Кому хочу — тому даю

7 июля 2004 в 00:00, просмотров: 265

У пенсионеров отнимают оставшиеся льготы (часть уже отнята). Стыдно смотреть, как они всполошились из-за несчастных грошей.

Им предлагают не конфискацию, а компенсацию — то есть полноценную замену (compensatio, лат. — уравнивать, возмещать). Из предлагаемых правительством сумм видно, что лекарства, транспорт стоят не так уж много. И из-за такой ерунды такой шум.

С другой стороны, если льготы действительно так дешевы — зачем их отнимать? Зачем доводить миллионы стариков до предынфарктного состояния?

А если отнимать — то у всех.

Есть многочисленная группа молодых, богатых, здоровых и крепких граждан, которые получают несравнимо большие льготы, чем старые и больные. И если уж отнимать льготы — то большие и у крепышей.

Но у них — не отнимают. Им добавляют. Интересно, откуда берется их добавка?

В первом письме к вам, Владимир Владимирович, мы обращали ваше внимание на разницу между пенсионером и министром (“МК” от 24.06.2004). Пенсионер получает сто долларов в месяц, министр — три тысячи. (Речь шла о том, что, когда состоится обещанное удвоение ВВП, пенсионер станет, видимо, получать двести долларов в месяц, а министр — шесть тысяч. В результате разница в уровне их жизни будет еще лучше.)

Вы не ответили, хотя писем пришло много. Но только одно было в защиту министров. Мол, журналист, как Шариков, считает деньги в чужом кармане, а на самом деле шесть тысяч долларов в месяц — не так уж и много.

Для министра действительно немного. Есть страны, где они получают больше, есть — где меньше. Но у нас, повторим, дело не в сумме, а в разнице между министром и пенсионером. В тридцать раз.

Деньги в кармане министра нам не чужие. Пока министр кладет в карман зарплату и законные (очень большие) прибавки — это деньги наши, из наших налогов. А когда он туда кладет взятку, то опять-таки это деньги наши. Ибо, чтобы дать взятку министру, бизнесмен поднимает цены (на хлеб, на бензин, на одежду, на лекарства) и все равно сдирает с нас все свои расходы. Да так, чтобы и чиновнику дать, и себе оставить.

Недавно высшим чиновникам многократно увеличили зарплату. Жаль, для красоты это не совместили по времени с отъемом льгот. У министра было около шестисот, а стало три тысячи долларов в месяц. Цель благородная. Мол, они начнут получать достойную плату за свой труд и перестанут брать взятки. Если это настоящая причина, тогда непонятно, зачем вам лично сильно повысили зарплату?

Уважаемый Владимир Владимирович, чтобы чиновники хорошо работали (имеется в виду для народа), у них должна быть совесть. Деньги у них и так есть, и мы это видим. А совести не видим. Неужели они пойдут и на новую зарплату купят совесть? Но ведь тогда им станет стыдно получать в сто раз больше ветерана войны. И они опять продадут ее, чтобы не мучиться.

А пенсионерам взяток никто не дает. Поэтому и нет смысла высокой пенсией защищать их от соблазна.

Льготы пенсионера: на автобус, на квартиру, на лекарства.

Льготы министра: машина, два-три шофера, бензин (его уходит много: утром надо приехать за министром, потом отвезти его куда-нибудь, вечером отвезти домой, потом гнать машину в гараж. Грубо говоря, если частник за день проезжает по маршруту “дом—работа” два раза, то служебная машина — четыре). А квартира...

Высокопоставленным чиновникам предоставляется служебное загородное жилье. Чиновник платит за него около ста долларов в месяц. Но бизнесменам такую квартиру Управление делами Президента РФ сдает по реальной цене: 5000 долларов в месяц. Таким образом, чиновник платит всего 2%; только квартирная льгота чиновника обходится государству в 4900 долларов в месяц (почти 150 тысяч рублей).

В нашей Конституции, уважаемый Владимир Владимирович, в статье 19, п. 2 сказано: “Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от... должностного положения”. Там еще перечислены пол, национальность, религия, но нас сейчас интересует только равенство прав независимо от должности.

Как по-вашему, Владимир Владимирович, соблюдается ли эта статья Конституции, гарантом которой вы являетесь по должностному положению?

Продолжая заглядывать в министерский карман, получим: зарплата — 3000, квартирная льгота — 4900, содержание Audi-A8 или Mercedes — 1000, зарплата водителей — 1500, мобильные телефоны в кармане, в машине...

Все перечислять — места не хватит. Но ясно, что такой господин обходится нам гораздо дороже десяти тысяч долларов в месяц. В сто, а то и в двести раз дороже пенсионера.

Похоже, чиновники не заработали эти деньги. Похоже, они сняли их со сберкнижки. Похоже, что через льготы молодым министрам возвращают сбережения наших бабушек. А бабушкам платят пенсию.

В двести раз — это слишком большая разница.

Это другая планета.

Эти люди не в состоянии понять, как живет народ. Они слышат об этом, иногда видят по телевизору, но не понимают.

* * *

Есть небольшая страна, чей ВВП мало отличается от нашего. В Швейцарии ничего нет. Там нет нефти, газа, золота, алмазов... По сравнению с нами, у них даже территории нет. И народу мало — всего 7 миллионов.

ВВП России — 240 миллиардов долларов, ВВП Швейцарии — 231 миллиард. По населению они в 20 раз меньше, а производят столько же. Работают много. Но живут дольше и умирают реже.

Доход на душу населения отличается сильно. У нас — 1440 долларов в год, у них — 38300.

Министр получает там 20000 долларов в месяц (президент — чуть-чуть больше, но президентский срок там — один год). Никаких льгот у министра нет.

Прожиточный минимум там — 2300 долларов в месяц на человека. И никто не живет ниже минимума. Если не хватает — государство доплачивает. Выходит, разница между пенсионером и министром у них максимум в девять раз, а не в сто, как у нас.

Учитель там получает 50000 долларов в год, профессор университета — 120000 в год, то есть в два раза меньше министра. А у нас — в тридцать раз меньше (если не считать министерских льгот).

И с пенсией там просто. Человек получает пенсию, равную 75 процентам последней зарплаты. Значит, пенсия учителя — 3000 долларов в месяц, а профессора — 7500.

Извините, если утомил вас цифрами. В следующий раз напишу о душе. Но уверяю вас: пожилые граждане в нашей стране последние месяцы непрерывно складывают, вычитают, делят и умножают. И получается у них плохо.





    Партнеры