Путин спасает чужие лампасы

29 июня 2004 в 00:00, просмотров: 505

Все выходные дни в итоговых программах ТВ шла “большая стирка”. Контрразведчики и милиционеры, а также представляющие публично эти ведомства персонажи отмывались от событий в Ингушетии. Делали это более или менее ловко — все-таки принимали участие уже во множестве подобных пиар-акций. Но чем больше с экрана зачитывали заявления разных силовиков-генералов, тем больше оскомина оставалась. Потому что вот так спасать свои лампасы на костях очередной сотни трупов — просто нельзя.


То, что произошло в Ингушетии, — это не просто провал. Это сверхпровал. О том, что отряды наркобаронов захватывают целые города, убивают полицейских, прокуроров, вообще кого захотят, а потом уходят без потерь, — мы читали в сводках из Колумбии и Перу. Теперь выяснилось: у нас дело поставлено не лучше. Наследники Андропова из целой дюжины служб и ведомств прошляпили не только планы боевиков. Они дали им собраться, на грузовиках заехать в республику, блокировать трассы, пограничные базы, здания РОВД. В течение нескольких часов они грузили захваченное со складов оружие на все те же грузовики и сумели вывезти его в неизвестном направлении. Где сейчас это оружие, когда и где оно заговорит — непонятно. По этому поводу чекисты хранят полное молчание, хотя, возможно, именно захват оружия был самой главной целью террористов.

Кто виноват? Если силовики не виноваты, если все начальники в погонах снова честно и образцово выполнили свой долг, то ответ на этот вопрос может быть только один. Виноват президент Путин. И виноват вовсе не тем, что не ведет переговоров с террористами. Он виноват тем, что из раза в раз прикрывает бездарных руководителей, которых сам и утвердил.

Во Владивостоке, где вооруженные силы под руководством лично министра обороны Иванова с блеском отражали заранее запланированные атаки условных террористов, Путин сразу после Ингушетии заявил несколько весьма любопытных вещей. Первое: то, что он увидел лично, расходится с тем, что ему докладывают. Второе: федеральные власти виноваты перед Ингушетией тем, что недостаточно были готовы защитить ее безопасность.

Если президенту докладывают нечто другое, чем есть на самом деле, — это должностное преступление. В пресс-службе Администрации Президента сформулировали максимально мягко: “Это значит, что силовики не говорили главе государства всей правды”. То есть не сознательно вводили в заблуждение, беспокоясь за свое кресло и заработки, а не хотели тревожить Владимира Владимировича лишний раз.

Как теперь стало понятно миллионам телезрителей, слышавших синхрон Путина, на этот раз президент поймал виновных за руку. Но что дальше? Кто ответит за неправдивые доклады, а в итоге — за трупы? Полная тишина... После “Норд-Оста” никто на Лубянке не ответил за то, что Бараев и его люди с оружием проникли в Москву. Зато десятки людей получили ордена, медали и даже звезды героев по закрытым спискам сразу после завершения операции. В случае с Ингушетией нет даже видимости успеха. Прикрыться нечем. И поэтому хотелось бы узнать, будет ли хотя бы кто-нибудь из ответственных лиц наказан. Причем желательно узнать это все-таки по открытым данным.

Также хотелось бы понять: кто эти аморфные и анонимные “федеральные власти”, не обеспечившие безопасность? И найти ответы на эти вопросы надо вовсе не для того, чтобы всего лишь найти козла отпущения.

Ни для кого не секрет, что силовики, особенно чекисты, нынче переживают пору социального и общественного реванша. И им позволено много — даже слишком много. Нет, пожалуй, ни одного “хозяйственного спора”, политического решения, где бы так или иначе их интересы не маячили бы на заднем плане.

При этом, что бы ни происходило, Путин никого из них не снимает и не наказывает. С Лубянки убрали только заместителя Патрушева по экономическим вопросам генерал-полковника Заостровцева. Его фамилия фигурировала в печати столько раз и по таким скандальным поводам, что перед выборами держать его просто было неудобно. Причем убрали его не на свалку и даже не директором мебельных центров. Его сделали вице-президентом крупнейшего госбанка.

Но подобная безнаказанность, игра в одни ворота, не может не приводить к безответственности. Зная: что бы ни случилось — с него не спросят, любой госслужащий с большим усердием будет решать личные вопросы, чем должностные. Тем более — чиновник в погонах, имеющий все необходимые рычаги для решения своих вопросов. Безответственность служб безопасности всегда заканчивается одним — кровью. Покрывая подчиненных, Путин тем самым берет вину на себя.


Вчера в Госдуме прошло закрытое заседание Комитета по безопасности, посвященное событиям в Ингушетии. По информации “МК”, в нем участвовали замдиректора ФСБ Вячеслав Ушаков, замминистра внутренних дел Александр Чекалин, министр юстиции Юрий Чайка и замначальника Главного оперативного управления Генштаба. Представитель ФСБ сообщил, что его ведомство получило известие о том, что боевики готовят массированный удар по Назрани и Карабулаку, аж за 10 дней до событий 22 июня. 14 июня она была официально передана из ФСБ, а 19-го числа прошло “совещание о повышении бдительности”. Депутат же из Ингушетии рассказал, что накануне налета “таксисты в Магасе говорили: ехать в Назрань не надо, потому что туда придут боевики”. Как при всем этом акция боевиков прошла по плану — на заседании, естественно, выяснить не смогли...




    Партнеры