Рвачи-убийцы

5 июля 2004 в 00:00, просмотров: 770

Рядовой Александр Степкин умирал долго. Он всеми силами цеплялся за жизнь — пока его мать собирала по крохам деньги на операцию. Саша служил в Чечне и сильно простудился в горах. Потом осложнение. Врачи сказали: необходима операция по замене клапанов сердца. И эти самые клапаны непременно должны быть импортные. Каждый — по 1000 долларов. Армия за жизнь рядового платить не стала — “нету денег”, а мать собрать нужную сумму не успела...

В 2003 г. в России погиб 971 военнослужащий. Министр обороны Сергей Иванов, говоря о небоевых потерях, сказал, что “основными причинами гибели людей были суициды — 35%, нарушения требований безопасности — 23%, нарушения Правил дорожного движения и эксплуатации транспорта — 10%”.

В этом перечне не хватает еще одного показателя — процента погибших “по причине коррупции в Главном военно-медицинском управлении Минобороны”. В этот процент как раз попадает рядовой Степкин. И не он один.

Как разбазаривают бюджет чиновники Главного военно-медицинского управления — в сегодняшнем расследовании “МК”.

Бюджет у Минобороны, конечно, не ахти. А потому логично предположить, что каждую копеечку надо тратить с умом. Так поступает большая часть россиян: колбасу мы покупаем там, где она дешевле.

Этих житейских правил придерживается и Главное военно-медицинское управление Минобороны (ГВМУ). Оно объявляет конкурс среди фирм на поставку медоборудования и лекарств в армию и выбирает — кто предложит более дешевый, но качественный товар. Причем относительно участников конкурса есть жесткие правила. Первый пункт гласит: “Участником конкурса может быть только поставщик, имеющий производственные мощности, оборудование и трудовые ресурсы, необходимые для производства товаров”. Покупать у производителя — дешевле, и этим пунктом сразу отсекаются все перекупщики.

Казалось бы, все чинно-благородно. Но это только на бумаге.

В редакцию “МК” попали документы с результатами финансовой ревизии военно-медицинского ведомства за период с 1 января 2001 г. по 29 февраля 2004 г. В двух словах масштаб коррупции в ГВМУ можно охарактеризовать так: в Китае за такое ставят к стенке.


“Золотые” поставщики


Суть увода бюджетных средств очень проста. Когда ГВМУ объявляет конкурс на поставку медицинской продукции в армию, участвовать в тендере бросаются как самые именитые производители в медицине, так и фирмы-перекупщики. По закону спекулянтов вроде бы сразу требуется отсечь, но каким-то немыслимым образом за бортом оказываются как раз производители, способные торговать по самым низким ценам, но... не способные дать “откат” чиновникам. У перекупщиков все наоборот: цены на оборудование превышают все мыслимые рамки. С этого и выходит хороший навар для обеих сторон. Поэтому они-то и становятся “победителями”. Для видимости, правда, оставляют пару-другую производителей.

Что из этого выходит — считайте сами.

В 2002—2003 гг. ГВМУ провело 21 конкурс на поставку медицинской продукции в армию. В тендере участвовали такие именитые заводы, как ГК НПЦ им. Хруничева, ОАО “Ломо”, Тюменский завод медоборудования и др. Но выиграли конкурс посредники, предложившие товар по астрономическим ценам.

Армейской медицине, к примеру, жизненно необходим новейший и очень сложный прибор (название не берусь повторить), который используется для диагностики инфекционных заболеваний. Он очень дорогой даже у производителей — один комплект стоит 475 тыс. руб. Есть над чем задуматься. Но ГВМУ, не думая, решает купить шесть таких комплектов — вещь-то нужная! — но не у производителя (которого исключили из конкурса), а у фирмы-посредника “Техносервис НТП” по цене... почти в два раза выше! (893 тыс. руб. за штуку.)

Но и это еще не все. Когда доходит до дела, т.е. собственно до самой покупки, приборы сбываются в армию почему-то уже по 963 тыс. руб.

Путем несложных подсчетов выясняется, что в трубу с легкой руки чиновников вылетело 2,5 млн. казенных рублей! И это только по одному наименованию.

Тот же “Техносервис” продал военным медикам 30 комплектов реографов-полианализаторов по цене 266,5 тыс. руб. за штуку, хотя на заводе-изготовителе комплект стоит всего 160 тыс. руб.

Обычный рентгеновский аппарат, купленный у производителя, обошелся бы в два с лишним млн. руб., но армейские чиновники упорно закупают его у посредника — за четыре миллиона...

Всего же “Техносервис” получил от чиновничьих щедрот госзаказ аж на 527 млн. руб. Ревизоры не поленились и подсчитали, что от сотрудничества с этой фирмой армейский бюджет потерял свыше 55 миллионов рублей! Нетрудно предположить, в чьих карманах осели эти деньги.

Для сравнения скажу, что рядовому Александру Степкину, чтобы выжить, надо было не более 100 тысяч рублей — столько стоила замена клапанов сердца. На это денег в ГВМУ не нашлось.


Как украсть анализ мочи?


Ревизоры две недели искали пресловутое ООО “Техносервис”, чтобы получить объяснения от руководителей фирмы, поставлявшей, между прочим, не собачий корм на псарню, а дорогущее медицинское оборудование в наши войска. Но “по юридическому и почтовому адресам, указанным в госконтрактах, — говорится в акте ревизии, — организации не обнаружено, по телефону ООО “Техносервис НТП” находилась салон-парикмахерская...”.

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день. Такие, понимаешь, странные “поставщики его императорского двора”.

Ревизорам еще несказанно повезло: одного представителя из “Техносервиса” они всеми правдами и неправдами все же разыскали. Тот же, получив запрос из Главной военной прокуратуры с требованием о представлении бухгалтерских и других документов, на связь с проверяющими больше так и не вышел.

Такая же история произошла и с другим крупным “компаньоном” Главного военно-медицинского управления — фирмой “ВМ-Компания”. В числе прочего она перепродала военному ведомству 9 операционных микроскопов: купила их за 3,5 млн. руб., а сбагрила аж за 7 миллионов!

Госзаказ “ВМ-Компании” составил 333,3 млн. руб., а “навар” — почти 48 миллионов рублей...

В акте ревизии упоминается еще с десяток фирм, гордо именующихся “поставщиками Главного военно-медицинского управления Минобороны”. Многих ревизоры так и не смогли найти.

Доходило до смешного. Финансисты, к примеру, после долгих поисков разыскали директрису ООО “Вестрейд”, некую г-жу Кузькину: ее фамилия с подписью значилась в государственных контрактах. Так эта дама даже отказалась предъявить документы, попеняв на то, что у нее их нет. Более того — и подпись в контракте оказалась не ее... А между тем ООО “Вестрейд” увело из казны 7,6 млн. рублей, подкинув военному ведомству помимо прочего 30 анализаторов мочи по 255 тыс. руб. каждый (у производителя прибор стоит всего 75 тыс. руб.)...


“Возможности бюджета ограниченны”


Ведущие российские производители медицинской продукции неоднократно жаловались на беспредел, творимый руководством ГВМУ, но эти “вопли вопиющих в пустыне” заглушаются в недрах тыла Вооруженных сил РФ, которому непосредственно подчиняются медики.

А ведь еще год назад “МК” писал о том, что в Главном военно-медицинском управлении чиновники без устали разбазаривают казну. Тогда Счетная палата обнаружила, что с легкой руки медицинских руководителей из госказны ушло на ветер (читай: украли) аж 393,4 млн. руб. Главная военная прокуратура даже возбудила уголовное дело. Ходили слухи, что со дня на день начальнику армейского медицинского ведомства генералу Ивану Чижу предъявят обвинение. Но все сошло на нет.

Уголовное дело, правда, в ГВП еще расследуется. Однако без особого энтузиазма.

При подготовке этого материала меня угораздило отыскать в Интернете сайт Главного военно-медицинского управления Минобороны и ознакомиться с тезисами о военной медицине, автором которых значится сам генерал-полковник медицинской службы Иван Чиж.

В свете вышесказанного заявления генерала можно понимать двояко.

“Качество медицинской помощи во многом связано с решением проблемы лекарственного обеспечения. Это сложная задача... Возможности бюджета ограничены... К тому же наблюдается постоянный рост цен на лекарственную продукцию... Бюджет этого года позволяет предпринять ряд мер по улучшению лекарственного обеспечения... Система отбора наиболее эффективных лекарств не только сокращает расходы на их приобретение, но и оптимизирует лекарственную терапию”.

Жалко, что у Татьяны Викторовны Степкиной скорее всего нет доступа во Всемирную Паутину, иначе она открыла бы для себя много нового.

“...Военнослужащий в Чечне в течение часа получает врачебную помощь. В течение 30—40 минут его доставляют в военные госпитали в городах Владикавказе, Моздоке или Буйнакске, ему оказывают помощь, как в лучших российских военных госпиталях, с использованием самых современных технологий...”

По поводу военнослужащих в Чечне у матери погибшего солдата совсем другие данные.

Саша перед смертью рассказал ей, что, когда простудился, стоя на посту, в войсковой медсанчасти дали горсть таблеток и велели просто отлежаться в палатке. Он “отлеживался” четверо суток — по сути медленно умирал. Когда уже и до врачей дошло, что дело плохо, его отправили во Владикавказский госпиталь. Там-то и нашла его мать. И не могла сдержать слез: в скрюченном, согбенном старике едва узнавался сын, некогда широкоплечий 19-летний парень.

Военные медики развели руками: сделать ничего не можем. Операция — за свой счет.

“Каждый солдат и офицер, выполняющий свой воинский долг перед государством, должен быть уверен в том, что оно гарантирует ему и его семье оказание качественной медицинской помощи в военно-медицинских учреждениях, причем не только на службе, но и после увольнения в запас. Сегодня свыше 4,5 млн. гражданам (не считая военнослужащих) предоставлено законодательное право на медицинские услуги в военно-медицинских учреждениях...”

Интересно, входит ли в эти 4,5 миллиона Виктория Башкова из подмосковной Кубинки, которая обивала пороги войсковой части, где служил и погиб при исполнении задания ее муж-летчик? Виктория пыталась получить для двоих своих маленьких сыновей, оставшихся без отца, мизерную денежную компенсацию за неиспользованное санаторно-курортное лечение. Справедливости ей удалось добиться только через два года после гибели мужа — в суде.


Особенности внутренних органов


Кстати, к вопросу о военных санаториях. По данным начальника медслужбы ВВС генерал-майора Сергея Ромасюка, озвученным совсем недавно, среди отдыхающих в санаториях ВВС военные летчики составляют... пять процентов. Генерал сказал, что пользующиеся огромной популярностью “летные” санатории в основном заполняют “члены семей руководящего состава видов Вооруженных сил”, “их знакомые” и “нужные люди”. А 13 тысяч российских летчиков — в пролете.

Об этом в докладе начальника ГВМУ генерала Чижа нет ни слова. Как и о многом другом.

Например, о том, как в одном из госпиталей в Ленинградской области капитана-контрактника Вячеслава Темникова при переливании крови заразили ВИЧ-инфекцией и гепатитом С — просто потому, что кровь случайных доноров, солдат и офицеров, по-видимому, не проверялась.

Темников замучился искать правду: в военной прокуратуре ему отказали в возбуждении дела — потому, что “установить конкретный срок его инфицирования не представляется возможным”, а в Минобороны официально ответили, что “определяющим фактором случившегося” явились... особенности строения его “некоторых внутренних органов”.

В интервью журналистам Темников рассказал, что ему намекнули: мол, военное ведомство никогда не признает себя виновным просто потому, что он такой не один. Стоит создать прецедент — и военную медицину замучают судами. И дали потрясающий рецепт: “Да, — говорят, — допустим, мы тебя заразили. Но ведь ты же остался жив. Жив! А могло быть хуже... Иди в церковь, поставь свечку, помолись — тебе сразу станет легче...”

Когда вглядываешься в результаты проверок, представляется, что в Главном военно-медицинском управлении сидят не люди — в физическом смысле, — а некие бесформенные счетчики денежных банкнот. Страшно даже подумать, что в их руках находится жизнь и здоровье миллиона человек — солдат и офицеров...

Я не знаю, давали ли военно-медицинские чиновники клятву Гиппократа. Скорее всего они сами этого не помнят. Какой там, к черту, Гиппократ, когда речь идет о состоянии собственного кошелька... Тут уж не до профессиональной этики.

Деньги, конечно, не пахнут. И воруют тоже везде. Но только в главном военно-медицинском ведомстве каждая украденная купюра помечена солдатской кровью.




Партнеры