Соленые слезы сольцов

10 июля 2004 в 00:00, просмотров: 1537

В Новгородской области потерпел катастрофу самолет дальней авиации ВВС России “Ту-22М-3”, погибли все четыре члена экипажа: командир — майор Олег Тяпкин, помощник командира — капитан Илья Ловков, штурман — майор Николай Толстов и штурман-оператор — капитан Александр Иванов.

За сводками информагентств стоит огромная человеческая трагедия, которая произошла на глазах сослуживцев и жен погибших летчиков.

Каждый, кто бывал в авиационном полку, знает, что, когда идут ночные полеты, гарнизон не спит. Командиры руководят полетами, техники и инженеры готовят машины к вылету, а жены летчиков ждут, ждут, ждут... Вслушиваются в гул моторов и не ложатся спать до тех пор, пока не вернутся домой их мужья.

В ночь с 8 на 9 июля в гарнизоне поселка Сольцы Новгородской области из полета не вернулись четверо...

Самое страшное, что ночную трагедию в Сольцах люди могли наблюдать прямо из окна. Военный городок находится совсем рядом, в паре километров от аэродрома. Около полуночи послышался шум двигателей резко снижающегося самолета. Затем раздался хлопок, самолет загорелся и со взрывом врезался в землю прямо на шоссе у поселка, в нескольких километрах от взлетной полосы.

Поисковые работы начались сразу же. По расшифровке записей бортовых самописцев, найденных на месте катастрофы, была восстановлена предварительная картина трагедии.

Заканчивая ночной тренировочный полет, самолет заходил на посадку — выпустил шасси и включил фары. Но в 14 км от аэродрома его вдруг стало разворачивать, фары выключились, и он сорвался в неуправляемый крен. Руководитель полетами отдал приказ катапультироваться, но экипаж почему-то не выполнил приказа.

Как удалось узнать “МК” в главном штабе ВВС, приказ о катапультировании летчики получили, когда до посадочной полосы оставалось около 6 км. Это значит, что высота самолета в этот момент должна была быть примерно 250—300 метров от земли. Они до последнего боролись за спасение машины. Хотя установленные на “Ту-22М3” кресла позволяют покидать самолет даже с земли в случае аварийной посадки.

Недалеко от аэродрома находится поселок и военный городок Сольцы, и летчики могли посчитать, что неуправляемую машину бросать опасно, безопаснее попробовать все же посадить ее. Но до полосы они не дотянули. Очевидцы утверждают, что самолет загорелся и взорвался уже в воздухе.

В штабе дальней авиации “МК” рассказали, что в экипаже разбившегося самолета были высококлассные летчики. Командир — 46-летний майор Олег Тяпкин (имел налет 1500 часов). Штурман, 40-летний майор Николай Толстов, был заместителем командира эскадрильи по воспитательной работе. Они были самыми старшими в экипаже и начинали летать еще в 80-х годах, когда и топлива хватало, и полеты были регулярными. С ними в роковой полет отправились два молодых авиатора: 27-летний капитан Илья Ловков и 26-летний штурман-оператор капитан Александр Иванов. Все летчики были женаты. У майора Тяпкина остался сын — курсант Челябинского училища штурманов, у майора Толстова — 15-летний мальчик, у штурмана Иванова — дочурка, которой в августе должен исполниться год. Илья Ловков женился только недавно, и детей у него еще не было...

По словам сотрудников прокуратуры Ленинградского военного округа, работающих на месте катастрофы уже с 2 часов ночи, основные версии трагедии — отказ техники и человеческий фактор (ошибки экипажа).

И та, и другая версия, считают эксперты “МК”, безусловно, имеет под собой основания.

Во-первых, у “Ту-22” высокая посадочная скорость. От летчиков она требует максимальной слаженности действий. Любые самые мелкие ошибки управления уже приводили к авариям подобных самолетов во время приземления.

Во-вторых, в последнее время в военной авиации резко снизилось количество часов налета. В дальней авиации в 1994—1998 годах пилоты “Ту-22” имели в среднем по 30—50 часов (у летчиков США на стратегических бомбардировщиках — более 100 часов). Сейчас налет уменьшился в 2—3 раза. Поэтому авиаторы пытаются любой полет использовать для возможности обучения. На “Ту-22” основной режим захода на посадку — автоматический, но бывали случаи, что пилоты переходили на ручной режим управления, чтобы потренировать молодежь на приземление. Такое могло произойти и в этом случае.

“Ту-22” — это уже второй стратегический бомбардировщик, разбившийся в нынешнем году. Напомним, что в сентябре в Саратовской области потерпел катастрофу “Ту-160”, тогда тоже погибли четыре высококлассных летчика.

Оба самолета предназначены для доставки ядерного оружия на межконтинентальные расстояния — другими словами, это неотъемлемая часть нашего “ядерного кулака”, который считается важнейшей составляющей Вооруженных сил России.

Две катастрофы за один год дают основания предположить, что “ядерный кулак” начинает разжиматься.

Основные версии прокуратуры “МК” прокомментировал президент пилотажно-исследовательского центра Герой России Анатолий Квочур:

“Учтите, что к ночным полетам допускают не всех летчиков, а только имеющих соответствующую подготовку. А это были не молодые летчики! Да и где они у нас сейчас, молодые?

И потом, почему прокуратура рассматривает только две версии? Почему, когда еще ничего не известно, уже звучат заявления: признаков террористических действий нету. Кто это определил? Это формальный подход к расследованию. Сейчас версии могут быть какие угодно. Если, к примеру, у террористов есть планы по подрыву атомных станций, то почему нельзя предположить, что можно взорвать самолет — стратегический бомбардировщик? Прокуратура должна рассматривать все версии, а не выдвигать в первую очередь версию об ошибке пилотирования”.


Из досье “МК”

Дальний ракетоносец-бомбардировщик “Ту-22М3”:

— Боевой радиус действия — 2200 км.

— Максимальная скорость полета — 2000 км/ч.

— Комплекс вооружения включает: 10 управляемых крылатых ракет, бомб и авиамин — до 24 тонн. Может нести ядерное вооружение.

На вооружении ВВС России около 130 самолетов “Ту-22М”. И еще порядка 100 машин этого типа — в морской авиации.



Партнеры