Последнее средство

25 июня 2004 в 00:00, просмотров: 190

Как это ни удивительно, но человечество до сих пор не выработало единого и эффективного рецепта на тот случай, когда сталкиваешься с вопиющим, беззастенчивым и некомпетентным хамством. Собственно говоря, хамство само по себе проистекает от некомпетентности, поскольку, когда человек владеет ситуацией и информацией, хамить ему нет необходимости. А вот когда аргументов не хватает, тогда в качестве обоснования своей позиции сгодится любое передергивание, безапелляционные заявления и все такое.

Лишний раз в этом убеждаешься после прочтения заметки “Процесс о “девяноста девяти миллиардах” в номере от 17 июня. Сей опус, за подписью некоего Максима Проскуркина, опубликован в рубрике “Спор-клуб”. Насчет клуба не знаю, многие постараются выбрать другое поле, если потребуется. А поспорить можно. Хотя и затруднительно, поскольку действительно весомых аргументов в статье, “закапывающей” одновременно ЮКОС и Ходорковского, найти невозможно.

Делая некий псевдоэкскурс в историю, автор пишет, что все начиналось “кучеряво”: “Страна была смешная, президент прикормлен и окучен” и т.д. Эпитет “кучеряво” можно отнести и ко всей заметке. Не важно, что автор путает хронологию, когда пишет, что после гибели Стивена Кертиса, управлявшего трастовым фондом “Менатепа”, на поле брани выступила некая Елена Попова-Колонг, занимавшаяся опять же, исключительно по ее словам, работой по заграничным офшорам. Во-первых, г-н Проскуркин перепутал хронологию. Госпожа Колонг объявилась еще осенью прошлого года. Удивительно вовремя, как раз в тот момент, когда нашей прокуратуре кровь из носу была необходима любая информация, которую можно было бы инкриминировать Ходорковскому. А вот британец действительно погиб в авиакатастрофе. Но только весной уже этого года. Но для Проскуркина такие обстоятельства, как хронология событий, видимо, сущая мелочь. Какая разница. Главное, что кто-то у кого-то “сапоги украл”. Зато как можно поиграть на смерти человека, которого походя можно еще и позиционировать в качестве “держателя общака”. С тем же успехом “держателем общака” можно сделать и председателя Центробанка, и любого банкира или управляющего инвестиционным фондом.

Не скрывает г-н Проскуркин и своей радости от того, как лихо у нас стали расправляться с олигархами: “Одному из них — очевидно, в порядке профилактики — пришлось даже на пару дней прикорнуть на нарах”. После чего прозрел и поделился с властью своими активами. Речь, конечно же, о Гусинском, задержание которого недавно было признано Европейским судом незаконным. Животное (трудно назвать его иначе) удовлетворение г-на Проскуркина не вызывает ничего, кроме отвращения.

Нет, я не очень симпатизирую олигархам, в том числе и бывшим. “Тяжелая” судьба Гусинского, Смоленского и иже с ними не выдавит из уголка глаза ни единой слезинки. Просто есть закон. А когда государство, пусть даже для достижения каких-то правильных целей, берет неугодных в заложники, то как-то трудно разделять его с террористами, вне зависимости от того, таятся ли они в чеченской “зеленке” или обезглавливают своих жертв в Ираке. После этого осуждение терроризма с самых высоких трибун звучит гораздо менее убедительно.

Конечно, любая позиция имеет право на существование. Вот только по логике автора завтра любого журналиста надо, чтобы он не лез куда не надо, “запрессовать” на нары на пару-тройку дней. И ничего страшного в этом не будет, кроме как охраны государственных интересов.

Но подобные мелочи автора явно не беспокоят. Для красного словца сгодится все, в том числе и подленькое хихиканье по поводу гибели того же Кертиса. “Пока начальство английской разведки в сугубо извращенной форме исступленно насиловало подчиненных, вычисляя, кто из них упустил из поля зрения “волшебный приз…” — вам это ни о чем не говорит? Допустим, о проблемах с психикой. Или о проблемах в другой сфере, которую деликатно называют интимной.

Досталось от нашего “борца с истиной” не только олигархам, но и судьям. Их, оказывается, ЮКОС скупил оптом и в розницу, как якобы когда-то думские фракции. Наверное, именно поэтому “подкупленные” служители Фемиды не удовлетворили ни одного ходатайства адвокатов об изменении меры пресечения Ходорковскому или Лебедеву. И это притом что по нашему новому, в очередной раз самому гуманному законодательству инкриминируемые Ходорковскому деяния не предполагают заключение под стражу.

Одно из наиболее популярных в обществе выражений говорит о том, что котлеты и мух смешивать не следует. Но г-н Проскуркин и это умудрился проигнорировать. Ни Ходорковскому, ни Лебедеву те самые 99 миллиардов не инкриминируют. Эта сумма — предмет спора между компанией ЮКОС и налоговиками. Спора, который еще далеко не закончен, и в котором, если все будет честно, исход еще далеко не очевиден.

Когда-то Геббельс сказал, что ложь должна быть как можно более чудовищной, чтобы в нее поверили. Позже это высказывание стало одним из основополагающих принципов спецпропаганды и психологических войн. Но нашего автора трудно заподозрить в таком профессиональном подходе. Скорее всего он просто колеблется “вместе с линией партии”. И его опус — вопль отчаяния тех, кто выдвинул обвинение, но, похоже, так же, как и автор, не имеет убедительных аргументов для обоснования своей позиции. Если бы они были, то с г-ном Проскуркиным обязательно поделились. Вот и приходится изворачиваться на голом и пустом месте и намекать на горы трупов: “Многих из них (акционеров ЮКОСа. — Прим. автора) погруженные в тему сыскари называют между собой колбасниками и мастерами подводно-бетонных работ”. Ясно, что за звери и нелюди за решеткой, — намек на забетонированные в тазике ноги из дешевых фильмов про американскую мафию 30-х годов. Во времена Вито Корлеоне, как следует из романа Пьюзо, технологии значительно продвинулись вперед. Сыскари, ясное дело, пожелали остаться неизвестными. И называют “многих” так исключительно между собой. А если между собой, то вам, г-н Проскуркин, откуда сие известно? Или вы тоже из этих, “погруженных” сыскарей? Что-то про нары уж больно профессионально отзываетесь. А как же тогда тайна следствия, присяга, презумпция невиновности? И не могли бы вы поименно назвать, кто особенно отличился в деле макания ног в бетон из 60 тысяч акционеров компании? Или речь идет о зарубежных миноритариях, чьи интересы вызвался защищать небезызвестный г-н Йордан. Или, как рассказывают, господин Свириденко, зампредседателя Московского Арбитражного суда в минувшую субботу собирал судей по делу о налогах ЮКОСа и ставил им задачу дожать это дело в понедельник. Но в понедельник видно что-то не заладилось.

Гнусная штучка — эта публикация. К тому же неумная. И, что самое главное для автора Проскуркина, получилась она абсолютно не ко времени. Только он колебнулся с “линией партии”, а тут вдруг в защиту ЮКОСа выступил глава РСПП Аркадий Иванович Вольский. Политический тяжеловес такого уровня, что их на страну всего три осталось: Вольский, Примаков и Геращенко. Человек, который просто так лишнего слова не скажет. А перед этим и Геращенко не остался в стороне от судьбы ЮКОСа. Но не хватило, видимо, политического чутья, чтобы вовремя уловить смену ветра. А тут еще и Путин обмолвился, что государство не заинтересовано в банкротстве крупнейшей нефтяной компании. А вы что думали, что это заинтересовано государство? Бросьте. Как говорится, мухи все же отдельно. И не надо путать государственных баранов, как говаривал один из героев “Кавказской пленницы”, с личными.

Впрочем, пока их не остановят, государственные бараны еще много чего успеют наворотить. А ведь для того чтобы не допустить нынешнего кризиса, надо было всего-навсего остановиться и подумать. Сначала думать, а потом действовать. И никаких заумных университетов для этого заканчивать не надо. Простая логика и здравый смысл подсказывают, что если бы наши чиновники, выступающие от имени власти, действительно хотели бы навести новый порядок в соответствии с законом, им надо было сначала установить правила игры, довести их до сведения игроков на рынке, а потом уже претворять “решения партии” в жизнь. Надо было объяснить, что с такого-то числа вот эти схемы оптимизации налогов будут считаться незаконными, а другими вполне можно пользоваться до какого-то определенного срока. Можно было бы даже взыскать задним числом деньги в бюджет со всех компаний, которые уходили от налогов. И уж с тех, кто и тут не внемлет предупреждению, — спросить по полной программе. Но вот с мыслительным процессом самая закавыка и случилась. То ли времени совсем не было, то ли занятие это — думать — для российского чиновника совершенно непривычное и даже чуждое.

В принципе не так давно и Владимир Путин озвучил идею очередного разделения “мух и котлет” — оптимизации налогов и криминального ухода от них. Вот только существует опасность, что наше чиновничество опять бросится исполнять руководящее указание, не озаботив себя мыслительным процессом. У нас же даже какое-то чуть ли не социалистическое соревнование началось среди бюрократов: на предмет того, кто из них пообещает удвоить ВВП в большее количество раз. Один говорит — в три раза удвою, другой заявляет, что лично он удвоит не меньше, чем в пять раз.

Что сказать? Страна у нас, конечно, не смешная, как додумался заявить г-н Проскуркин, но весьма и весьма смешливая. И похоже, что математика и логика — это не про нас. Власти предержащие не хотят понять, что ЮКОС — это не просто частная лавочка, которую можно просто “почистить” и идти себе дальше. Его влияние для экономики всей страны трудно переоценить. И лучшим тому доказательством является хотя бы тот факт, что после заявления Путина акции ЮКОСа поперли вверх такими темпами, что потащили с немыслимой скоростью за собой весь российский фондовый рынок. Так, что даже торги пришлось останавливать.

Государство требует у ЮКОСа денег. И он готов их государству отдать. Но государство, видимо, совсем не желает их получать. Иначе трудно объяснить, что арестованные активы до сих пор не разблокированы. Еще труднее понять решение арбитража о признании допэмиссии ЮКОСа перед слиянием с “Сибнефтью” недействительной. Вкратце предыстория. Кроме пакета акций новой компании г-н Абрамович со своими коллегами получили еще и 3 миллиарда долларов. Казалось бы, при отказе от слияния двух нефтяных гигантов эти 3 миллиарда долларов должны вернуться в ЮКОС. Вот вам и львиная часть денег для расчетов с бюджетом и налоговиками. Но арбитраж принимает настолько уникальное решение, что и сделка объявляется недействительной, и миллиарды возвращать не надо. Может, там, в арбитраже, собрались ярые футбольные болельщики, которые надеются, что вслед за “Челси” Абрамович займется и отечественными мастерами кожаного мяча?

Давно известно, что деньги любят тишину. А у нас по поводу любого чиха поднимается истерика с битьем тарелок и размазыванием кровавых соплей. Наверное, поэтому деньги не отвечают нам взаимностью. И потому встраиваться в мировую экономику нам будет гораздо труднее, чем любой другой стране.

ЮКОС и государство должны договориться. У них просто нет иного выхода. Иначе обо всех амбициозных задачах, поставленных перед страной, можно будет просто забыть. И тогда с тех, кто вдохновлял борьбу с нефтяниками, спросится. По самому большому счету. И не надо думать, что они разделят судьбу тех камикадзе, которые сейчас ведут жизнь обеспеченных рантье, забыв про свои обещания пожертвовать собственным благом ради Отечества. Наступили другие времена. И никто не простит им краткосрочный эффект пополнения государственной казны и личные радости в виде сотни-другой миллионов, если из-за их ретивости рухнет экономика страны.

А что касается г-на Проскуркина, то его немного жаль. Трудно было человеку из ничего что-то высасывать. Вот и получилось нечто с потугами то ли на памфлет, то ли на фельетон. Короче, пасквиль. Читать который одновременно и скучно, и противно.




Партнеры