Наши в Абу-Грейб

29 июня 2004 в 00:00, просмотров: 373

До сих пор рассказы о пытках в иракской тюрьме Абу-Грейб казались “их проблемой”. Но, как выяснилось на прошлой неделе, в жуткий застенок попали и наши ближайшие соседи — украинцы. Двое старших офицеров танкера “Навстар-1” получили в Ираке 7 лет лишения свободы и штраф в миллион двести тысяч долларов США за нефтяную контрабанду.

Собкору “МК” удалось узнать подробности того, что происходило с моряками в Абу-Грейб.

15 мая капитан Николай Мазуренко и старший помощник капитана Иван Сощенко были депортированы на Украину, где должны “досиживать” срок. С ними в Лукьяновской тюрьме Киева пообщалась омбудсмен Нина Карпачева. Из ее уст я в подробностях узнал о нравах, царящих в тюрьме, чье название в последнее время стало не менее известным, чем концлагерь Дахау...

В комплекс Абу-Грейб входят четыре концлагеря и три тюрьмы. Вновь прибывших заставляют раздеться донага и держат в таком виде до шести суток. Без сна.

Всех заключенных время от времени возили на допросы и для проведения следственных действий — в прокуратуру. Перед посадкой в машину каждого заковывали в тяжелые наручники, которые затем крепились к стенке автозака. На голову транспортируемым надевали мешок из плотной ткани без единой прорези. Дышать в нем было практически невозможно. Большинство по прибытии на место допроса уже были по этой причине без сознания. Заключенные гибли еще и от обстрелов дороги, по которой их везли. Им ведь пригнуться-то нельзя было, оковы мешали! Украинцам запомнился случай, когда один из зэков-иракцев попросту прогрыз свой мешок. Иначе задохнулся бы. Его потом за порчу тюремного имущества примерно наказали.

Еще одним излюбленным средством перевоспитания заключенных были систематические газовые атаки. Хорошо хоть газ закачивали в камеру не нервно-паралитический, а удушающий. Персонал тюрьмы особенно любил это делать в минуты, когда в камере (рассчитанной на 8 человек) кому-то из 24 заключенных от 70-градусной жары становилось плохо и он подходил к малюсенькому окошечку глотнуть воздуха. Следовала команда отойти от окошка. И тут же, не дожидаясь реакции бедолаги, в камеру закачивали газ…

Еще одним средством перевоспитания было приковывание к решетке. Человеку, вовремя не подчинившемуся распоряжению надзирателя, предлагали подойти к решетчатой двери. И тотчас же на запястьях провинившегося защелкивались наручники, которые затем крепились на самой высокой стальной перекладине. Человек повисал на несколько часов, бывало, что и на всю ночь…

Мазуренко (за то, что задавал “неудобные вопросы”) дважды попадал в карцер. Когда очнулся от побоев, глазам своим не поверил: над ним висели… сосульки! А потом вдруг… холодную воду направили струей. Скорее всего, в том помещении раньше была автомойка с соответствующим набором приспособлений…

Что было в Абу-Грейб действительно неплохим, так это еда. Продукты все были вполне съедобными, свежими. Правда, подавались они даже не в мисках — просто высыпались на пол. И зэки соскребали куски порезанных овощей и рис с пола, слизывали, словно собаки.

Как удалось узнать Карпачевой, в корпусах Абу-Грейба помимо двоих украинских моряков были и другие граждане СНГ. В частности, двое российских бизнесменов. Однако их месяца через два таки удалось из этого ада вытащить; говорили, будто сам Владимир Путин согласовал освобождение узников с Бушем-младшим!

Еще был случай с эстонским студентом. Парня, вне всякого сомнения, долго бы истязали в мусульманской кутузке — если б не его земляки, проходящие службу в составе войск антисаддамовской коалиции. Однажды вечером к тюрьме подкатили несколько БТРов с опознавательными знаками коалиции. Из них высыпали до зубов вооруженные бойцы, а их командир заорал: “Есть здесь такой-то? Немедленно подготовьте его на выход: нам приказано доставить его на дознание!” Эстонца тут же вывели и передали военным; кто ж осмелится ослушаться американцев?!

Говорят, уже на следующие сутки парень приземлился в своем Таллине. Военный самолет встречала толпа восторженных соотечественников…

Украинских узников Абу-Грейб встретили не как героев. Прямо из аэропорта их в “воронке” доставили в Лукьяновскую тюрьму...

Кстати, только по официальным данным в Ираке уже погибли шестеро украинских военнослужащих, около 20 получили ранения, в том числе тяжелые. А за убитого более года назад в Багдаде украинского журналиста Тараса Процюка американцы, похоже, и не собираются платить компенсацию его семье.

Подозреваю, что свидетельства капитана и старпома с “Навстар-1” обречены на нелегкий путь к рядовым читателям на Украине. Потому что невыгодно признавать: мол, вляпались по колено с этим “миротворчеством” — а нас как до этого не считали за людей, так и до сей поры не считают.




Партнеры