“Пожар потушен, люди спасены”

25 июня 2004 в 00:00, просмотров: 214

Штурмовать нефтяную платформу в Балтийском море, на которой террористы вот уже два дня удерживают 70 заложников, решили ровно в 11.00. Морской спецназ действовал по-боевому решительно, но террористы все же успели нажать на кнопку — платформа взорвалась. Черные клубы дыма мгновенно затмили небо, огонь охватил всю конструкцию, а десятки убитых и раненых попадали в море...

Редкий случай, когда столь страшная картина не вызывает панического ужаса. Министр по чрезвычайным ситуациям — улыбается с чашечкой кофе в руках, а вокруг — умиленная толпа иностранцев.

Это — совместные учения спасателей стран НАТО и России. Здесь главное — не обезвреживание террористов (это головная боль спецслужб), а спасение людей и предотвращение экологической катастрофы. Словом, все понарошку — и все всерьез.


СПРАВКА “МК”. Самолет “Бе-200ЧС” создан специально для МЧС. Он может садиться на поверхность водоема для оказания помощи пострадавшим, а также в движении осуществлять забор воды — 12 тонн за 12 секунд — для тушения пожара. Ему достаточно всего 1,5 м глубины и 1700 м прямого участка для взлета. Он может работать на воде во время шторма до 3 баллов.


Идея провести антитеррористические учения на морской нефтеплатформе принадлежит опытным экспертам по терроризму. Именно морские объекты (а если конкретнее, европейские порты) являются сейчас лакомым куском для боевиков “оси зла”. Так что одной из наших нефтяных фирм ради общего блага пришлось пожертвовать своей платформой в Балтийском море.

Международных наблюдателей и многочисленную прессу (на учения помимо наших аккредитовалось около 40 зарубежных СМИ) подпустили к месту трагических событий как никогда близко — мы наблюдали за происходящим с катера, буквально в нескольких метрах от платформы. Здесь же были иностранные наблюдатели во главе с заместителем генсекретаря НАТО Стивеном Орошем, а также весь цвет российского МЧС во главе с Сергеем Шойгу.

23 июня, 10.56. Весь ход учений комментируется по громкоговорителю на двух языках — сначала на русском, потом на английском.

“Боевики требуют выполнить их условия, иначе они грозят взорвать платформу с заложниками”, — надрывается репродуктор.

Трагические события на нефтеплатформе быстро вводят в экстаз дамочку в очках иностранного вида. “Вэри интрестин, вэри интрестин!” — громко восклицает она (т.е. “очень интересно”) и восхищенно вглядывается в небо, которое наполняется страшным гулом.

“Два самолета “Су-24” проводят отвлекающий маневр”, — объясняет громкоговоритель. “Сушки” эффектно проносятся над головами зрителей.

“О-о-о!” — вскрикивает дамочка, но отнюдь не от восторга. Наш катер неожиданно качнуло волной так, что все едва не попадали за борт. Мне удалось удержаться на ногах только благодаря спасателям. Сергей Шойгу, находившийся рядом, тоже не растерялся — цепко схватился за перила. Пострадал только министерский кофе — официантка опрокинула чашку, предназначавшуюся главе МЧС.

11.00. “Спецназ морской пехоты производит штурм”. На платформе раздается стрельба, и сразу же — взрыв.

11.02. “В воде находится до 30 раненых. К месту взрыва направляется десант спасателей”. В дело вступают силы российского МЧС. Вертолет “БК-117” почти садится на воду, из него выпрыгивают несколько человек — они первыми пришли на помощь людям, оказавшимся в море. Тут же подплывает спасательный катер, на который грузят раненых.

11.05. В небе появляется “гвоздь программы” — новейший российский самолет-амфибия “Бе-200ЧС”. Никто в мире его еще не видел. На этих учениях он демонстрируется впервые.

Амфибия гордо пролетает над катером и, к всеобщему восторгу, быстро садится на воду! Это зрелище настолько потрясающее, что натовцы первые, а вслед за ними и россияне разражаются аплодисментами.

— Гуд, гуд! — восклицает Стивен Орош, подходя к Сергею Шойгу. — Потрясает то, что ему для маневра требуется очень мало места! — восхищенно говорит главе МЧС земгенсекретаря НАТО с помощью переводчика.

Вот когда испытываешь настоящую гордость за страну, запрятанную уже в такие закоулки, что и не найти.

Из “Бе-200” между тем появляются резиновые лодки со спасателями. Сам самолет после этого набирает скорость и воду, к всеобщему ликованию, красиво взлетает и сбрасывает все 12 тонн на горящую платформу. Двух заходов амфибии достаточно, чтобы потушить пожар.

11.17. На нефтеплатформу десантируется еще одна группа спасателей, которые помогают оставшимся “людям”. “Среди пострадавших есть один тяжелораненый”, — объявляет репродуктор. И мгновенно летит маленький вертолет “Бо-105” — воздушная реанимация.

— Класс! — констатирует Сергей Шойгу.

11.33. Пожар потушен. Люди спасены.

Теперь в дело вступают спасательные суда, которые должны собрать разлившуюся нефть. Как раз здесь-то и задействованы силы НАТО — команды Польши и Литвы. Правда, у них еще есть пожарные команды, но тушить платформу все равно пришлось россиянам — у натовцев же нет такого гидросамолета...

По окончании морской фазы учений Сергей Шойгу и Стивен Орош дали пресс-конференцию, собравшую несметное число журналистов.

Эту благостную картину подпортила лишь одна ложка дегтя. Еще до начала учений случился политический скандал. России необходимо было перебросить в Калининград большое число самолетов и вертолетов. Путь, естественно, пролегал через Литву, которая, кстати, сама принимала участие в учениях как страна НАТО. Вступила в альянс она, правда, недавно, но вот пальцы гнуть уже научилась и выставила для России неприемлемое условие — чтобы в ее воздухе одновременно летело не более одного российского спасательного судна.

— Нам через Литву было пролететь гораздо тяжелее, чем слетать в Багдад, — возмущается Сергей Шойгу. — Мы сотрудничаем с 37 странами НАТО, и никогда у нас не было таких проблем. Нам пришлось в итоге лететь в обход — через Польшу и Белоруссию, которые, кстати, дали разрешение на полет в течение часа.

Хорошо, что это были всего лишь учения. Но стоит ли говорить, что если действительно грянет гром, каждая минута у спасателей будет на счету. И такой облет “через Польшу и Белоруссию” будет стоить в Калининграде кому-то жизни...




Партнеры