Эмир без лимузина

24 июня 2004 в 00:00, просмотров: 362

Он вернулся. В Москву в который раз приехал режиссер, актер, музыкант Эмир Кустурица. Прилетел рейсом из города Парижа, в одиночестве, хотя фестивальные службы уверяли собравшихся в аэропорту журналистов, пожелавших первыми пожать руку Кустурице, что он будет с дочерью. Но дочь вместе с мамой ждали его уже в Москве — они прилетели на два часа раньше. На вопрос возмущенных папарацци: мол, где же ребенок, Кустурица невозмутимо ответил: “Ребенок? Вы говорите о моем фильме?”


Дочка, которую зовут Дуня, оказалась уже вполне взрослым человеком — лет девятнадцати. Вместе с мамой Майей они ждали Эмира в “Национале”. Похоже, Кустурица решил во что бы то ни стало спрятать свою семью от объективов фотокамер и преуспел в этом. У него стоило бы поучиться Мерил Стрип, которая не смогла укрыть своих трех дочерей от русских папарацци в аэропорту несколькими днями раньше.

После прилета Эмир был не в духе, хандрил, капризничал, вызвал к себе врача и наотрез отказался общаться с журналистами. То ли полет оказался неудачным, то ли маялся давлением из-за перемены погоды. Но, просидев час в VIP-зале в ожидании багажа, он пришел в себя и, спустившись к толпе встречающих, охотно ответил на все вопросы. Хотя и хмуро посматривал на журналистов из-под шапки волос, но, несмотря на свой первоначальный отказ от общения, даже подначивал: “Еще один вопрос. Еще вопрос…”

Двукратный обладатель “Золотой пальмовой ветви” Каннского кинофестиваля приехал в Москву представить свой последний фильм “Жизнь — это чудо”. Сам Кустурица то ли из скромности, то ли из эпатажа называет свои занятия кино делом от скуки, а основным считает игру на бас-гитаре в собственной группе “The No Smoking Orchestra”. В этот раз он приехал без группы, зато с семьей. Вчера вечером Кустурица посмотрел еще раз собственный фильм о человеке, живущем в маленьком городке, разрушенном войной, и мечтающем построить железную дорогу, чтобы в городок ездили туристы. А сегодня даст пресс-конференцию журналистам.

Кстати, картина “Жизнь — это чудо” участвовала в последнем каннском конкурсе, но ни одного приза не получила. Квентину Тарантино оказались не по душе герои Кустурицы. И, похоже, Эмиру тоже плевать на окровавленных невест.

— Почему вы не приехали на открытие фестиваля? Не хотели столкнуться с Тарантино, который не дал вам, будучи председателем жюри, главный приз в Канне?

— У меня была серия концертов в Париже, и я не мог приехать раньше.

— Вы приехали без группы, будете сольно выступать?

— Нет-нет-нет. Я не настолько хороший музыкант, чтобы выступать в качестве солиста.

— Вы видели фильм “Убить Билла”?

— “Убить Билла Клинтона”?.. Нет, я не смотрел.

— Что для вас значит награда, которую вам вручат на закрытии?

— Когда я разговаривал с Никитой Михалковым, который меня сюда пригласил, он говорил, что вручит мне награду за вклад в киноискусство. Но я сказал ему, что пока рано. Тогда Никита нашел какую-то другую формулировку, я не могу ее точно воспроизвести. Конечно же, мне приятно получать награду на одном из самых старейших фестивалей в мире.

— Вы до сих пор считаете, что жизнь — это чудо?

— Да, я считаю так. И даже если это не так, все равно надо в это верить.


P.S. Эмиру, несмотря на имя, подали не лимузин — как всем приехавшим до него звездам, — а скромный фестивальный “Мерседес” с эмблемой ММКФ.



Партнеры