Поступай не по-детски

8 июля 2004 в 00:00, просмотров: 405

“Ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад!” — признавался классик. Как показывает практика, навешать лапшу на уши абитуриентам тоже не трудно. Но причина — не в любви абитуриентов к самообману. Виновата их неопытность и коварство некоторых вузовских работников.


Театр начинается с вешалки. А вступительная кампания — с приема и оформления документов. И уже на этом этапе могут ущемлять права абитуриентов. Например, просят сдать деньги на подготовку документов. Берут где 50, а где и все 400 рублей с носа. Дескать, деньги нужны на зарплату помощникам, на бумагу, ручки, папки и т.д. Имейте в виду: государственным вузам выделяют средства на вступительную кампанию. Так что если в приемной комиссии госвуза вас встретят с протянутой рукой — дело явно не чисто.

Еще одно “кидалово” поджидает абитуриентов в самом начале их тернистого пути. Представьте: молодые люди сдали документы, даже поступили в вуз, отучились. А потом, к своему ужасу, выяснили, что их ждет не ценный диплом, а филькина грамота. В чем дело? Просто еще до подачи документов они не убедились, что кроме лицензии на право ведения образовательной деятельности у их альма-матер есть свидетельство о госаккредитации по выбранному направлению подготовки. Это свидетельство разрешает вузу выдавать документы государственного образца о высшем профобразовании. Не дали университету права готовить экономистов — значит, говорить о приеме на такое направление, мягко говоря, непорядочно. Но не все вузы следуют закону.

Иногда кажется: проще верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем иному балде стать студентом. Ан нет, глядишь — он и экзамены чудесным образом сдал, и студбилет получил. Просто в некоторых комиссиях попадаются “оборотни”, которые согласны хоть черта лысого зачислить, лишь бы деньги заплатил. Чтобы срезать абитуриентов-конкурентов, в ход идут разные уловки.

Аня поступала на факультет иностранных языков известного столичного вуза. Пришла узнать, как написала первый экзамен. И увидела, что ее баллы еле-еле тянут на школьную “тройку”. Сначала у Ани был шок. Потом она все-таки решила посмотреть, за что ей поставили “три”. “Если бы была “четверка”, — говорит Аня, — я бы, наверное, сразу ушла домой. Но на “тройку” я точно не могла написать. Я закончила школу с углубленным изучением английского. Целый год занималась с репетиторами!..” Когда Аня перевернула титульный лист — не поверила глазам. В заданиях действительно было много ошибок, исправленных красной ручкой, но... эту работу Аня не писала! Кто-то вложил в ее обложку чужие ответы. После перепалки с дамой из предметной комиссии Ане все-таки позволили перебрать работы остальных абитуриентов. И она нашла собственную. Без единой, заметьте, ошибки. И в обложке, подписанной той же рукой и теми же чернилами, что и подсунутые ей “труды”. Справедливость была восстановлена. А если бы от отчаяния абитуриентка уехала из вуза сразу?!

Еще один вариант выбить абитуриента из колеи — удар по психике. Света поступала на истфак и могла рассчитывать на твердую “четверку” за сочинение. Увидев на стенде с оценками “трояк”, Света сжалась, как испуганный зверек. По инерции она встала в очередь на просмотр работ, открыла сочинение. Перелистала до нужной страницы. И вдруг в ее глаза бросилась огромная красная изогнутая, как шея лебедя, цифра — два! Но ведь на стенде была “тройка”?! Все планы Светы о студенческой жизни летели в тартарары. “Не знает никого из героев романа... Тема абсолютно не раскрыта”, — вывела “беспристрастная” рука экзаменатора. И тут — как луч света в темном царстве — рецензия второго проверяющего: “Героев романа абитуриент, конечно, знает, но тема раскрыта недостаточно глубоко. Автор заслуживает оценки “три”. Вот так: за какую-то минуту человека столкнули в пропасть, подхватили и вновь вернули под ноги опору. “Три” для потрясенной Светы уже звучало как спасение, мысленно она благодарила спасителя-экзаменатора. И только спустя несколько дней Света осознала, что в ее сочинении не было отмечено ни одной ошибки... Подавать апелляцию было поздно.

На устных экзаменах экзаменаторы должны строго придерживаться рамок школьной программы. Но иногда они задают вопросы на засыпку. Если ответа абитуриент не знает, есть смысл попросить показать эти вопросы в программе экзамена или записать их на листе устного ответа. Тогда на апелляции будет на что ссылаться.

Кстати, с подачей апелляции тоже не всегда все гладко. Например, опытные абитуриенты одного крутого университета рассказывают: подавать апелляцию там разрешают после любого экзамена, кроме почему-то последнего. Запомните: абитуриента нельзя лишать права просмотреть свою работу и отстоять свои знания. Другое дело, что порядок проведения апелляции может немного отличаться в разных вузах. Всю информацию вывешивают на стенде.

Как правило, апелляцию по письменному экзамену принимают в течение часа после объявления оценок, по устному — в день проведения экзамена. На апелляции абитуриента нельзя засыпать новыми вопросами, чтобы проверить его знания. Рассматривают лишь то, что он написал на экзамене. Зато если найдут не замеченные ранее ошибки — оценку могут снизить. Как правило, на апелляцию допускают родителей или опекунов абитуриентов, которым нет восемнадцати.

И напоследок несколько советов. Подавать документы в вуз надо как можно раньше, чтобы успеть исправить возможные неточности при их оформлении. Отправляясь на экзамен, абитуриенту необходимо проверить, не забыл ли он взять экзаменационный лист и паспорт. Если абитуриент опоздал на экзамен из-за непредвиденных обстоятельств, следует немедленно обратиться в приемную комиссию вуза. Если работники приемной комиссии ведут себя вызывающе, попробуйте добиться справедливости у отвсекретаря, у зампредседателя, у председателя приемной комиссии (ректора). Если не поможет даже ректор, потребуйте, чтобы он зафиксировал свой отказ на бумаге, и обратитесь в Министерство образования и науки.




Партнеры