство позволило бы предприятию выиграть время и не отдавать свой труд за копейки.

Правда, когда срок лицензий таки истек, тетя Тома решила и вовсе прибрать завод к рукам. Первая попытка была, мягко говоря, оригинальной. Мусина обратилась в Арбитражный суд с требованием принудить (!) конкурсных управляющих завода продать государственное предприятие за 35 миллионов рублей. И это притом, что имущество и запас произведенного сырья завода оценивали более чем в 15 миллионов долларов.

Предполагалось, что покупателем станет “Лирсот”, то бишь тетя Тома, а деньги на приобретение выделит некая немецкая фирма, интересы которой в данной сделке назвали “коммерческой тайной”.

После долгой юридической войны Арбитражный суд первой и второй инстанции, равно как Федеральный арбитражный суд, отказали “Лирсот”. Многие высокопоставленные чиновники тогда вздохнули с облегчением, мол, национальная безопасность под контролем. Тетю Тому, правда, эта самая безопасность не сильно волновала. Она с маниакальным упорством продолжила строить козни, дабы разорить ВНИИПВ окончательно, отобрать здания и территорию.

* * *

Вторая попытка тети Томы по уничтожению оборонного предприятия своим масштабом поражает воображение.

Первоначально Мусина через Арбитражный суд устранила непокорных конкурсных управляющих, которые пытались спасти завод. На их место был поставлен давний знакомый тети Томы Юрий Зайцев — человек, которого многие называют могильщиком, поскольку предприятия, на которых он появляется, рано или поздно уничтожаются.

Зайцев, кстати, пробыл в должности чуть больше двух месяцев. Федеральный арбитражный суд Московского округа полностью отменил решение судьи Воронцовой о смене конкурсного управляющего, назвав его неправомерным.

— Жалобы на меня были явно надуманными и недостаточными для отстранения, — рассказывает Виталий Бородин, тогдашний конкурсный управляющий, — решение было отменено, и я уверен, что здесь можно говорить о подкупе.

Еще один интересный момент. Как только Зайцев стал конкурсным управляющим, он безвозмездно (!) передал администрации Мытищинского района объекты коммунальной инфраструктуры на сумму порядка 2 миллионов долларов. Правда, безвозмездность оказалась, мягко говоря, странной. Тетя Тома за смешные деньги выкупила долги ВНИИПВ у государственных мытищинских предприятий. Стала держателем большинства голосов конкурсных кредиторов и получила возможность через подставную фирму “Арковита” продать-таки себе, любимой, 10 гектаров мытищинской земли, на которой расположено 35 зданий, за 35 миллионов рублей — то есть в среднем по 30 тысяч долларов за здание — цена средней однокомнатной квартиры. В протоколе заседания, где обсуждали продажу оборонного завода, так и написано: “Оценку имущества не проводить”. Тогда-то тетя Тома и въехала на территорию завода, повесив на проходной массивную табличку ООО “Лирсот”.

Высокопоставленные чиновники между тем снова взялись за голову, и через какое-то время Московская областная регистрационная палата отказала тете Томе в регистрации права собственности на фактически уже захваченное имущество.

* * *

В один прекрасный день руководство завода получило уведомление, что допуск сотрудников на территорию будет прекращен. Сказано — сделано. На проходной завода встала охрана тети Томы.

Дальше Мусина вплотную занялась освобождением площадей. Станки, приборы и другое высокоточное оборудование продавали за копейки. Машины только успевали вывозить то, что раньше было стратегически важным оборонным заводом.

К началу этого года малюсенькое ООО “Лирсот” во главе с тетей Томой практически полностью ликвидировало всю научную часть предприятия. Часть специалистов уволили, производственные цеха закрыли. Кроме того, тетя Тома варварски уничтожила крупнейшую в мире уникальную научную библиотеку, основанную еще в 1908 году.

Сейчас Мусина распродает последнюю линию производства углеродного волокна УКН 5000, того самого, что используется в изготовлении ракетных комплексов “Тополь-М”.

И после всего этого она, в ее представлении, пала жертвой обмана.

— Да тут все разваливается уже, сюда денег нужно вкладывать немерено, — вздыхает. — Я вкладываю-вкладываю, работаю-работаю, а прибыли никакой.

Завод и правда находится в ужасном состоянии. Пока воевали с тетей Томой, ни разу не был сделан ремонт, многие корпуса пришли в полную негодность. Начались проблемы с отоплением и канализацией.

Сейчас на территории ВНИИПВ и вовсе жутко. Мусор, грязь, черные дыры вместо окон. Вокруг некогда производственных цехов навалены горы искореженного металла — то, что осталось от станков.

— Правда, мы хорошо придумали! — восклицает сотрудник “Лирсот”. — Помещения нам очищают “за так”. Мы с фирмой металлоломом расплачиваемся.

Дабы как-то сохранить свой авторитет в глазах властей, Тамара Мусина отвела все же один цех под производство. В небольшом здании собрали мизерное количество уцелевшего оборудования и тщательно создают видимость работы.

— Да не верьте вы им, — рассказывает сторож, — они всех сотрудников отправили в неоплачиваемый отпуск, а оборудование для отвода глаз поставили, оно, собственно, и нерабочее наполовину.

* * *

Областное правительство не раз затрагивало тему уничтожения ВНИИПВ. Однако каждый раз тетя Тома умудрялась подложными фактами убедить чиновников в своей благонадежности. Так, например, на совещание Министерства промышленности тетя Тома пригласила сотрудницу Московской областной регистрационной палаты. Несмотря на то что МОРП тогда уже отказала “Лирсот” в регистрации, приглашенная сотрудница выступила с требованием поддержать тетю Тому и рекомендовать (!) Арбитражному суду позволить “Лирсот” оформить право собственности на объекты ВНИИПВ.

Вопрос уничтожения ВНИИПВ несколько раз поднимали и на государственном уровне. Представители Комитета по безопасности Государственной думы неоднократно обращались в прокуратуру с просьбой вмешаться в конфликт. Правда, запросы в большинстве своем футболили мытищинским правоохранителям, а те предпочли самоустраниться, нежели решать проблему.

Тревогу било даже Главное контрольное управление Президента России... Все без толку.

Не так давно Тамара Курмангазиевна Мусина вплотную занялась трансформацией завода в торговый центр. Первые площади уже открылись для покупателей. Планов громадье. В самом центре бывшего завода откроется спортивный центр. В бывших производственных корпусах — бутики модной одежды и элитный гастроном. А в главном корпусе ВНИИПВ, по замыслу сотрудников “Лирсот”, откроется первое в Мытищах пусть маленькое, но казино...

А вот вопрос, производить в России ракеты “Тополь-М” или не производить, теперь полностью во власти тети Томы.



    Партнеры