Член суда

5 июля 2004 в 00:00, просмотров: 196

Теракты и техногенные катастрофы в современном мире — это не только оборвавшиеся жизни. Это еще и удар по человеческой психике. Иногда — слишком сильный удар. Рассудок теряют не только уцелевшие жертвы, но и просто чересчур впечатлительные граждане.

Пожалуй, самый безобидный вид помешательства — сутяжничество. Как стало известно “МК”, сюда с иском к владельцам печально знаменитого “Трансвааль-парка” обратился 46-летний Александр Дроздов (фамилия изменена). Под развалинами аквапарка погибли бывшая жена и дочь истца, (на фото) но в суд он пришел по другому поводу. Гражданин утверждает, что вместе с родственниками утратил… способность заниматься сексом! За потерянное мужское достоинство москвич выставил счет в полтора миллиона долларов…

О смерти единственной дочери Юли и бывшей жены Светланы Александр узнал из газет. И тут же почувствовал, что уже никогда не будет полноценным мужчиной. Разумный человек, наверное, сразу же обратился бы к врачу, а вот Дроздов пришел в Лефортовский суд. Правда, в больницу он все же ходил: добывал доказательства для суда. По словам Александра, он получил справку о безвозвратной утрате половой потенции в результате сильнейшего стресса.

— Доктор сказал, что лечение не поможет, — убивается Александр. — Меня это не удивляет, ведь я пережил ужасную трагедию. Я очень любил жену и дочку, хотя мы не виделись несколько лет. Теперь вот и любовница меня бросила…

Невероятная в своем постоянстве любовь Александра к бывшей супруге, конечно, восхищает, но в то же время вызывает сомнения. С момента развода прошло уже 20 лет, и за эти годы они почти не виделись. Семья распалась, когда Юле было два годика. С дочерью отец тоже не общался и винит в этом тещу. Бабушка якобы сделала все возможное, чтобы оградить ребенка от встреч с непутевым папашей. Под непутевостью она понимала бесхарактерность и маленькую зарплату зятя, который был скромным служащим в НИИ (до сих пор Александр трудится в том же энергетическом институте инженером). У Светланы работа тоже была не денежная: школьная учительница. Но в беззаботные годы студенчества, когда Саша и Света познакомились, их не волновали финансовые трудности. Они были безумно влюблены и верили в счастливое будущее. Свадьбу сыграли скоро и по-студенчески весело. Мать Светы только охала: зорким глазом она сразу оценила жениха и окрестила его тюфяком. Но дочь не послушалась родительских наставлений и все равно выскочила замуж, потом родила дочь. А через два с небольшим года они разошлись.

Со вторым мужем Светлана жила, что называется, душа в душу. Юля считала воспитавшего ее отчима своим настоящим папой. Родного отца девочка не помнила и встреч с ним не искала. А когда Юле было десять лет, мама родила братика Антона. В этом году мальчику исполнилось 13. Юля повзрослела, закончила финансовую академию и устроилась агентом в страховую компанию. Она была честолюбива и стремилась к успеху, но все: мечты, планы, сама жизнь — рухнуло вместе с куполом аквапарка. Под руинами здания погибла вся счастливая семья. Светлана с мужем и дети покоятся в общей могиле на Бабушкинском кладбище. А Александр до сих пор обижается, что бывшая теща не пригласила его на похороны.

— Знаете, как я потрачу отсуженные деньги? — делится своими планами Александр Дроздов. — Куплю себе место на кладбище рядом с женой и дочерью. А остальные деньги пожертвую церкви, где служит священником мой брат. Между прочим, я требую такую сумму по совету хозяев аквапарка — ЗАО “Европейские технологии и сервис”. Я предупредил представителей фирмы, что подаю на них в суд, вот они и посоветовали просить 1,5 миллиона долларов…

На первое заседание суда ответчики не явились. Вероятно, поглумились над чудаком и забыли. Да и вряд ли у этого дела есть судебная перспектива. Расследование еще не закончено. Вся надежда — на экспертов, но они смогут что-нибудь прояснить не раньше чем через полгода. Трудно будет Александру доказать и то, что эрекция пропала именно из-за гибели родственников.

Кто-то, может, и посмеется над Александром Дроздовым. Но невольно задумываешься, что на самом деле жертв катастроф намного больше, чем сообщается в официальных сводках. В траурные списки вносят только погибших, а надо бы еще вписывать и имена обезумевших от горя родственников...


КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Комментирует психолог, кандидат психологических наук Татьяна ЖУРАВЕЛЬ:

— Очевидно, Александр страдает посттравматическим расстройством. Этому заболеванию подвержены чувствительные люди с неустойчивой психикой. Последнее время увеличилось число пациентов, которые так сильно сопереживают участникам трагедии, буквально впитывают все подробности, что начинают ощущать себя жертвами. Они верят в то, что сами пережили несчастье, и стараются убедить в этом других. Безусловно, развитию болезни способствуют телевидение и газеты, которые очень подробно рассказывают о катастрофах.




Партнеры