Кровавыи Pичард в Kубе

8 июля 2004 в 00:00, просмотров: 516

Если верить классику, Ричард III был сухоруким и хромым, убогим карликом-горбуном с противоречивым характером. Литовский режиссер Альгирдас Латенас проторенных путей не ищет. В его представлении Ричард III — крепок и статен, эдакий команданте с замашками чилийского диктатора, апломбом Фиделя Кастро и революционной страстью Эрнесто Че Гевары. Камуфляж, богатая небритость — прообраз будущей бороды…


На основной сцене Театра Луны декораций — минимум. Стеклянным кубом огромных размеров предстает королевский двор. Створки куба открываются вовнутрь, “за стеклом” томятся новые жертвы Ричарда. Рядом с зеркальным миром скучились мешки с зерном. Кованая цепь, мрачно свисающая над сценой, как и скрученный канат, трансформирующийся в трон, — агрессивные символы монаршей власти. Единственный луч солнца в этом мраке — ядовито-желтая юбка королевы Елизаветы — Татьяны Солнцевой.

Спектакль получился очень зрелищным. Исходный минимализм декораций, так свойственный литовскому театру, диктует жесткие условия для актеров. Безумная королева-вдова Маргарита (Наталья Панова) расточает проклятья в адрес убийцы мужа прямо на крутящейся цепи. Сцена же убийства Кларенса не похожа на канонический вариант. У Латенаса брата тирана пристегивают к цепи вниз головой, а на плечи привязывают палку. Похоже на перевернутый крест — сатанинский символ мерно раскачивается как маятник. Убийца с ангелоподобным лицом (Петр Томашевский) энергично раскручивает электрофорную машинку — под ее треск и искры жизнь герцога заканчивается. Воинствующему злу сюжетной агрессии противопоставляется детская невинность. Под лирическую музыку Фаустаса Латенаса дети убиенного герцога — Анна Терехова вместе с Кириллом Канахиным — затевают наивную, почти звериную игру. Сын рычит, взвизгивает, бегает по сцене, девушка играет на дудочке и умильно подергивает ножками.

От участия звезд здесь намеренно отказались. Михаил Полосухин — герцог Глостер, впоследствии король Ричард III — актер с яркой индивидуальностью. Выразительные работы у Владимира Тягичева — преданного герцога Бэкингема, Владимира Майсурадзе — карикатурно-меланхоличного Эдварда IV и Владимира Лаптева — неподкупного лорда Гэстингса. Анна Терехова занята в трех ролях: неверная вдова — страстная Леди Анна, маленькая дочь герцога Кларенса и Фортуна. Последняя — метафорический персонаж, введенный в пьесу режиссером. В балетной пачке и на пуантах периодически пробегает, пританцовывая, по сцене. Правда, не сразу понимаешь: зачем? Погоня тирана за удачей — главная тема спектакля. Один бежит, другой догоняет.

В финале сраженного Ричарда, самозваного короля, корчащегося среди сценического дыма, духи-жертвы засыпают зерном. Его вздыбленная, взъерошенная тень, испещренная вспышками стробоскопов, проступает в беспощадном свете. Внутреннее уродство вывернулось наизнанку и стало реальностью. Тень тирана обретает свои подлинные черты — черты зверя. Теперь из динамо-машинки иссекает искры сама Фортуна. А кажется, совсем недавно эта эфемерная героиня вела его за собой и даже коротала время со своим земным любимцем в... жестяном гробу на колесиках. Вылезая, он недвусмысленно поправлял ширинку, она — съехавшую набок корону. Но, как известно, от любви и ненависти этой беспечной барышни никто не властен зарекаться.






Партнеры