Журналистам показали ФАКК

9 июля 2004 в 00:00, просмотров: 213

Федеральное агентство по культуре и кинематографии (ФАКК) наконец явилось народу в лице журналистов. Битых полтора часа Михаил Швыдкой и два его зама (Александр Голутва и Владимир Малышев) пытались объяснить разницу между нынешним соколовским министерством и швыдковским агентством, которое ему подчиняется.


Михаил Ефимович начал с умных слов, но к концу свел все к анекдоту про дедку с бабкой, которые прожили долго и счастливо, потому что четко разделяли обязанности: дедка, полеживая на печке, думал о вьетнамской войне, а бабка — о семейном бюджете. Это во-первых.

А во-вторых, в слитом в одно министерстве произошло сокращение штата: Минкульт Соколова насчитывает 201 человека, агентство Швыдкого — 204. В-третьих, на федеральном бюджете и под покровительством Минкульта ныне состоят 206 объектов культуры по стране, но число их будет “оптимизироваться” (читай ниже). Но самое неприятное в том, что из Закона о бюджете убрана нормативная ставка расходов на культуру, которая никогда толком не выполнялась из-за различий между регионами (в Ингушетии тратится 3 “культурных” рубля на человека, в Москве — 2500, в Ханты-Мансийске — 4500). Каков бюджет на будущий год и как он образуется, господа не смогли внятно рассказать.

— Министерство вправе давать нам поручения по выполнению указов и распоряжений президента и правительства, — туманно сказал Швыдкой.

— В таком случае у министерства или у г-на Соколова может быть какая-либо своя инициатива? — переспросили его.

— Хочу сказать сразу: между агентством и министерством никакого антагонизма нет. Как только прояснился “контекст реформы”, у нас стали складываться рабочие отношения. Министр культуры сегодня — фигура абсолютно политическая. Агентство же оказывает услуги населению, чтобы люди искусства комфортно работали, понимали, что и зачем они делают... Мы — на земле, Минкульт — в небесах... Есть еще такая психология: чуть что — надо бежать к министру. А зачем? Конкретный человек должен понять, что за бюджетом для кино нужно приходить к Голутве, а для выставок — к Анне Колупаевой.

— А почему так затянулся процесс реорганизации?

— Сначала мы все немножко растерялись. Но когда стали понятны правила, мы перестали волноваться. Теперь у нас главная проблема — починить туалеты в этом здании, дезодорировать их, положить туалетную бумагу и... начать работу.

— Что такое “оптимизация числа объектов культуры”?

— Это осмысленное сохранение на федеральном бюджете только тех учреждений, которые являются системообразующими для российской культуры. Мне вообще кажется, что федеральный статус может приобретаться учреждением лишь на время. Скажем, консерватория, где бы она ни находилась, не может не быть федеральной: уровень образования там должен быть очень высоким. А вот некий Государственный балет России, который никто в глаза не видел, мы вычеркнули из федерального списка.

...Таким стало первое свидание с властью после ее “прихода в себя”. Из общения со Швыдким ясно улавливается им же пропагандируемый тезис о том, что “жизнь для всех стала жестче”.




Партнеры