Стрелочник не виноват

23 июня 2004 в 00:00, просмотров: 240

Притом что спрос на стрелочников огромен во всех отраслях народного хозяйства, настоящих, профессиональных стрелочников готовят только здесь. Это не вуз и не ПТУ, это — Малая московская железная дорога в окрестностях Жуковского. Или, как ее все называют, — детская железная дорога.

В незапамятные времена поселок железнодорожников Кратово основал первостроитель этого участка “чугунки” барон фон Мекк. Детская узкоколейка тоже была одним из его прожектов. Однако построили ее только много лет спустя — в 1937-м.

— Первый раз поезд прошел 2 мая, эту дату мы отмечаем как наш день рождения, — рассказывает инструктор ММЖД Елена Машкова. — Сегодня у нас 600 детей с 5-го по 11-й класс со всех населенных пунктов от Люберец до Конобеево. В основном из Жуковского и Раменского, а еще много москвичей из кружка юных железнодорожников при МИИТе.

Со всей этой оравой управляются 9 взрослых сотрудников. Елена Машкова после института пять лет отработала на обычной “железке” и уже 15 лет на детской. По ее словам, 60% воспитанников ММЖД потом идут работать на железнодорожный транспорт.

Рабочий день детской смены начинается с планерки. Здесь происходит распределение профессий: кому сегодня быть проводником, кому — машинистом, а кому — стрелочником. Около 10 часов состав отправляется в первый рейс.

— Протяженность маршрута от станции Юность до Пионерской — 3,8 км, — четко, как таблицу умножения, докладывает дежурный по переезду Илья Ким. — Единственная промежуточная остановка — платформа Школьная. Всего за день — 10 рейсов.

Детская дорога идет параллельно настоящей, начинаясь рядом с платформой Отдых и заканчиваясь у платформы Кратово. Местность это дачная, рельсы проложены в том числе и мимо нескольких пионерлагерей. “Лагерники” — главные враги железнодорожников: каждый день норовят устроить на путях завалы. Видимо, точно так же, как кто-то бредит профессией машиниста, другим не дают покоя лавры партизан. Причем этой-то работе уж точно никто не обучает, склонность к ней, наверное, в крови.

— Когда электрички не ходят, нашей дорогой пользуются как самым удобным видом транспорта, — говорит зам начальника смены Павел Базанов. — А так в основном мамы и бабушки катают своих детей.

По случаю плохой погоды пассажиров в миниатюрном вагоне немного. Четырехлетнего Диму сопровождают сразу трое взрослых: мама Елена Давыдова и бабушки — Раиса Владимировна и Татьяна Михайловна.

— Ехали мимо на машине, увидели поезд и решили прокатиться, — объясняет Елена. — Я, когда в школе училась, тоже работала на этом поезде. Это было году в 80-м, ничего с тех пор не изменилось. А еще раньше мама водила меня сюда кататься.

На конечной станции внимание привлекает гражданин в красивой фуражке, почти как у Остапа Бендера, и с красной повязкой на рукаве, на которой написано: “Старший стрелочник”.

— Не тяжело работать стрелочником? Все-таки он всегда виноват…

— Я сегодня не виноват, — понимает вопрос буквально десятиклассник Стас Воскобойников. — Сегодня опоздание из-за машинистов.

Позднее эта информация подтверждается на итоговой планерке. Оказывается, машинист Филимонов “наехал на изоляцию”. В переводе с профессионального сленга это означает, что тепловоз остановился за границей станции, и поэтому не срабатывала автоматическая стрелка на маневровый путь. Пришлось давать задний ход, тогда и выбились из расписания. Активность “партизан” была невысокой: зафиксирован всего один завал. И пассажиров было не слишком много: за день продано около 350 билетов, а рекорд нынешнего, недавно открывшегося сезона — 1107. Впрочем, рекорды — дело десятое. После планерки железнодорожники печалились только из-за того, что следующий раз их смена (всего смен — пять) работает через четыре рабочих дня. Вот уж действительно: “На работу — как на праздник...”




Партнеры