Шамиль Тарпищев: Мыскина не ревнует

6 июля 2004 в 00:00, просмотров: 360

— Спасибо, что хоть не в 6 утра звонишь! — пожалуй, Шамиль Анвярович Тарпищев — единственный в мире спортивный босс, который может с юмором в такое время суток на журналистов реагировать. Вчера он прилетел в Буэнос-Айрес вместе с Настей Мыскиной, Леной Дементьевой и Надей Петровой — готовиться к предстоящему матчу Кубка Федерации-2004 с аргентинками.


Первое, что сказал Тарпищев: “Серена жутко боялась Маши. Шарапова ее психологически задавила!”

— На ваш взгляд, можно считать Шарапову российской теннисисткой?

— 10 лет назад у папы Маши Шараповой совершенно не было денег. И как ты себе представляешь, чтобы он действительно уехал в Америку с 700 долларами в кармане?! — логичный, не правда ли, вопрос задает капитан наших теннисных сборных Шамиль Тарпищев.

А из него еще один вытекает: откуда у Маши такой патриотизм, почему она так преданно выступает за Россию, из которой уехала в семилетнем возрасте?!

— На самом деле Юрий Шарапов просто не забыл, как мы тогда поддержали его — когда он приехал вместе с дочкой в Сочи. Тренировалась она тогда у нашего тренера Юрия Васильевича Юткина. Так вот Юткин пришел однажды к нам в федерацию и говорит: “Надо этой девочке помочь уехать. Она очень талантлива. Отец хочет увезти ее в Америку, показать в академии Боллетьери, а денег у семьи нет”. И мы тогда решили эту проблему. Свели Юрия с кем надо, и он сумел уехать. Нашей помощи он не забыл, поэтому и относится так хорошо к России. А знаешь, я ведь на нынешнем Уимблдоне до конца полуфиналов был. Потом надо было улетать в Аргентину. Я очень хотел поменять билеты — чтобы посмотреть финал, — но авиакомпания отказалась. Но Машу все равно успел поздравить. Перед моим отъездом они с папой как раз собирались обедать, но, когда узнали, что улетаю, побросали тарелки и еду, сразу пришли общаться — такие счастливые. А я их сразу по телефону с Ельциным и с Лужковым связал. Лужков сразу Машу в Москву пригласил. Она обрадовалась очень. Только вот технически это сложно — сплошные турниры ведь предстоят.

— А как же все-таки с Олимпиадой? Наши болельщики так переживают, считают, что это жутко несправедливо — такую девочку, победительницу Уимблдона, в команду не взять!

— Но это же по регламенту невозможно. Конечно, я буду говорить с президентом международной федерацией Риччи Битти. Но заранее знаю, что он мне ответит. Есть ведь другие страны, которые вовсе не хотят против Шараповой играть. Зарубежные теннисные федерации попросту съедят его, если он уступит моему ходатайству. От России могут ехать только Мыскина, Дементьева, Петрова, Кузнецова и Лиховцева (в паре). Кстати, на следующий год, я уверен, Уимблдон выиграет Кузнецова. Она и в этом могла — но слишком устала после предыдущего турнира, за что ее, кстати, изрядно отругал...

— Шамиль Анвярович, а Настя Мыскина не ревновала к успеху Маши?

— У нас девочки добрые, дружные — даже Дэвенпорт недавно удивлялась, как они могут так ладить за пределами корта. А вообще это моя задача — никаких конфликтов во внутреннем лагере не допустить. И создать такую атмосферу в команде, чтобы всем там было интересно вместе играть и общаться. В этом и тренеров наших замечательных (плохих мы сроду не держали) огромная заслуга. Мы даже ужинать во время сборов и командных турниров всегда вместе — человек по 14 — ходим.

— А все-таки расскажите еще о Маше, что она вам лично после такой победы сказала?

— Да они с отцом вообще едва говорить могли. Сплошные эмоции. Ну представь: люди, совершенно обалдевшие от счастья...




Партнеры