Как мы брали Ле Mан

28 июня 2004 в 00:00, просмотров: 195

А все-таки нам нужно было попасть туда! Потому что именно Ле Ман, что находится в 230 километрах к югу от Парижа, принято считать проверкой на умение гоняться. Кстати, и Михаэлю Шумахеру не удалось покорить 24-часовую гонку. Наши пилоты — Алексей Васильев и Николай Фоменко — оказались там первыми из россиян.


“Проклятое место”, — отреагировали мы коллективно, пытаясь разыскать автодром. Путь из Парижа вместо двух прогнозируемых часов занял все шесть. Ошиблись — сами виноваты. Впрочем, город Ле Ман, расположенный в долине реки Луары, строился с единственной целью — чтобы его не нашли. По счастью, автор этих строк неплохо владеет языком Рабле и Мопассана... Опросив порядка 20 сотрудников полиции, трассу я разыскал...

В боксах команды “Yukos-Freisinger” — муравейник. До гонки четыре часа. Единственный из тех, кто еще согласен на разговор, это Николай Фоменко. Профессия обязывает.

— Знаю, что вы с этой трассой практически незнакомы... Тем не менее ее боготворите.

— Ле Ман — это настоящая проверка. Мы не стремимся к победе в общем зачете, но вот в классе NGT — это вполне возможно.

— Как надо ехать в этой гонке?

— Главное — не гнать. Лучше выдерживать определенный ритм, что мне в принципе удается. Но мне тяжело. Я люблю пилотировать машину ночью, но не перед рассветом. Самое страшное время...

— Вы первые русские на этой великой гонке. Что от вас требуется?

— Автодромы, рассчитанные на “Формулу-1”, гораздо легче. А здесь — длинные прямые, на которых организм просто отказывает. Трясутся руки, болит тело. Ведь круг составляет 14 километров!

...Первых русских признали и полюбили. Сам был свидетелем: открытки с портретами русских гонщиков и прочую рекламную продукцию у нас выпрашивали чуть ли не на коленях. Свою мне пришлось отдать — уж больно трогательно выпрашивали.

А потом была гонка. Ребята меняли друг друга каждый час, машина вела себя отлично, а вот на пятом часу мероприятия ошибся третий пилот команды Роберт Нирн. “Рано открылся в повороте, — констатировал Николай Фоменко, — вылетел в отбойник и разбил автомобиль... Впрочем, опыта на Ле Мане мы набрались немало. Мы выиграем эту гонку — не через год, так через два”.

Николай свое слово держит. Помните, как потешались над экс-секретовцем четыре года назад, когда он совместно с выпускником МАДИ Лешей Васильевым уехал отстаивать честь русских пилотов в Европе? Скептики были посрамлены. “Беспечные ездоки” уже давно выходят на подиум. Просто Ле Ман — это Мекка автоспорта. И то, что наши ее не взяли с первого раза, им прощается.

После вылета машины с трассы мы совместно с Николаем смотрели матч сборной России по футболу.

— Есть умение, но нет подхода, — отреагировал Фоменко. — И вообще, люди, которые в камеру не стесняются говорить “х... вам!”, на победу могут не рассчитывать. Я не о том, что наша страна не рождает спортсменов! Просто поймите вы наконец, что если приехать сюда с огромными бабками, вас будут попросту использовать. Нужен авторитет. Я человек уже не очень молодой для автоспорта, но свое дело продолжу. У меня есть на примете человек — наш соотечественник, который вполне способен надрать задницу Хуану Пабло Монтойе.

— Вы верите, что русский способен дебютировать в “Формуле-1”?

— Я такому деятелю лично вручу медаль под названием “Встреча в горах с кретином”. Потому что детище Берни Экклстоуна — не более чем удачный шоу-проект. Будущее — совсем за другими гонками.




Партнеры