В одинцове варят “мыло”

7 июля 2004 в 00:00, просмотров: 164

— Всем стоять! Руки на капот! Быстро!

К работникам ГИБДД, перекрывшим дорогу, подходит старушка: “Что случилось, милок? Бомба? Можно пройти?” — “Нет, бабушка, это не бомба, но и пройти нельзя, помешаешь”. На территории Одинцовского района снимается сериал о приключениях любительницы частного сыска Даши Васильевой. Мне удалось пробиться на съемочную площадку, чтобы увидеть своими глазами, как делается малобюджетное кино.

Отъезд от пансионата “Покровское”, где живет съемочная группа, назначен на 9 утра. Страшно боюсь опоздать, так как накануне два раза объездила окрестности Звенигорода в поисках кладбища, где работали киношники. Но вот все в сборе, отъезжаем, куда не знаю, а главное, не знает и половина народа. Поэтому пристраиваюсь вплотную к “гримвагену”, чтобы не потеряться.

Приезжаем в “Гарь Покровское” снимать тюрьму.

— Но где здесь тюрьма? Она ведь в Можайске! — я жительница района, и моему удивлению нет предела.

— Да наши ребята сейчас ворота военной части так снимут, что от настоящей зоны никто не отличит! — смеется надо мною помощник режиссера Аня.

В это время на воротах, замотанных колючей проволокой, появляется номер колонии: “74/5 кс”. Из части принесли форму для актера. Кино дело не быстрое, уже 11 часов, а до съемок эпизода еще далеко. Сижу, жду. Неожиданно нарисовывается второй режиссер Елена Несина:

— Девушка, вы нам не поможете?

По мнению съемочной группы, я похожа на актрису Ларису Удовиченко, а так как ее крупным планом в этом эпизоде снимать не должны, то в качестве дублерши кинозвезды я очень даже сойду.

По сценарию, Даша Васильева расследует пропажу своего знакомого Базиля Корзинкина, который подался в Россию за спрятанными сокровищами. Загримированная под жгучую брюнетку, она едет к начальнику тюрьмы. Возможно, там прячут Базиля.

И вот я, уже в черном, в ужасно колючем парике, опять сижу, жду начала. Дождь хлещет как из ведра. Но киношников это ничуть не смущает. Бегают, суетятся, таскают какие-то провода. Наконец меня впихивают в синий “Дашин” пиджак, и мы со злодейкой Лолой — актрисой Аленой Яковлевой, подкатываем к воротам тюрьмы. “Открывай, чурбан”, — приказывает она охраннику. В этот момент красавец “Ауди 6” с грохотом вкатывается в ворота. Алена забыла поставить автомобиль на ручник. Надо отдать должное ее самообладанию: “Ауди” она калечит свою собственную. Но, даже не осмотрев повреждения, начинает гнать новый дубль — работа прежде всего.

Вот, кажется, наконец-то все получилось! Радостно бегу в “гримваген”, снимаю парик, вытаскиваю из волос полтора десятка заколок и шпилек, довольная, выхожу. Гневный окрик второго режиссера: “Юля! Кто вам разрешил переодеться? Здесь не надо думать! Здесь надо спрашивать!”.

И все сначала: шпильки, парик, пиджак. Оказывается, одна эта сцена снимается с четырех разных ракурсов.

Время 13.20. Эпизод снят. Уже робко спрашиваю, могу ли я наконец-то снять эту мочалку с головы?

— Да, Юля. Спасибо. Все звездно!

Площадка быстро сворачивается. Переезжаем снимать в другое место.

Дорога на Захарово, 14 часов. Дождь сменился жарой, над головой палящее солнце, слева — ромашки и колокольчики, справа — полевая гвоздика. Среди этой идиллии пасутся лошадки с развевающимися на ветру хвостами.

— Природа здесь дивная, церкви красивые, — вздыхает только что прибывшая Лариса Удовиченко, пока ее гримируют. — Мы здесь живем почти два месяца.

— Лариса Ивановна, образ вашей героини, Даши, вам близок?

— С одной стороны, близок своей интеллигентностью, женственностью, мягкостью, одержимостью в борьбе за правду. С другой стороны — ужасно далек, потому что я бы не могла так отчаянно сражаться, вникать в разборки.

Лариса бесстрашно садится за руль “Опеля” режиссера Андрея Мармонова. Резво уходит от погони, но тут в машине заканчивается бензин. Лариса очень правдоподобно заставила “Опель” заглохнуть. Не удивительно, ведь она за рулем восемнадцать лет. Беглецы настигнуты, и вдруг появляется милиция. Роли милиционеров исполняют доблестные одинцовские гаишники. Съемочная группа переезжает на другое место.

“Натуры” в Одинцовском районе действительно много: закрытый поселок Голицыно-3, пансионат “Покровское”, звенигородская больница, почта, вокзал. На вокзале в Звенигороде снимали душераздирающий трюк — целый день давили электричкой женщину. Каскадерша ложилась на рельсы и с улыбкой вставала. Съемочная бригада трудилась до захода солнца.




Партнеры