Иногда— можно, иногда—нужно

28 июня 2004 в 00:00, просмотров: 331

Первый страх у большинства девочек появляется в пубертатный период: “Как бы не забеременеть”. Девочкам подробно объясняют со всяких плакатов про то, как этого можно избежать. Но как только девочки выходят замуж, страх меняется на противоположный: “А вдруг у меня не будет детей?”


Кто-то умудряется избавиться от этой фобии в первые же девять месяцев, кто-то — в первые пять лет супружеской жизни, а кто-то живет с этим страхом десятилетия. И тут к девочкам на помощь спешат доктора, о существовании которых они и не подозревали. Однако все они, девочки, когда бы им ни свалилось на голову счастье забеременеть, от страхов не избавляются. Наоборот, на смену одного-единственного и невинного страха не иметь потомства приходит целая армия — эта армия действует по принципу цепной реакции: один страх плавно перерастает в другой. И помочь девочкам не представляется никакой возможности — ну не приставишь же к каждой ненормальной мамаше пожизненно психиатра, психотерапевта, сексолога и психоаналитика? Так что девочки борются со своими страхами самостоятельно и поэтапно.

Первая фобийная ласточка, залетевшая в будущую родительскую жизнь, проявляет себя на кусочке бумажки двумя полосами. Но ни одна нормальная девочка поверить в кусок бумажки не в состоянии. При этом неверие прямо пропорционально количеству попыток забеременеть. Вместо того чтобы записаться к гинекологу, девочки начинают вести массовые консультации с бывалыми мамашами и приходят в Интернет. И выясняется, что “тесты врут”, что “это играют гормоны”, “моча была вечерняя, а не утренняя”, а сам тест “вообще просрочен”. И девочки берут самих себя измором: они не идут к врачу, а выжидают очередных месячных. Месячные не приходят, и вот только тогда начинается обзвон поликлиник.

Когда же прочувствована вся гамма ощущений от официальной констатации беременности и выпущены все слезы умиления на гинекологическом кресле, девочки ловят себя на мысли, что в любой момент может случиться выкидыш. Особенно опасным в этом смысле является первый триместр (первые 12 недель). Тут как раз и токсикоз наваливается, и головокружения, и гормональные взрывы, ну и остальное по мелочи. Девочки зажимают губы и мужаются, а некоторые пессимистки садятся и ждут выкидыша: женщина, у которой бушуют гормоны, способна прокручивать в голове самые невероятные фильмы по самым фантастическим сценариям. Дело усугубляется еще неким анализом на токсоплазмоз.

Анализ на эту паразитарную болячку лучше бы сделать еще до беременности, но кто ж держит это в голове? Потому начинается паника: котов раздают по знакомым, собак выгоняют на улицы, не пьют сырого молока, не обедают шашлыками и отказываются от овощей и фруктов, потому что токсоплазмоз можно запросто подцепить от плохо промытых плодоовощей. А иначе, если нет иммунитета к этой заразе, “ребенок может родиться уродом, дебилом и вообще с деформацией”. Начитавшись во время беременности про это дело в интернетном форуме-страшилке для немогущих получать наслаждения от беременности, то есть от немогущих жить без острых ощущений, я спросила у своего врача: “Доктор, а что мне делать с двумя котами? Я боюсь токсоплазмоза”. И доктор, привыкший к сумасшедшим беременным, как тяжелобольной объяснил: “Если боитесь, не нужно есть их какашки. А так — пусть живут”.

Когда же проходит первый страшный триместр и начинается самый легкий и безопасный второй, девочки облегченно вздыхают. Но тут же вспоминают, что “главное — дотянуть до семестра третьего, а там уже и недоношенного родить не страшно, медицина сегодня и не такие чудеса делает”. Страх девочек подпитывается многочисленными анализами, прислушиванием к организму, выжиданием первых толчков (“У меня уже целых 16 недель и три дня, а он не толкается!”), страшными рассказами беременных теток из “Мамы.ру” и чтением специализированной литературы.

Но и в третьем семестре нет покоя беременным. Они боятся, что не доходят до хотя бы 38 недель. К моменту схваток на 40-й неделе им видится, что они не разродятся. А если разродятся, то обязательно умрут, и некому будет воспитывать малыша. А после благополучных родов они в страхе ждут появления молока — то есть ждут его полного отсутствия.

А дальше страх сменяет страх с каждым днем, с каждым походом к педиатру. Не глухой ли ребенок? Не слепой ли? Правильно ли он развивается? Нет ли у него отклонений в голове? Нет? А тогда почему в три месяца у него не лезут зубы, в пять он еще не стоит, а в год не играет Шуберта? И даже если через неделю после собственного рождения младенец, наевшись грудного материнского молока, говорит домашним “спасибо”, а перед сном в качестве успокоительного читает вслух Пушкина, беспокойным матерям неймется. Их по-прежнему преследуют страхи. Не попадет ли ребенок под машину? Не свернет ли шею на качелях? Не будет ли обижен в яслях, в детском саду, а потом и в школе? Поступит ли он в институт? Как переживет первую любовь? Сложится ли у него личная жизнь?

И когда, в конце-то концов, появятся внуки?

ПОЛЕЗНЫЕ СОВЕТЫ

Можно ли победить страх? Иногда — можно, иногда — нужно. Как? Вот что говорят врачи:

• Главное — это информация, информация вовремя. Если вас мучают какие-то сомнения, немедленно проконсультируйтесь у специалиста. Если необходимо — сдайте анализы. Помните, что врачи — это ваши союзники и вовсе не вредители, а почва для страхов — незнание и отсутствие информации.

• В случае необоснованных страхов, которые так и не хотят отступать, продумайте на холодную голову все возможные варианты последствий и как их можно избежать или скорректировать.

• Вы беременны? В таком случае не поленитесь посетить уроки для будущих родителей — они являются отличным средством против многих беременных фобий.

щИщите поддержку у мужа и собственной мамы. Иногда чересчур нервной, впечатлительной матери помогают спокойный тон и простые слова “Все будет хорошо”.

• Отвлекайтесь от дурных мыслей. И от дурной пугающей литературы.

• Держите ситуацию под контролем. Боитесь, что ребенок мало ест и поэтому непременно заболеет? Кормите его сами, а не доверяйте этот процесс няне. Так и вам будет спокойнее, и малыш не будет плакать, чувствуя нервное состояние мамы.

• Всегда проговаривайте с ребенком (пусть даже пятилетним) те ситуации, в которых вы не хотите видеть родное дитятко. Запрет подходить к чужому дяде или не есть килограммами шоколад спровоцирует только обратную реакцию. Все, что вам нужно, — найти подходящую интонацию и слова.



    Партнеры