Завари потихоньку калитку

30 июня 2004 в 00:00, просмотров: 220

Соседские склоки — дело обычное и страшное одновременно. Чтобы хоть как-то досадить сожителям, люди порой идут на самые безумные и садистские поступки. В Сходне, например, соседи умудрились приватизировать территорию вокруг дома и пускают своих сожителей исключительно по “входным билетам”.

Часть дома Комаровы два года назад получили в дар от своей родственницы. “Пусть какой-никакой, а дом, — решили на семейном совете, — до Москвы 20 минут, дети в приличной школе учиться будут...”

Переезд из Ставропольского края, несмотря на все сложности и перемены, напоминал Комаровым свет в конце тоннеля. Столица, знаете ли!

Уже в первый день новоселы познакомились со своими соседями — 78-летней бабой Ирой и семьей Дутловых. “Какие душевные люди, — делился Анатолий, глава семьи Комаровых, — переехать помогли, на чай вот звали...”

На первых порах и правда все шло гладко.

— А че это вы через мою калитку?! — теплым весенним вечером встретила Комаровых баба Ира.

— Да мы ведь... так... — потерялись Комаровы.

— Нечего! Ходют тут всякие! — смачно грохнув засовом, отрезала баба Ира.

Оставался единственный путь — огородами. Но до дома еще небольшой участок земли. А на него тут же предъявили права другие соседи. Так Комаровы узнали, что попали в окружение: вся земля на подходах к только что полученному дому оказалась во власти соседей.

— Но ведь был же общий проход, — злится Анатолий Комаров. — Как они умудрились его приватизировать?!

Первую ночь Комаровы с дочкой ночевали в машине...

Наутро отправились на переговоры к “душевным” соседям.

— Мы тут узнали, — постукивая костяшками по столу, начали соседи-оккупанты, — что дарственную вы оформили только на дом, а на землю документы не оформляли! Дом изолирован, прохода к нему нет. Так что без нашего согласия вы не могли этот дом получить!

— И что же нам теперь делать? — удивился Анатолий Комаров.

— Что хотите, то и делайте. Правда, если вы нас сильно попросите, мы можем вам предоставить нашу землю во временное пользование! Как метро!

И тут же Комаровы узнали цену. 600 рублей в месяц, по решению соседей, — это совсем не много. 10 рублей за проход — из расчета один раз в день туда и обратно.

И правда, чем они хуже метро?..

Даже правила такие же. Имущество хозяев не портить, матом не ругаться, в состоянии алкогольного опьянения не находиться, и работает переход только до 23.00.

Даже билеты обещают выдавать и отмечать: сколько раз вошли и сколько вышли...

Последней каплей для Комаровых стало то, что соседи потребовали выплатить им долг (мол, раньше ходили-то бесплатно!) в размере 7200 рублей за 11 месяцев проживания.

Бесконечные споры, ругань, приглашенный участковый и угрозы не принесли никаких результатов.

(Окончание. Начало на 7-й стр.)

Последним аргументом в споре стали рыжая собачка Жучка, которую определили как злую собаку и выпустили в огород. Если с людьми можно ругаться, то с собаками не поспоришь. Они кусаются...

С прежней хозяйкой квартиры у соседей — семьи Дутловых — был негласный уговор: им она должна была продать часть дома. Но договориться не удалось. Чиновники местной администрации в курсе, но изменить ничего не могут. Приватизация земли проходила еще до приезда Комаровых, документы в порядке.

— На плане раздела земельного участка на тот момент все собственники дома свои владения подтвердили, подписали своей рукой, что к площадям и границам земельных участков претензий не имеют. Все было сделано законно, — уверяет ведущий специалист администрации Сходни Игорь Ефимов.

Чтобы хоть как-то вникнуть в бредовую ситуацию, мы отправились в Сходню. С улицы — огромный забор и бессменная охранница Жучка. Дом, правда, оказался малюсеньким и действительно окруженным соседскими наделами. Очевидно, в плане участка место для “хождения всяких” не предусмотрели. А там, где проходила единственная тропинка, уютно расположилась новенькая “Газель”.

Стучаться в калитку бабы Иры пришлось долго. Минут через десять к калитке выползла бабуля, измученная радикулитом и, как мы решили, совестью. Она еле справилась с приступом кашля, чтобы вымолвить: “Идите на ...й”.

По крайней мере на “вы”... Дутловы оказались куда более многословны. Правда, печатных слов в монологе главы семьи было всего два: “Комаровы” и “участок”.

Летать семья Комаровых пока не умеет, а домой очень сильно хочет! Вот и пишет письма. Сначала строчили в местную администрацию, потом — губернатору, теперь вот президенту собираются... Мол, будьте так добры, господин Путин, если по закону попасть к себе домой мы не можем, научите хотя бы летать.




Партнеры