Рейтинг июня

6 июля 2004 в 00:00, просмотров: 223

Убийство месяца

было совершено на Московском международном кинофестивале. Квентин Тарантино с группой товарищей предъявили российскому киносообществу хладный труп Билла.

Главный хулиган Голливуда Квентин Тарантино лично приехал в Москву для того, чтобы представить второй том дилогии “Убить Билла”, который стал фильмом открытия XXVI Московского международного кинофестиваля. Вместе с ним в столицу пожаловали исполнитель главной роли Дэвид Кэррадайн, продюсер Лоренс Бендер, а также глава киностудии MIRAMAX Харви Вайнштейн. Убийцы Билла прошлись по звездной дорожке и одарили своих поклонников голливудскими улыбками. Самым смелым даже достались автографы. Квентин — ну, вы его знаете — посетил могилу поэта Пастернака и местный “Макдоналдс”, после чего улетел обратно в Голливуд. По информации из достоверных источников, в один из московских фонтанов он невзначай бросил монетку. А значит — обязательно вернется.


Победа месяца

принесла за собой разочарование года. Три награды Московского кинофестиваля остались в России — Гран-при, приз за режиссерскую работу и приз за лучшее исполнение мужской роли получил фильм Дмитрия Месхиева “Свои”.

Большинство фильмов конкурсной программы ММКФ-2004 оказались неконкурентоспособными, и на их фоне подозрительно выигрышно смотрелись вполне посредственные российские картины. Да, на фестиваль наконец-то приехали звезды — Мерил Стрип, Изабель Аджани, Руперт Эверетт, Квентин Тарантино. Но ни один звездный фильм не пожелал участвовать в конкурсе. На подмогу не пришли даже “старики” — прошлые годы конкурс украшали имена Тавиани и Синдо. Обиднее всего то, что у Московского фестиваля, кажется, пропали амбиции, и вместо того, чтобы искать новые горизонты, он предпочитает уйти в “бухту Радости” — гулять на банкетах и с провинциальной нежностью охаживать великосветских гостей.


Экзотика месяца

— гастролировавшего на сцене Театра эстрады китайский цирк “Золотого льва”.

Старшее поколение еще помнит знаменитые аттракционы “обрусевших” китайцев, выступавших в советском цирке. Вероятно, нечто подобное и ожидали увидеть москвичи в программе “Львы, экзотика, Шаолинь”. На самом деле на афише впору было писать предупреждение: детям и слабонервным гражданам смотреть не рекомендуется! Потому что собственно цирковые номера программы — “акробатки с тарелочками”, “каучук с зажженными свечами”, “икарийские игры” — перемежались многочисленными выступлениями шаолиньских монахов, демонстрировавших свои достижения в древнем и грозном искусстве кунг-фу. Слава богу, что обошлось хоть без крови. “Железных” монахов и острыми пиками протыкали, и на мечи и гвозди укладывали, и палками били по всем обнаженным частям тела так, что от увесистых деревяшек только щепки летели! Одного парнишку “вздернули” за шею в петле, о бритую голову другого разбивали кирпичи и металлические палки.


Прорыв месяца

совершил Большой театр, представивший на Новой сцене премьеру оперы Вагнера “Летучий Голландец”.

Этой постановкой ГАБТ, к радости зрителей и критики, разрушил многие отрицательные стереотипы, которые сам же создавал в последние сезоны. Во-первых, театр замахнулся на Вагнера, которого опасался (и вполне обоснованно) многие годы. Замах удался: русский состав — Роман Муравицкий (Эрик), Максим Пастер (Рулевой) и особенно Александр Науменко (Даланд), которого постановщики не захотели сменить ни в одном из четырех премьерных спектаклей, не уступили своим немецким коллегам — Роберту Хэйлу (Голландец) и Анне-Катарине Бенке (Сента) — ни в вокале, ни в игре, ни даже в качестве немецкого языка. Во-вторых, динамичная постановка известного немецкого режиссера Петера Конвичного и художника Йоханнеса Лайакера при всей модерновости режиссерского решения не взламывает драматургию и образный строй вагнеровской оперы. То, что архаичные прялки во втором акте заменены на близкие современной публике тренажеры, — ход остроумный и обаятельный, от которого Вагнер не только не страдает, а даже выигрывает. Каждый персонаж с подачи Конвичного обрел яркую индивидуальность, далеко уйдя от оперных штампов. Пожалуй, со времен постановки “Любви к трем апельсинам” покойным Питером Устиновым Большой театр не знал подобной удачи.


Вампиры месяца

Ими стали Валерий Золотухин, Алексей Чадов и Илья Лагутенко — скромные представители Зла в фильме Тимура Бекмамбетова “Ночной дозор”.

Фильм закрытия Московского кинофестиваля скоро выходит в прокат, и москвичи наконец-то увидят, что на самом деле представляет из себя их родной город. Третий Рим на деле оказался ареной борьбы темных и светлых сил, а также их спецуполномоченных представителей — ночного и дневного дозоров. В фильме, поставленном по книге самого популярного российского фантаста Сергея Лукьяненко, равнообаятельны все: Гоша Куценко — в роли натренированного обольстителя и Владимир Меньшов — в пыльных рыцарских доспехах, Галина Тюнина — в шкуре полярной совы и Илья Лагутенко — в образе взбесившегося вампира, Жанна Фриске — поющая культовую песню “А я все летала”, и Валерий Золотухин — сверкающий золотыми зубами в мясной лавке.


Обновление месяца

претерпела по многим параметрам литературная премия Букера.

Во-первых, уже представлен новый председатель Букеровского комитета — британец Джордж Уолден. О нем известно, что он дипломат и писатель, хорошо говорит на русском, поскольку 40 лет назад был стажером МГУ, специалист по Гоголю. Председатель жюри у премии тоже новый — Владимир Войнович. В борьбе за звание лауреата и награду в 15 тысяч долларов участвуют 39 авторов! В основном это очень известные и прославленные писатели: Василий Аксенов со своими “Вольтерьянцами и вольтерьянками”, Леонид Бородин и его роман “Без выбора”, Юрий Буйда — “Кенигсберг”, Марина Вишневецкая — “Кощей и Ягда, или Небесные яблоки”, Александр Кабаков — “Все поправимо”, Юрий Мамлеев — “Мир и хохот”, Давид Маркиш — “Белый круг”, Людмила Улицкая — “Искренне ваш Шурик”, Дина Рубина — “Синдикат”. Людмила Петрушевская и Евгений Гришковец дебютируют в жанре романа. На членов жюри произвели впечатление сочинения новичков. Возможно, кто-то из них займет место в коротком списке из шести фамилий, которые объявят 2 октября. И еще одна новость от Букера — впервые объявлен студенческий Букер. Уже давно студенты РГГУ играют в Букера: они рецензируют романы соискателей премии. Лучшая рецензия и будет отмечена студенческим Букером.


Медитация месяца

В нее погрузилось одновременно более тысячи человек, забивших до отказа Московский дворец молодежи на концерте культового музыканта, величайшего из ныне живущих джазовых гитаристов современности Джона Маклафлина и его группы Remember Shakti.

Основоположник одного из самых значимых направлений современной музыки — джаз-рока — Джон Маклафлин посвятил себя в 70-е годы индийской философии, религии, культуре и музыке. От бенгальского гуру Шри Чинмоя он получил имя Махавишну, под которым записал немало дисков с музыкой, синтезирующей принципы построения и интонационный строй индийской раги с электронными звучаниями и стилистикой джаз-рока. 62-летний красавец в белых индийских одеждах вместе со своими поистине гениальными индийскими же музыкантами дал единственный концерт в Москве, который заставил публику ровно на два часа забыть о реальном времени и тем более о пространстве. Это был концерт, в котором музыка превратилась в священнодействие и после которого невозможны “бисы” — как невозможны они после завершения Мессы.


Памятник месяца

Российской интеллигенции поставили памятник. За что, собственно? Не они ли, интеллигентные с виду люди, свершали революции и устанавливали диктатуры? Сажали, расстреливали? Елена Боннэр, вдова академика Сахарова, так и сказала: “Сначала надо разобраться, что такое наша интеллигенция, а потом памятники ставить”. Но он, однако, уже стоит. В сквере у музея и общественного центра имени Андрея Сахарова.

Красивый — порхающий крылатый бронзовый Пегас возносится над ржавыми кольями груды искореженного железа. Метафора сильная. Даниэль Метлянский, который сделал памятник вместе с Галиной Шилиной, вынашивал идею давно: “Это метафора духовности, полета мысли, которому постоянно мешают темные силы. Не понимая, что Пегас — существо бестелесное. А вообще, мы с Галей хотели сделать памятник тем, кому, наверное, еще долго их не поставят — от Мандельштама до Набокова, от Мейерхольда до Любимова. Всем, кого притесняли”. Авторы делали памятник лично от себя, нашли спонсоров, а московские власти лишь выделили место установки и передали монумент на баланс музея Сахарова. Но представителей все же прислали. Председатель Московской думы Владимир Платонов пришел к выводу, что памятник может служить как назидание чиновникам. А депутат той же Думы Евгений Бунимович считает, что скульптура может стать хорошим способом проверки нашей интеллигенции на “вшивость”: “Каждый, кто решит, что этот памятник ему, тот на самом деле не интеллигент”. Впрочем, все присутствующие сошлись во мнении, что “Пегас пронзенный” — это олицетворение честности, порядочности и уважения человека к человеку.


Юбилей месяца

отметил мэтр отечественного танца Игорь Моисеев. 10 июня на сцене Большого театра состоялся вечер, посвященный 80-летию творческой деятельности Игоря Моисеева.

Имя Игоря Александровича, которому в январе исполнилось 98 лет, занесено в Книгу рекордов Гиннесса за творческое долголетие и за число поставленных произведений — около 300. В 1937 году Игорь Моисеев создал ансамбль народного танца. И с тех пор моисеевский коллектив становится самым популярным танцевальным коллективом как в СССР, так и за его пределами. И все годы, что существует ансамбль, Моисеев — его душа, энергия и творческая диктатура.



    Партнеры