Под боком у Берлускони

26 июня 2004 в 00:00, просмотров: 456

Пока демократичные курорты юга Италии заполоняли туристы, север оставался местом для избранных. В этом сезоне русские открывают для себя два богатейших итальянских района, расположенных на северо-западном побережье, — Лигурию и Тоскану. Это побережье любили коронованные особы и голливудские звезды. И сегодня сюда на выходные заезжает Шэрон Стоун, в бухтах стоят яхты стоимостью в миллиард долларов, а на пляжах сверкают драгоценностями состоятельные вдовушки.

PALIO — Ежегодные скачки, проходящие в городе Сиена (Тоскана).

“Жаль, что вы не останетесь здесь до палио, — вздыхает красивая брюнетка Даниела. — Это наша древняя национальная традиция, и мы ждем ее целый год”. Даниела — наш гид. Мы сидим в ресторане на главной площади города. Вокруг десятки столиков, за которыми также сидят и сплетничают о жизни под хорошее вино сиенцы.

— Каждый год, 6 июля, на эту площадь, Пьяцца дель Канта, выходят десять лошадей со всадниками, облаченными в исторические костюмы. Каждая лошадь представляет какой-то район. За месяц до скачек к жеребцам и наездникам приставлена охрана (чтобы соперники не покалечили). Кроме того, перед стартом за жокеями следят скрытые камеры, чтобы участники соревнований не смогли договориться между собой об исходе скачек! Если вдруг будет замечено, что всадники переговариваются друг с другом, после соревнований “болтунов” сильно изобьют. Один из жокеев хромает до сих пор.

Зрители, вооружившись мягкими предметами (обычно это помидоры или туалетная бумага), собираются на площади, у окон ближайших домов и даже на крышах и ждут начала скачек. Билеты на палио можно купить, правда, заказывать их надо за год вперед, а стоит это удовольствие 500 евро. Пока длятся скачки (а это всего 90 секунд), в соперников летят помидоры, и скоро вся площадь пестрит алыми от томатного сока лицами.

Я представила себе перепачканные в томате лица сиенцев и не смогла сдержаться от смеха. “Это очень серьезно! — округлила глаза Даниела. — После скачек начинается драка “стенка на стенку” между районами. Дерутся, конечно, не все, а специальные группы болельщиков от каждого района. Полиция не имеет права вмешиваться в эти драки. Главный в баталиях — капитан болельщиков. Он дает сигнал к началу драки и к ее окончанию. Мужчины мутузят друг друга до первой крови. А потом все расходятся и начинают бурно обсуждать сами скачки”.

У каждого района есть враги — пограничные районы. Еще недавно девушка и парень из “вражеских” районов не могли пожениться, родители бы никогда этого не допустили. Сегодня “смешанные” браки случаются чаще. В Сиене живет одна пожилая пара. Муж и жена родом из враждующих районов. На время палио они разъезжаются каждый к своим родственникам, чтобы болеть за свой район. А после скачек долго не могут помириться. Только спустя несколько месяцев в их доме воцаряется покой!



CASTELLO — Замок

Тоскана — это ярко-зеленые заливные луга, холмистые равнины и запах свежескошенной травы, совсем как у нас в деревне. Разница лишь в том, что на этих холмах стоят не только фермерские домики, но и средневековые замки. Владельцы замков реставрируют их и открывают внутри дорогие гостиницы. Мы направляемся в один такой отельчик. Раньше я думала, что замок — это что-то вроде башни, окруженной высоким забором с непременными зубьями. А наш автобус подъехал к огромному каменному строению прямоугольной формы, окруженному несколькими постройками. Замок — это целый мини-город, в котором есть дом господ, дома для прислуги, гостей, пекарни, амбары, конюшни, скотные дворы...

Мы поднимаемся по каменным ступенькам в ресторан. Внутри прохладно, хотя на улице плюс 40 и страшная влажность. Менеджер отеля просит нас: “Только потише, здесь сейчас обедает посол США в Италии”. Но мы так бурно обсуждаем красивые росписи на стенах, белые орхидеи на столах и меню нашего обеда, оформленное в виде старинной грамоты и обвитое ароматной лилией, что посла через пять минут как ветром сдувает.

— Здесь очень любят останавливаться на уик-энд арабские шейхи. Правда, никаких развлечений здесь нет, только бассейн и красивый вид, но они готовы платить за ночь в замке 500 евро.

“Что ж такого должно быть в этом номере за 500 евро?” — ужаснулась я. — Золотые унитазы, что ли?” Оказалось, всего-навсего Интернет, спутниковое телевидение и сотовый телефон с собственным номером.

— В эти места очень любят приезжать покататься на велосипедах состоятельные туристы, — говорит Даниела. — Несколько миллионеров садятся на велики и катят по холмам. А за ними следует кавалькада “Мерседесов”, под завязку груженных провизией, палатками и всем необходимым для “активного” отдыха...



AZZURRA — Голубая

Помните знаменитую песенку Адриано Челентано “Адзуро”? Так итальянцы называют Итальянскую Ривьеру — побережье Лигурийского моря. Любимое место у голливудских звезд здесь — знаменитый курорт Портофино. Маленькие домики гнездятся здесь прямо на скалах. А большие виллы стоят на самом верху скалистого берега. Каждую виллу окружают розовые сады, поэтому воздух здесь благоухает сладким ароматом. Во время Второй мировой войны город уцелел только потому, что в Портофино имели виллы многие состоятельные люди — они-то и договорились с Гитлером, чтобы их владения не разрушали.

Мы проходим мимо скамейки, на которой старый художник в рваной тельняшке рисует прибрежный пейзаж.

— Это скамейка Мопассана, он часто здесь прогуливался, любил сидеть на этой скамье и смотреть на набережную. Может, он наблюдал за отдыхающими и рисовал в своем воображении сюжеты своих новелл...

На часах уже десять, а торговцы только открывают свои лавочки на главной и единственной площади города. Здесь продают сувениры с надписью “Портофино” и видом городской бухты Параджа, украшения из ракушек и пляжные аксессуары. Самый простой детский купальник здесь стоит как минимум 100 евро. Мы проходим мимо знаменитого ресторана “Дельфин” — столы с белоснежными и ярко-синими скатертями накрыты прямо на улице под широким тентом. На столах прозрачные вазочки с белыми розами. Изысканно и просто. Это самый дорогой ресторан на побережье, порция креветок здесь стоит 200 евро, а имя шеф-повара ресторана знаменито не меньше, чем имена тех, кого он кормит. Сидя за столиком, я смотрю на бухту. Она небольшая, но пять-шесть яхт, каждая стоимостью, равной бюджету небольшой страны, вполне уютно себя чувствуют.

— Здесь ничего не происходит, — словно читает мои мысли наш гид Оля. — Единственное событие, которое случилось за последние три года, — самоубийство баронессы. Ей было далеко “за”, но жить она умела, у нее было два любовника (местный и приезжий мексиканец). С итальянцем она проворачивала какие-то темные дела, а мексиканец просто жил у нее на содержании. Она спрыгнула в пропасть из окна своего замка, вон на той скале.

Я тяну шею и разглядываю четырехугольное здание, века, наверное, пятнадцатого. Оно возвышается на самом краю скалы, поросшей каким-то мелким кустарником. На этих кустах утром слуги и нашли ее халат и тапочки. Саму баронессу выловили через месяц во Франции. За три дня до смерти она переписала свое завещание на мексиканца. Говорят, он и помог ей расстаться с жизнью. После смерти баронессы ее любовники поделили деньги и теперь счастливо живут — один в США, другой на ее вилле.



PARADISO — Рай

На восточном побережье Ривьеры, по соседству с Портофино находится еще одно курортное местечко — Санта-Маргерита. Здесь снимает виллу Берлускони.

Ничем не приметный трехэтажный особняк из коричневого камня в тени больших тополей. Каменные стены ограждают часть виллы от любопытных глаз. За коваными воротами стоят два “Мерседеса”.

“Штормов здесь не бывает — скалы надежно защищают бухту от непогоды, — рассказывает гид, — а вода здесь такая прозрачная и теплая, что из соседних городов приезжают купаться, хотя пляж каменистый. Не зря хозяин виллы не хочет ее продавать, так что самому богатому человеку Италии приходится ее арендовать. Кстати, цены на виллы здесь не афишируются, все торги закрытые. Но спрос на частную собственность в этом местечке так велик, что в очередь записываются за 30 лет вперед!”

Следующей точкой нашего путешествия стал городок Рапалло — туристический центр побережья Леванте, расположенный внутри Тугулийского залива. Рапалло можно назвать городом Карлсонов, потому что местные жители любят большую часть времени проводить на крышах своих домов.

— Все, кто имеет квартиру на последнем этаже, владеют и крышами, на них устраивают террасы, днем там загорают, а вечером пьют кофе. Даже в гости друг к другу ходят по крышам...

Первый и последний дни путешествия я провела в Генуе, на родине Колумба и Паганини, в самом большом и красивом портовом городе Италии. Когда-то Генуя была одной из богатейших в мире морских республик. А в этом году ее назвали культурной столицей Европы.

Построенный известнейшим архитектором Ренцо Пьяно порт стал визитной карточкой Генуи. Сверкающая вечерней иллюминацией набережная с пальмами и прозрачным подъемником в центре, с которого можно осмотреть грандиозное сооружение модного зодчего — белые стрелы, расходящиеся в разные стороны прямо из воды и символизирующие портовые краны, прозрачный шар с кораблями внутри, установленный прямо на водной глади.

Солнце медленно опускается за красные от заката силуэты домов района Сан-Бениньо. И я понимаю, почему Рубенс, проживший здесь 10 лет, просил: “Похороните меня в Генуе, я хочу провести вечность на этой земле”.


Благодарим Департамент по туризму г. Генуи, Министерство по туризму г. Москвы и лично господина Чезаре Торре и госпожу Симонетту Риччи за помощь в подготовке материала.





Партнеры