Великая еврейская стена

10 июля 2004 в 00:00, просмотров: 165

Вчера в Гааге собрался Международный суд справедливости, чтобы после почти полугодовых споров решить: по закону ли Израиль возводит “стену безопасности” на Западном берегу реки Иордан. Вердикт суда: строительство незаконно. Впрочем, решение это носит характер рекомендательный, и вряд ли к нему прислушаются.


С тех пор как 16 июня в 2002 г. Израиль принял решение о строительстве стены, отделяющей собственно Израиль от мятежной палестинской автономии, много критических стрел было пущено в эту самую стену. Вплоть до того, что Тель-Авив даже пожурили с трибуны ООН. В итоге стену официально переименовали в “забор безопасности”, но строить продолжают.

Однако на днях вышел небольшой конфуз. Существование стены вдруг оказалось под вопросом. Правда, только на одном участке. Вмешался Верховный суд Израиля, удовлетворивший петицию — изменить границу заграждения на 30-километровом отрезке к северо-западу от Иерусалима. Возведение стены вызвало сразу две проблемы: одну политическую, вторую — социальную. План расположения забора изначально разрабатывали военные, руководствующиеся соображениями безопасности — как оградить население от терактов. При этом не всегда учитывалось, что “в результате строительства будут разделены семьи, люди лишатся возможности свободно ездить на работу, а дети — в школы”.

В судебные инстанции уже поступило более 20 петиций о линии прохождения стены. Пока удовлетворена только одна. Но инициаторы строительства считают, что издержки себя оправдывают: за всеми этими судебными исками и акциями осуждающих “забор” в любом его виде забывается мрачная статистика: с 2000 года от терактов, организованных боевиками, явившимися с территории автономии, погибло более 900 израильтян.

ЗАЧЕМ ИЗРАИЛЮ ОГРАДА?

С таким вопросом “МК” обратился к министру израильского правительства, известному политику Натану ЩАРАНСКОМУ.

— Цель — обеспечение безопасности граждан Израиля и предотвращение проникновения на нашу территорию террористов-смертников. Это не политическая акция, а военная, дополнительная к активным действиям. На тех участках, где забор уже возведен, количество терактов резко сократилось. Сектор Газа, например, уже окружен таким забором, поэтому большинство всех террористов-смертников проникли в Израиль не из Газы, а из Иудеи и Самарии. Я надеюсь, что до конца 2005 года строительство “забора” будет завершено.

— Почему же тогда это дорогостоящее сооружение вызвало в мире столько шума и критики в адрес Израиля?

— К сожалению, очень часто за критикой действий Израиля скрывается новый антисемитизм, который я бы назвал антиизраилизмом. Израиль вообще судят по иным меркам, чем другие страны. Например, конференция стран — участниц Женевской конвенции по военнопленным только один раз за 53 года своего существования осудила конкретную страну за отношение к пленным. И этой единственной страной оказался Израиль, а не Камбоджа, Югославия, Руанда или Судан. Комиссия ООН по правам человека посвящает 30% своих резолюций осуждению Израиля, в то время как многочисленные диктатуры и тирании, совершающие преступления против человечества, пользуются чуть ли не правом неприкосновенности.

— Существует ли альтернатива “стене безопасности”?

— Те, кто сегодня в автономии недоволен строительством “забора”, могли бы достаточно быстро остановить это строительство, начав борьбу с террором. Нужда в “заборе” отпадет, когда террор прекратится. Мир, к которому стремятся все без исключения израильтяне, — вот самая лучшая альтернатива “забору”. Но для мира, как и для борьбы с террористами, нужен партнер. А его у нас пока нет.






Партнеры