Спецслужбы выявили сброд

7 июля 2004 в 00:00, просмотров: 440

Вчера президент Ингушетии Мурат Зязиков рассказал журналистам, как ликвидируются последствия “событий 22 июня” — так деликатно теперь принято называть варфоломеевскую ночь ужаса и позора, когда от рук неизвестных бандитов погибли почти сто человек — в основном милиционеров.

Первым делом Зязикову был задан самый животрепещущий вопрос: “Известно ли вам, кто были нападавшие и кто за ними стоял?”

— Расследование идет, — начал издалека президент Ингушетии. — Все, кто стоял за этими событиями, определены, и кое-какие конкретные знания уже есть.

Журналисты затаили дыхание. Сейчас наконец поднимется завеса тайны, и станет ясно, кто были эти звери в масках.

— За этими событиями стоит... — Зязиков сделал многозначительную паузу, — международный терроризм.

Зал выдохнул. Ну конечно, международный терроризм, кто же еще! Как хорошо наконец узнать правду и перестать блуждать в потемках!

— Есть силы в Москве, которые стояли за этим, — Мурат Магомедович продолжал раскрывать страшные секреты, — и из-за рубежа шла финансовая подпитка. А что касается непосредственно участников, то там есть все. Представители Ближнего Востока, Средней Азии, средней полосы России, Северного Кавказа, в том числе ингуши. В общем, интернациональный сброд.

Откуда этот сброд пришел в Ингушетию? От ответа на этот вопрос Зязиков уклонился, объяснив, что его “маршрут отслеживают правоохранительные органы”. То есть в этом вопросе, видимо, пока еще нет полной ясности. Неизвестно, откуда он пришел и куда ушел, но плохо даже не это, а то, что в правоохранительные органы республики поступала информация о готовящемся нападении, а мер все равно никаких не принималось.

— У меня не было такой информации, — объяснил Зязиков. — У кого была такая информация, кто ее должен был реализовывать — в это сейчас будет внесена ясность. Наказание силовиков, которые не доложили, я думаю, обязательно последует.

Под “силовиками” тактичный Зязиков, очевидно, подразумевал сотрудников ФСБ. У него с этими “силовиками” после нападения возникли определенные проблемы. По данным правозащитных организаций, они распространяют “чеченские” методы выявления бандитов на Ингушетию: приезжают люди в масках, хватают мужчин, увозят неизвестно куда, а потом родственники их найти не могут.

— Известно семь фактов пропажи людей на территории Ингушетии, — подтвердил Зязиков. — Они в розыске. Такая практика применяется в Чечне. Есть попытки перекинуть ее на Ингушетию, но мы с этим боремся. Ни одна машина со спецномерами не должна заходить в республику. Я с органами уже говорил на эту тему: мы никому не дадим нарушать закон — ни людям, ни группам, ни тем более организациям.

Мурат Магомедович опять не стал говорить, что “люди, группы и тем более организации” — это все та же Федеральная служба безопасности. Но все и так поняли, что международному терроризму в Ингушетии отныне поставлен надежный барьер.






Партнеры